Главная / Статьи / Первый учебник по подводной охоте – Марко Барди

Первый учебник по подводной охоте – Марко Барди

Первый учебник по подводной охоте - Марко Барди

Продолжаем знакомство с первым на русском языке учебником по подводной охоте  итальянского подводного охотника Марко Барди, являющегося, кроме того, лицом брендов O.M.E.R., Sporasub и One. Той самой книги, которая будет впервые представлена россиянам на фестивале дайвинга «Золотой дельфин» 18-21 февраля 2010 года в Гостином Дворе. На этот раз мы публикуем отрывок из раздела «Основы анатомии и человеческой физиологии».

Продолжаем знакомство с первым на русском языке учебником по подводной охоте  итальянского подводного охотника Марко Барди, являющегося, кроме того, лицом брендов O.M.E.R., Sporasub и One. Той самой книги, которая будет впервые представлена россиянам на фестивале дайвинга «Золотой дельфин» 18-21 февраля 2010 года в Гостином Дворе. На этот раз мы публикуем отрывок из раздела «Основы анатомии и человеческой физиологии».

Наборы инструментов подводного охотника от Марко Барди знают все подвохи, как и куканы от Марко Барди (которые лучше "виноградовских", но, все-таки, могли бы быть и еще лучше). Теперь у Вас есть возможность ознакомиться с первым настоящим учебником по подводной охоте на русском языке (все остальное я  (да и  остальные профессионалы) учебниками не считаю, это были только "записки ни о чем, и истории из жизни отдыхающих").

Часть 1 – Вы можете прочитать по данной ссылке.

Для начала предлагаем Вам небольшой видеофильм о профессиональной подводной охоте Spearfishing Hardcore. Однако, прошу обратить внимание, что охота с ружьями, работающими на пироприводе и на баллонах со сжатым воздухом (углекислотные ружья) – ЗАПРЕЩЕНА (как и охота с аквалангом). В данном фрагменте сняты профессиональные охотники, занимающиеся контрольными отстрелами в водах стран третьего мира.

Марко Барди. Учебник по подводной охоте Часть 2.

 Физиология дыхания
(отрывок из книги Марко Барди «Учебник подводной охоты на задержке дыхания»

Марко Барди

Дыхание состоит из двух фаз: вдох и выдох. Во время вдоха сокращаются мышцы диафрагмы и межреберные мышцы. Диафрагма прогибается вниз, надавливая на органы брюшной полости и увеличивая объем грудной клетки; в результате сокращения межреберных мышц раздвигаются ребра, способствуя еще большему расширению грудной полости. В обычных условиях давление внутри альвеол во время вдоха становится чуть меньше, чем атмосферное, примерно на -3 мм ртутного столба. Эта разница в давлении заставляет воздух поступать внутрь дыхательных путей, и таким образом уравновешивается. При выдохе происходит обратный процесс: давление в альвеолах увеличивается относительно атмосферного давления на +3 мм ртутного столба, что приводит к выходу содержащегося в них воздуха наружу.

Если на поверхности подводник выполняет произвольную гипервентиляцию, во время усиленного выдоха давление внутри альвеол может увеличиться до +100 мм ртутного столба, а при вдохе оно может упасть до –80 мм ртутного столба. Эти числа объясняют нам, почему вход и выход воздуха из легких напрямую зависит от соотношения показателей атмосферного давления и давления внутри альвеол. Так, например, когда атмосферное давление превышает альвеолярное, воздух будет переходить из области с большим давлением (внешняя) в область с меньшим давлением (альвеолы); и наоборот, если альвеолярное давление больше атмосферного, воздух будет выталкиваться из альвеол наружу.

Рефлекторная регуляция дыхания

Автоматизм дыхания регулируется клетками центральной нервной системы, объединенными в группы; это так называемые дыхательные центры, расположенные в определенных зонах мозга: в бульбарной части продолговатого мозга и варолиевом мосту.

