Фото-охота на беркута

Фото-охота на беркута

Я часто наблюдаю высоко парящих в небе орлов-беркутов над сопками Кепервэнея и Кыргоная. Мне посчастливилось найти гнездо беркута и сфотографировать его, а затем все лето я делал снимки подрастающего птенца беркута. Так началось мое знакомство с великолепной и гордой птицей, находящейся под защитой государства и занесенной в Красную книгу.

Однажды, в начале нашего короткого чукотского лета, находясь в непродолжительном походе, я шел по южному склону хребта Кепервэней. Стояла теплая, солнечная погода. Весело пищали первые комары. Настроение было приподнятым.

Шло время бурного пробуждения природы от долгой зимней спячки. На ветках лиственницы начинали пробиваться нежно-зеленые иголочки хвои. Кое-где между деревьями оставались крупные и мелкие снежники. Первые цветы распускали свои бутоны. На прогреваемых склонах гольцов расцвели фиолетовые прострелы, среди невысокой травки белели цветы ветреницы, а кедровый стланик высоко поднял свои тяжелые ветви. Весело бежали ручейки от талой воды, мшистая тундра была насыщена влагой — впереди было время паводка. Стоял великолепный терпкий запах пробуждающейся лесотундры. А над ней разливались песни птиц.

Неожиданно над моей головой на бреющем полете по направлению моего движения пролетела крупная птица. Я последовал за ней. Через некоторое время впереди, между деревьями, я заметил довольно крупное гнездо, которое располагалось на вершине разлапистой и кряжистой лиственницы. Осторожно приблизился — никого живого. Гнездо располагалось на высоте примерно пяти-шести метров, в высоту оно было сантиметров восемьдесят, а в диаметре — до одного метра. Таких крупных гнезд на Чукотке мне встречать не приходилось. Сняв рюкзак и достав фотоаппарат, по толстым веткам я вскарабкался наверх и заглянул в гнездо сверху. На почти ровной поверхности гнезда, среди зеленых, свежесорванных верхушек кедрового стланика, лежало крупное яйцо с буро-розовыми крапинками. Сделав несколько снимков, я спустился вниз.

беркут

Вокруг лиственницы встречались крупные птичьи перья. Отойдя от гнезда, я спрятался под деревом среди кустов так, чтобы меня не было видно сверху. После долгого ожидания я увидел, как на ветку, что над гнездом, приземлилась крупная красивая птица — орел-беркут. Были видны мощные желтоватые лапы, обхватившие довольно толстую ветку. Крупный острый клюв был круто загнут вниз. Немигающий и хищный взгляд черных глаз вперился в мою сторону. С этого дня и началось мое знакомство с великолепной и гордой птицей, находящейся под защитой государства и занесенной в Красную книгу.

В течение лета, захватив палатку, спальник и фотоаппарат, я периодически наведывался к гнезду, встречаясь с птенцом глаза в глаза. Птенец рос быстро, превращаясь во взрослую, красивую птицу. Запомнился случай очередной встречи с ним. Примерно через месяц, во второй декаде июля, я, как всегда, пришел к нему в «гости». Поднявшись до гнезда, я увидел очень крупного птенца, покрытого густым пухом со слегка отросшими перьями на крыльях. Сильно заметны были желтые, непропорционально крупные лапы с уже длинными, острыми и прочными когтями. Крылья были слегка приподняты и распахнуты. На меня немигающе смотрели черные и злые глаза. Большой и острый клюв был широко раскрыт, птенец громко шипел, а с высунутого вперед узкого языка тонкой струйкой текла слюна. Птенец явно меня не боялся. Заложенные в нем инстинкты проявились во всей зловещей красе. Весь его грозный и неподдельный вид внушал серьезное опасение. Особенно останавливал этот злобный и ненавидящий взгляд со зловещим блеском его черных и бездонных глаз. Было ощущение, что он в любую секунду может кинуться прямо мне в лицо. Спешно сделав несколько снимков, я поторопился спуститься с дерева.

беркут

Последний раз я наблюдал птенца в начале августа. Он уже уверенно стоял на своих крепких лапах, периодически интенсивно и мощно махал крыльями, слегка приподнимаясь над гнездом, как бы пробуя плотность воздуха и крепость своих мышц. Звучным криком призывал он своих родителей. Те прилетали и приносили ему пищу в когтях или отрыгивали ее в гнездо. Он при этом начинал как-то заискивающе пригибаться, показывая своим поведением полную зависимость от авторитета родителя. Подниматься к гнезду я не пытался, так как опасался спугнуть его. Рано слетев с гнезда, он мог погибнуть от множества врагов, а, возможно, быть покинутым своими родителями.

беркут

Сейчас я не помню, когда птенец покинул свое гнездо. В начале осени, вернувшись, я обнаружил его пустым. На душе у меня стало немного грустно. Больше орлы в него не возвращались. Прошло несколько лет, и однажды, в начале лета, я обнаружил в этом гнезде снова одно птичье яйцо. Но это была уже кладка другой редкой хищной птицы — кречета.

Бывая в тех местах, я часто наблюдаю высоко парящих в небе орлов-беркутов над сопками Кепервэнея и Кыргоная. Возможно, это потомки моих старых знакомых наслаждаются свободой. Они имеют на это полное право. А наша человеческая задача — сделать все возможное, чтобы братья наши меньшие чувствовали себя спокойно и независимо на нашей уже тесной планете.

Юрий Пашков

Другие статьи на тему Ловчие птицы, Птицы: