Главная / Статьи / Ловля раков зимой

Ловля раков зимой

С первых дней июня вы можете купить свежих раков. Колхозники и рыболовы-спортсмены из рабочих вывозят их на тихорецкий базар мешками. Большущие раки, похожие на крабов, и совсем маленькие, величиной с таракана!

У колхозных рыболовов на возах громадные ивовые корзины с разными раками. Покупай, каких желаешь! Живых, зеленовато-черных, пахнущих тиной, или вареных – красных, вернее розовых, с белыми брюшками. Кубанского рака сколько ни вари, а он всегда белесый – такая уж порода!

Колхозники не ловят мелких раков, а если попадаются, выбрасывают обратно в воду. Живи, подрастай, набирайся весу!

Я и отец очень любим раков, и летом упрашиваем мать покупать их на базаре. Она всегда соглашается, но с одним условием.

– Куплю живых, а варить будете сами!

– Безусловно, живых, – отвечает отец,- мы как-нибудь сварим!

Вернувшись с работы, отец быстро раздевается, а я бегу за дровами и растопляю плиту, которая сложена на дворе. Переодевшись, отец берет таз с раками, накрывает его листом фанеры и идет на улицу к водопроводному крану. Он тщательно несколько раз моет раков, приговаривая:

– Чтоб ни пыли, ни грязи, ни тины!

Я в это время приношу большую кастрюлю, луковицы, укроп, несколько лавровых листочков, перец и соль. Налив в кастрюлю воды, ставлю на плиту. Отец чистит лук, нарезает укроп, потом все специи и соль ссыпает в кастрюлю. Как только вода забурлит, бросает в кипяток раков и долго их варит.

– Чем больше рак варится,- говорит он мне,- тем он вкуснее!

Потом на дворе, под тенью вишен, мы рассаживаемся всей семьей и с аппетитом едим раков. В кастрюле остаются красные панцыри, разбитые клешни да желтые спины с рачьими животами. Все это идет курам.

Мать говорит, что курам вареные раки очень полезны: куры лучше несутся.

Пиры с изобилием раков у нас бывают только летом. В степных озерах, которые питаются из речонок или подземных ключей, в это время хорошо ловятся раки в рачевни или бредни. Но для рыбака раки – бич! Забросит он насадку, глядит,- пошел поплавок в сторону, утонул. Рыбак вытаскивает леску, а на крючке: ни червяка, ни рыбки! Правда, бывает, попадается сам разбойник-рак. Рыбак тут же у живого рака отламывает хвост – раковую шейку, снимает панцырь, вскрывает клешни и нанизывает на крючки своих удочек. На эту превосходную насадку охотно идет крупный окунь, любит раковое мясо сазан, жадно хватают; его и щурята.

Пройдет лето, подуют ветры, забегают по степи жирные русаки, кубанские речки, пруды и озера покроются льдом – и конец, ловле раков!

Но, оказывается, не всегда так бывает, как заведено веками!:

Однажды в январе, когда в Тихорецке морозы дошли до 16°, к нам зашел пасечник Терновской.

– Був на рынке, шкуры волчиные здавал. Да думка пала, треба пошукать друзей. Вот что я кажу! Ракив ловить вам нетреба? Добрий рак нынче на Челбасе. Речка Челбас наша не величка, а рак дюже добрий!

– Вы шутите, Семен Трофимович,- удивился отец,- кто ловит раков зимой?

Пасечник улыбнулся в свои седые казацкие усы, опаленные табаком, и лукаво прищурил глаза.

– Я не шуткую, ни-ни. У меня и думки такой не было, шоб, вас в морозяку водой кропить. Крещение прошло. Я кажу другое. Ловить ракив из-пид льда треба. Гарная ловля, богацко ракив, добудете!

– Нужна какая-то снасть, а мы и летом раков не ловили…

– Це дило не большенькое. Треба тилько карзина добрая, одежа теплесенькая, да машина бегучая…- в глазах пасечника опять забегали лукавые огоньки.

Вижу, отец заколебался. А меня очень заинтересовала ловля, раков зимой. В жизни не слышал даже про это.

– Поедем,- пристал я к нему.- Смотри, день солнечный, у тебя свободное время, и Челбас рядом!

– Выдумали в мороз мокнуть,- вмешалась мать. – Ни, хозяюшка, никакой водице нема, тилько воздух на их чистейший буде! Якая же в морозяки злейшие вода? Замерзнут – до хаты добегут. Тебе треба подрубать дровец, ракив варить, як, твои хлопцы до дому прийдут.

Отец недоверчиво посмотрел на пасечника.

– Не врешь?