Бульбарный дыхательный центр разделен на два отдела: инспираторный центр и экспираторный центр, отвечающие соответственно за вдох и выдох; оба они воспринимают химические импульсы, связанные с концентрацией в крови углекислого газа (CO2).

В варолиевом мосту находятся два других дыхательных центра: апнеустический центр и пневмотаксический центр, которые выполняют свои определенные функции в рефлекторной регуляции дыхания и имеют основополагающее значение для погружений на задержке дыхания.

Действительно, апнеустический центр – это отправная точка инспираторного импульса, тогда как пневмотаксический центр – это орган, в котором берут свое начало тормозящие импульсы бульбарного инспираторного центра.

Мозговые дыхательные центры: бульбарный дыхательный центр устанавливает дыхательный ритм и чувствительно реагирует на любое увеличение количества CO2, отвечая ускорением дыхания до 6-7 раз.

Химическая регуляция дыхания

Основная задача дыхательной системы – поддерживать в норме уровни содержания CO2 и O2 в крови для обеспечения жизненных функций. Изменение парциального давления этих газов в организме непосредственно влияет на частоту и глубину дыхания.

Из двух этих газов наибольшее влияние на процесс дыхания, несомненно, имеет CO2, поскольку изменение именно его концентрации в крови вызывает реакцию дыхательных центров.

Действительно, при любом изменении концентрации CO2 в крови, будь то увеличение или уменьшение, происходит стимуляция бульбарных химических рецепторов, приводящая к раздражению одного из двух центров в варолиевом мосту (апнеустического или пневмотаксического), которые в свою очередь посылают импульсы в один из бульбарных центров (инспираторный или экспираторный).

Из всего вышесказанного становится ясно, что увеличение концентрации CO2 в крови приводит к стимуляции дыхания (возбуждается апнеустический центр и посылает импульсы бульбарному инспираторному центру, который стимулирует дыхание). Поскольку под водой невозможно сделать вдох, увеличение CO2 в крови вызывает диафрагмальные сокращения, характеризуемые серией напряжений и расслаблений мышц диафрагмы – очевидный сигнал тревоги, обозначающий достижение предела задержки дыхания.

Уменьшение содержания CO2 в крови, как при гипервентиляции, может отсрочить появление дыхательного стимула, поскольку, как было сказано ранее, в бульбарный инспираторный центр импульс поступает только при определенном повышенном уровне концентрации этого газа, достижение которого при гипервентиляции запаздывает, потому что в начале задержки дыхания содержание CO2 в крови сильно занижено. Следовательно, гипервентиляция задерживает сигнал тревоги, используемый организмом для предупреждения о достижении предела задержки. Опасность заключается в том, что, прежде чем уровень CO2 поднимется достаточно для стимуляции дыхания, уровень кислорода может упасть ниже критического уровня. По этой причине гипервентиляция категорически запрещается; коротко говоря, она значительно понижает в организме уровень защиты и возможность предупреждения об опасности.

У ныряльщика на задержке дыхания сигналом к подъему является ощущение «кислородного голодания» – дисапноэ, появляющееся вследствие повышения уровня CO2 в крови, которое приводит к раздражению бульбарных химических рецепторов (это особые рецепторы, чувствительные к химическим изменениям крови) с целью стимуляции дыхательного центра для нового вдоха. Чтобы продлить задержку дыхания, подводник иногда сдерживает первые признаки дисапноэ, но это может привести к опасным последствиям, особенно, если подводник, как это обычно бывает, гипервентилирует легкие, ошибочно полагая, что увеличивает таким образом свой запас кислорода.

На самом деле гипервентиляция приводит к уменьшению CO2 в альвеолах и крови, что, как мы впоследствии увидим, повышает риск гипоксии (чрезмерное уменьшение парциального давления PpO2) и вызывает у человека гипоксический обморок.

В нормальных условиях перепады парциального давления O2 и CO2 в крови и в альвеолярном воздухе способствуют прохождению O2 из легких в кровь, и CO2 из крови в легкие. Во время погружения увеличение давления внутри легких способствует распространению O2, но и препятствует выходу CO2. Действительно, на глубине 10 метров внутрилегочное давление таково, что CO2 перемещается в обратном направлении: из легких в кровь, а не из крови в легкие. На глубине запас O2 в легких уменьшается гораздо быстрее, чем на поверхности, и одновременно повышается PCO2. Таким образом, сигнал к всплытию появится с запозданием относительно реального остатка кислорода, а это может вызвать у неопытного подводника, плохо знающего собственные возможности, иллюзию, что можно и дальше задерживать дыхание.

Во время всплытия давление газа быстро падает, как в легких, так и в крови. При уменьшении давления O2 до гипоксичного уровня у подводника может произойти потеря сознания с последующим обмороком и возникновением риска утопления.

Опасность еще больше увеличивается, если на поверхности подводник делал гипервентиляцию, поскольку, как мы уже видели, эта методика дает лишь небольшое увеличение парциального давления кислорода, а по большей части происходит значительное понижение парциального давления углекислого газа. Это приводит к последующему запаздыванию стимуляции дыхательных центров, дающих сигнал тревоги о приближении предела задержки дыхания, который позволяет вовремя вернуться на поверхность для вдоха.

После того, как мы получили самые общие представления о физиологии дыхания и об изменениях, происходящих во время погружения, пришло время проанализировать действие физических законов во время погружений как на задержке дыхания, так и с аквалангом.

… Продолжение следует.

Интервью МПО и беседы Марко Барди с подводными охотниками на фестивале "Золотой Дельфин – 2009":

Насколько необходимо охотникам пользоваться серьезным профессиональным снаряжением?

Для нас это стало необходимым, потому что со старым и менее эффективным снаряжением мы бы дальше не смогли нормально охотиться. Это, конечно, не означает, что ситуация для вас станет такой же сложной, но если что-то изменится, то для вас техническая сторона тоже станет очень важной. Я хотел бы прокомментировать некоторые способы, которые мы используем. (На экране начинается трансляция фильма.) Наш спуск очень медленный, поскольку рыба сейчас недоверчива, и, плавая быстро, мы ее пугаем. Поэтому во время охоты мы движемся очень медленно, а само погружение становится более длительным.

Очень сложно непосредственно подплыть к рыбе, так что в большинстве случаев мы используем технику ожидания. Соответственно, важным становится такой фактор, как скрытность. Долгие годы я использовал обычные черные костюмы, но затем стал использовать маскировочные костюмы, которые дали мне больше возможностей. Также необходимо использовать более быстрые и точные ружья. Сейчас не такое значение имеет мощность ружья, как скорость. Мы следим и за светом – он должен все время светить нам в спину, потому что точно так же, как и мы, рыба видит лучше в направлении света, а не против. В мутной воде это становится еще более важным. Что касается снаряжения, то мы стали использовать много аксессуаров, которые дают нам возможность улучшить технику. Для меня большое значение имеет баланс грузов, который позволяет мне удобно погружаться, поскольку, как я уже говорил, погружение и спуск под воду должны быть очень медленными. Если использовать очень большой груз, то это будет ошибкой. Если использовать недостаточное количество грузов, то движения становятся более суетливыми, что пугает рыбу, да и теряется больше сил. Для нас это сейчас является основным. Я использую специальную систему, которая позволяет мне менять груз. Когда я погружаюсь на небольшую глубину, то использую жилет и грузовой пояс. Обычно при охоте на пяти метрах зимой я использую пятнадцать килограммов груза, но если я погружаюсь глубже двадцати метров, то использую только четыре килограмма.

 

Для каждой глубины у меня свой груз, поэтому я всегда оцениваю жилет, который использую, при погружениях на небольшую глубину, потому что это позволяет быстро снимать и менять груз. Мой основной принцип при подборе груза – надо добиться нейтральной плавучести при двух третьих глубины. Это означает, что когда я охочусь на девяти метрах, моя плавучесть должна быть нейтральной на шести метрах. Если я охочусь на тридцати метрах, нейтральная плавучесть должна быть, соответственно, на двадцати метрах.