– И думки такой нет! А побачите ракив, добре слово Трофимычу кажите.

– Ладно, поверю,- и он подошел к телефону и позвонил своему приятелю-рыболову, у которого был свой "Москвич". Приятель долго расспрашивал о такой небывалой ловле, но ехать отказался, обещав выслать машину со знакомым шофером.

Мы стали одеваться. Мать вытащила валенки, полушубки, шапки-ушанки и кожаные на меху рукавицы. Я переглянулся с отцом, но делать нечего: пришлось молча подчиниться материнским капризам. И только успели мы надеть эти зимние доспехи, как за окном загудела машина. Отец схватил корзину – и на двор! Мать только успела сунуть мне узелок со снедью.

Через час мы были на берегу Челбаса. У берегов густо щетинились желто-бурые пеньки скошенных камышей. Ветер припорошил их снежком, и на светлом насте ярко отпечатывалась лента лисьих следов. Лиса осторожно прошла мимо камыша, покопалась под кустиками и направилась за Челбас к белевшим хатам степного хутора.

Отец наклонился над следом, внимательно осмотрел и заявил:

– Видишь, куда на охоту нужно съездить! Лис здесь, наверное, много. Зачем этой плутовке по льду гулять, когда сейчас в степи мышей хватает?

Он еще что-то хотел добавить, но нас нагнал пасечник. Он заходил к своему родственнику, в селение, что раскинулось вдоль Челбаса. Дав отцу палку метра два длиной с длинным гвоздем на конце, повернулся и стал пешней пробивать лед. Когда лунка была готова, Терновской обратился к отцу.

– Треба эту штуковину,- кивнул он на палку,- ткнуть до самого дна, и крути там, накручивай в едину сторону. Почуял, травы на гвоздь намотались, наибыстрейше тащи на лед. А потом шукай в травах ракив.

Отец с сомнением осмотрел конец палки, пощупал гвоздь, который был вбит поперек нижнего конца этого шестика и выдавался вперед сантиметров на десять.

– Що, железяку не бачил? – строго спросил пасечник, заметно раздражаясь.- Не бачил, так учись!

Он с сердцем вырвал из рук отца необычайное оружие, опустил до самого дна в прорубь и стал руками крутить палку в одну сторону.

– Ну и народ пошел, добре слова не мае,- ворчал пасечник.

Минуты через три он быстро вытянул палку, на конце которой завился большущий комок бурых отмерших водорослей, скинул на лед и, взглянув на меня, сказал:

– Шукай ракив!

Найдя маленькую палочку, я стал осторожно разбирать водоросли. Отец наклонился и вдруг радостно крикнул:

– Смотри рак, гляди, там второй!

– Ну сбрехал, чи ни тебе старый Трофимыч? – с улыбкой сказал пасечник, хлопнув отца по плечу.

– Я и не думал, что ты соврешь. Нет, но раз не видывал такой снасти, как же я мог ей ловить. Вот показал, спасибо тебе, теперь я сам возьмусь.

– Ну-ну! – усмехнулся новый учитель раковой ловли.

Отец взял пешню, пробил лунку и засунул палку с гвоздем. Он старательно накрутил на гвоздь новый комок водорослей, выбросил на лед и крикнул мне.

– Выбирай!

А дальше я уже не успевал за отцом складывать раков в корзину.

– Шукай, шукай, не оставляй лисам,- подгонял меня пасечник.

Тут я догадался, что лиса, наверное, по ночам подбирала не взятых рыбаками раков, поэтому и попала на лед Челбаса. Но неудачно: до нас в этом месте, видимо, еще никто не промышлял раков.

– Ей богу, не верил,- вскоре сказал отец, закуривая.- По совести говорю, не верил. Вот, черт побери, какая занятная ловля!

– Ты слухай, чего старшие скажут!

– Видишь послушал! – усмехнулся отец, рубя новую лунку.

Когда солнце пошло на закат, со степи поднялись стаи ворон и галок, стали шумно усаживаться на густые ветви кленов и белых акаций, разросшихся перед степным селением. Мы с трудом подняли полную корзину замерзших раков и двинулись к машине.

Вечером отец пригласил к себе своих приятелей-охотников и, угощая их свежими зимними раками, рассказывал, как их ловят.

– Русский человек до всего мастер,- сказал один из гостей.- Усмотрел кто-то, что рак зимой ползает под водорослями, понял, что добыть надо эту траву, с ней попадут и раки. Кажется просто, но ведь до этой простоты нужно дойти, понаблюдать, испытать орудия лова.

Н. Ловцов, М. Ройзман

Adblock
detector