Какой толщины гидрокостюмы Вы используете зимой?

Конечно, в Италии зимой вода не такая холодная, как в России. Но я все равно использую костюмы толщиной 9 миллиметров. Для меня это очень важно, так как я нахожусь в воде по пять-шесть часов. Если охотиться из засады, то быстро замерзаешь, и это становится утомительным. Предпочитаю использовать больше груза, но находиться в тепле.

На какую глубину Вы ныряете в 9-миллиметровом костюме?

На тридцать метров я, конечно, в нем не ныряю, но до двадцати метров – да. Чтобы погрузиться в 9-миллиметровом костюме на двадцать метров, использую восемь килограммов груза, соответственно, трудней становится всплывать с такой глубины.

Вы являетесь лидером команды O.ME.R. Эта команда представляет собой собрание нескольких подводных охотников, работающих в O.ME.R., или это реальная спортивная команда, которая участвует в каких-то соревнованиях, ездит на кубки?

В нашем случае команда состоит как из реальных спортсменов, которые участвуют в чемпионатах любого уровня, в том числе и мирового, так и из нескольких сотрудников фирмы O.ME.R., которые тестируют снаряжение и внедряют в производство новинки. Большое значение для команды имеют те люди, которые занимаются непосредственно изготовлением снаряжения, поскольку спортсмены зачастую не могут правильно понять чаяний обычных потребителей.

Когда Вы ныряете, Вы используете снаряжение фирмы O.ME.R. или что-то другое, сделанное по спецзаказу?

Чаще всего я использую серийное снаряжение, так как мы добиваемся, чтобы продукт был закончен, и чтобы не было необходимости модифицировать какие-то детали. Но совершенно естественно, что если спортсмен хочет сделать какие-то изменения под себя, иногда мы это делаем. Часто используем эти изменения для того, чтобы внедрить что-то новое в производство. До того, как я стал использовать 9-миллиметровые костюмы, надевал 7-миллиметровые костюмы с поддевками.

Есть ли у Вас опыт охоты в пресной воде? Не хотели бы Вы принять участие в российских соревнованиях по подводной охоте?

Подобного опыта у меня нет, я никогда не охотился в пресной воде. Но у нас в команде есть один человек, у которого такой опыт есть. Если вы его пригласите, он с удовольствием примет участие в ваших соревнованиях.

Какие еще моря и страны, кроме Средиземноморья, посещает Марко? Где у него любимые места?

Как ни странно, Средиземное море мне кажется самым интересным для подводной охоты, и именно потому, что там немного рыбы. Так что каждый раз охота становится вызовом. Я погружался в морях, полных рыбы, но это не так интересно.

Продолжаем знакомство с учебником по подводной охоте

Остались ли в Средиземном море трофейные экземпляры рыбы?

Очень мало.

Какова ситуация с подводной охотой в Италии – развивается ли она или стоит на месте? Как население относится к подводным охотникам?

Очень интересный вопрос. Мы очень популярны среди населения, но в то же время у нас есть препятствия в лице природоохранных организаций. Человек, который видит наши фильмы, считает, что это прекрасно. И мы действительно заслуживаем восхищения, спускаясь на такие большие глубины и преодолевая себя, чтобы добыть одну рыбу. В то же время природоохранные организации считают, что мы разрушаем природную среду, поэтому у нас сложная ситуация. Этот спорт всем нравится, но у нас есть препятствия для его развития.

Количество любителей растет или снижается?

В последние годы растет, но совсем немного.

Происходят ли какие-то изменения в законах, регулирующих подводную охоту?

За последние 50 лет законодательство практически не изменилось. К сожалению, закон о рыбной ловле относится не только к подводной охоте, но и ко всей ловле, в том числе и промысловой, поэтому закон трудно менять. Если вы хотите услышать мой совет, то постарайтесь заранее договориться и встретиться с лицами, которые препятствуют развитию этого спорта, чем потом, нарушив закон, получить отрицательный результат. Подводные охотники с большим удовольствием думают о подводной охоте, но я считаю, что некоторым пора подумать и о законе.

Какова ситуация с профессиональным обучением подводной охоте? Какая часть охотников желает остаться любителями, а какая хотела бы пройти профессиональное обучение?

У нас ситуация такова, что человек, начавший плавать, купив просто снаряжение, очень быстро обращается на курсы по задержке дыхания или подводной охоты. Но не с тем, чтобы стать спортсменом, а просто чтобы улучшить свою технику и развиваться. Наша школа подводной охоты широко известна, и с тех пор, как она появилась, количество подводных охотников очень возросло. Школа фридайвинга существует около 10 лет, школа подводной охоты чуть меньше. Создание школы фридайвинга очень помогло, так как этой техникой пользуются все подводные охотники.

Подводная охота является Вашей профессиональной деятельностью или Вы еще где-то работаете?

В последнее время я очень много работаю и мало охочусь, раньше было на оборот. Я работаю в фирме O.ME.R. Еще сотрудничаю с журналом о подводной охоте в Италии, а также являюсь директором школы подводной охоты.

Сколько стоит курс обучения подводной охоте и за сколько часов?

Курс обычно состоит из 20 часов теории, 20 часов в бассейне, двух дней в море и стоит около 200 евро. После окончания выдается удостоверение.

Какие Вы используете ласты? С разной степенью жесткости?

Существует три вида ласт, которые я использую. O.ME.R. «Ice» – чтобы быть максимально невидимым в воде, ласты из стеклопластика – для охоты на средней глубине, а на самых глубоких погружениях – карбоновые ласты, поскольку они самые легкие. Я использую самые мягкие лопасти, чтобы меньше уставать во время движения. Когда плаваешь на большие расстояния по поверхности, нужны легкие ласты. Но для того, чтобы погружаться глубже, нужны более жесткие ласты.

Итальянская школа подводной охоты единая или их много?

Есть школа итальянской федерации и частная школа, в которой более простые и ускоренные курсы. Таким образом, человек может сделать выбор: пройти школу федерации или частные курсы. В любом случае, частная школа работает совместно со школой федерации. Удостоверения выглядят по-разному, но имеют одинаковую значимость. Это удостоверение подводного охотника, и права, которые дают эти удостоверения, одинаковые. Единственное различие – удостоверение федерации дает возможность участвовать в соревнованиях.

Это удостоверение обязательно для охоты?

Нет. Обычно проходят курсы не для того, чтобы получить удостоверение, а для того, чтобы лучше охотиться. Нет большого смысла в самой карточке.

Вы обучались в каких-нибудь известных школах – Пелицари или Кастинейро? Тренируетесь ли Вы сейчас?

Я не учился в этих школах, поскольку тогда их просто не существовало, я всему научился сам. Но когда появилась школа Пелицари, я понял, что он делает очень верные вещи. Когда я продолжал свои тренировки, то учитывал те техники, которые советуют выполнять в школе Пелицари. Сейчас я перестал принимать участие в соревнованиях и охочусь только для собственного удовольствия.

Какое минимальное время задержки дыхания нужно иметь, чтобы хорошо охотиться?

Это важный вопрос, и он требует детального ответа. У меня хорошая задержка дыхания, но это не является главным. Главное – техника. В то время, когда я занимался, у меня была задержка дыхания 2,5 минуты на 30 метрах. Но во время охоты я предпочитаю опускаться на минимальную глубину и оставаться там минимальное время. Для хорошей подводной охоты нельзя путать задержку дыхания с самой охотой. Нужно изучать рыб, изучать дно, на которое погружаешься, и техники, которые позволяют добывать рыбу. Например, у моего друга великолепная задержка дыхания, но он стреляет меньше всех рыбы. Это пример для иллюстрации того, что я сказал. Если кто-то хочет погружаться на задержке, он должен думать только об этом. Если кто-то идет охотиться, то он должен думать только об охоте.

При какой минимальной температуре Вы охотитесь?

При 10 градусах.

Какие ласты у O.ME.R. Вам нравятся больше?

Мне очень нравятся ласты «Ice», потому что, если используешь прозрачные лопасти, практически треть своего тела не видна под водой. Это очень помогает. Мне нравится, как они работают, ноги не устают, к тому же у них хорошее соотношение удобства и скорости. Но использую их только до глубины 10 метров. На большей глубине использую карбоновые ласты как более легкие и более мощные. Во время охоты я захожу в море с берега и очень долго плыву до места охоты. Когда же иду охотиться на большей глубине, я выхожу в море на корабле и сразу ухожу вниз. Для каждого вида охоты я использую разные ласты.

Ваши любимые места охоты не рядом с домом?

В Греции, а также в Испании на Болеарских островах.

Что предпочтительнее – использовать поддевку или более толстый костюм?

Есть разные ситуации. Когда используешь майку, то, снимая или надевая ее, можно использовать один и тот же костюм для разной температуры воды. Но майка покрывает только верхнюю часть тела, а когда вода холодная, нужно покрывать как плечи и руки, так и другие части тела – соответственно, здесь предпочтительнее использование костюма из более толстого неопрена.

Подводная охота – довольно экстремальный вид спорта. Какая опасность для подводного охотника считается наиболее важной?

Самая главная опасность – это глупость человека. Когда человек, который опускается глубоко, натренирован и имеет опыт, это неопасно. Если же человек не имеет опыта и подготовки, а хочет сделать то же самое, что спортсмен, то это очень опасно. У меня никогда не было никаких проблем в воде, потому что я решил, что как только они появятся, я перестану заниматься подводной охотой. Это будет означать, что я перестал ощущать границы опасности. В Италии, к сожалению, было несколько несчастных случаев, и произошли они потому, что человек, который шел охотиться, думал только о задержке дыхания, а не о рыбе. Я до сих пор имею возможность погружаться на ту же глубину, что и раньше, но я этого не делаю, потому что ощущаю границы безопасности.

Часть вторая.
Марко отвечает на вопросы «Мира Подводной Охоты»

Когда в далеком Челябинске мы общались с Раффаэллой Ровета (бренд-менеджер O.ME.R., интервью с ней опубликовано в МПО 5/2006), то обсудили много важных моментов. С Раффаэллой мы больше разговаривали о глобальном развитии бренда O.ME.R. и о том, как O.ME.R. хочет развиваться, а с Марко мы поговорим о частностях. В связи с этим мой первый вопрос. Когда-то давно, может, 15-25 лет назад, когда люди придумывали, как сделать хорошее снаряжение для подводного плавания, они все творили эволюцию, ощущали, что делают что-то новое, наблюдалась динамика. Сейчас приблизительно все компании работают в одном ключе, и 95% всей энергии уходит на то, чтобы придать товару продаваемые качества и придумать, как продать товар. Как спортивная команда, которая должна придумывать новые идеи, совмещает их с тем, что все большее количество свойств товара лежит в плоскости дизайна, а не в революционной функциональности?

Конечно же, это всего лишь персональные пред почтения, потому что я знаю: это мне нравится, но это не будет бестселлером, или, наоборот, то, что может быть бестселлером, мне не нравится.

Подводная охота. Интервью с Марко БардиКто кому ставит задачи – спортивная часть коммерческой, когда придумывает что-то и говорит: подумайте, как это сделать дешевле, или, наоборот, коммерческая, утверждающая, что нужно бить на внешний имидж, на внешний дизайн, поэтому нужно и придумывать такие товары?

Обычно происходит так, что заказ поступает от ключевой фигуры из коммерческого отдела, но с коммерческой и технической точками зрения, что нужно создать какую-то вещь. Тогда в работу включается такой симбиоз, в котором работает и коммерческий отдел, и спортивный, и дизайнерское бюро.

Я общаюсь со многими европейскими брендами, и практически все говорят одно и то же: «производство пока еще частично находится у нас, но еще год-два, и все производство будет полностью вывезено в юго-восточную Азию. В связи с этим вопрос: вы не боитесь, что Азия, в итоге, заберет у вас все?

Такой опасности, скорее всего, не будет, это может наступить в других областях, но не в подводной охоте, потому что азиаты неопытны в этой области. Подводная охота – занятие не для азиатов. Мы и не слышали никаких новостей оттуда, что они там что-то такое делают. Поэтому вряд ли существует вероятность того, что такое наступит вообще, тем более скоро.

В течение последних 10 лет достаточно быстро шла эволюция снаряжения для подводной охоты, использовались разные материалы, разные конструкции. В последний год мы видим, что бренды тренируются в эргономике, ищут новые цветовые решения. Явно видно, что замедляется процесс принципиального изменения конструкций. Как Вы прокомментируете эту ситуацию? Какие виды экипировки еще имеют шанс сильно измениться? В каких элементах эволюция достигла своего предела?

Вообще говоря, любой продукт требует хоть каких-то изменений, чтобы он продолжал жизнь. Вот возьмем обычные штаны, которые продаются. Если они не меняются по дизайну, цвету, текстуре материала, то товар обречен на гибель. Маленькие изменения, естественно, возможны, они продлевают жизнь товара или изделия, поэтому все это требуется. Если говорить о внедрении каких-то новых идей, то у нас, например, есть идеи на пять лет вперед, но мы вынуждены их пока скрывать. К тому же, мы не можем делать каталог толщиной с Библию, но, тем не менее, пытаемся расширить линейку. В общем, идеи есть!

Большинство масок выглядят, как близнецы-братья. В чем O.ME.R. видит свой прорыв, на чем вы будете концентрировать свое внимание?

Первое и главное снаряжение, где будут применяться новые идеи, это линейка аксессуаров. Даже если они очень маленькие по сравнению с другими продуктами, они могут сделать большой вклад в развитие всей линейки, а также в этом может быть своя фишка, отличие бренда от других. Сейчас у нас есть идея создания абсолютно разных аксессуаров, которые будут развиваться в течение 5 лет, но на ближайший год нашей основной остается задача больше развивать ласты, ружья и маски.

Какие достижения Вы можете отметить у конкурентов за последние несколько лет? На что Вы обратили внимание, на какие бренды и на какие их новинки?

Получается так, что O.ME.R. – это единственная компания, которая имеет полную линейку всего снаряжения, начиная от мелочей и заканчивая ружьями и костюмами. Есть компании, которые производят снаряжение для подводной охоты, но у них обязательно что-то теряется, у одних – только ружья, у других – только костюмы. O.ME.R. – компания, где есть все, что требуется подводному охотнику, поэтому у меня нет какого-то особого желания смотреть по сторонам и искать что-то другое новое, раз у меня есть все.

Я понимаю лояльность ответа, но нельзя отрицать, что другие компании тоже пытаются развиваться. Вполне разумно, когда и техническая, и коммерческая части наблюдают, в каком на правлении развиваются другие компании, что нового пытаются предлагать рынку. Как происходит оценка ситуации, как часто вы видите, что идея зародилась не у вас и что тоже надо начать в этом направлении думать?

Конечно же, существуют ситуации, когда конкуренты создают такие продукты, которые в чем-то превосходят, чем-то гораздо интереснее. Мы следим за рынком, и если видим, что зарождается что-то интересное, то стараемся идти дальше по пути улучшения, подходим к этому вопросу по-другому с целью дальнейшего развития.

Спонсирование брендами профессиональных спортсменов и чемпионатов – насколько это важно для продвижения снаряжения на рынке, по Вашему мнению?

Что касается европейских стран, где подводная охота очень развита, то такие соревнования весьма важны. Для компании важно спонсировать не столько сами чемпионаты, сколько свою команду, которая в них участвует. Это очень существенный момент, поскольку об этих спортсменах будут много говорить во всем мире, а не только в Италии.

В европейском спорте наблюдается раскол. Образовалась FIPSA. Во Франции часть охотников откололась от CMAS и ушла в свою федерацию, сейчас к ним примыкают спортсмены из других стран. Какое у Вас мнение по этому поводу?

Это внутренняя проблема Франции, но это не проблема всей Федерации. CMAS старается проводить соревнования традиционно, как они всегда проводились.

Учитывая жесткую конкуренцию брендов на рынке, мы видим, что многие команды, которые выступают на чемпионатах, имеют хорошую финансовую поддержку своих национальных федераций, а также спортсмены имеют поддержку своего спонсора. Если раньше финансовое положение команд было приблизительно равным, то сейчас есть страны, которые не могут поддерживать хорошее финансирование своих команд на уровне сборных Италии или Испании. Как вы думаете, как будет в ближайшее время развиваться спортивная подводная охота? Не начнется ли гонка денег?

Конечно же, в испанскую и итальянскую команду вкладывают больше денег, и у них больше возможностей чаще участвовать в соревнованиях и лучше практиковаться. Но, с другой стороны, деньги – это не единственное оружие, которым можно бороться на соревнованиях. Отдельно деньги итальянской команды ничего не выиграют. В CMAS сейчас ведется дискуссия о том, чтобы найти способ более равномерного распределения денег, чтобы уровень финансирования и возможности команд были примерно одинаковыми.

Проводится ли в Италии независимое тестирование снаряжения независимыми организациями и как в нем участвует O.ME.R.?

Проблема в отсутствии правильных механизмов тестирования, которые бы исключили человеческий фактор. Поэтому подобных независимых тестирований никто пока не проводил. Все понимают, что проигравшие в тесте начнут обвинять организаторов в предвзятости и т.п. Внутри своей компании мы проводим тесты абсолютно всего. Мало того, мы тестируем снаряжение своих конкурентов: маски, костюмы, ружья, пусковые механизмы. Проводим тесты потому, что стараемся выпустить на рынок нечто лучшее. Я полагаю, что точно так же поступают все остальные бренды, они тоже тестируют снаряжение своих основных конкурентов.

Я благодарю Вас за замечательную беседу. Будем внимательно следить, как у O.ME.R. складываются дела в России. До скорой встречи!

Наша справка:

Марко Барди – это человек, который посвятил всю свою жизнь подводной охоте.

  • Его спортивная биография повествует о многочисленных победах на национальном и международном уровнях.
  • Марко Барди – многократный чемпион Италии в индивидуальном зачете, так же он гордится и титулом «чемпион мира».
  • В национальном чемпионате он участвовал около 15 лет подряд и собрал за этот период впечатляющую коллекцию результатов.
  • Но и после ухода из большого спорта Барди отдает всего себя подводной охоте. Он является известным инструктором по подводной охоте.
  • Ему принадлежат многие новаторские идеи, касающиеся подводного снаряжения.
  • Он сотрудничает с журналом PESCA IN APNEA («Подводная охота»), статьи Барди увлеченно читают тысячи энтузиастов. Его история как подводного охотника достаточно оригинальная и увлекательная.
  • Марко Барди родился в Гроссето 15 октября 1962 г. и, в отличие от других лучших спортсменов, начал заниматься подводной охотой только в 21 год. После первого спуска под воду Марко был буквально очарован и приобрел все необходимое снаряжение, горя желанием научиться подводной охоте. От избытка эмоций он не мог спать по ночам, думая только о море и о своих трофеях. Всего за несколько лет стремительной карьеры Марко достиг верхних ступеней спортивной лестницы. Затем настали «золотые годы» в национальной сборной Италии, победительнице всех соревнований. В 2001 году неожиданный инцидент положил конец спортивной карьере, как раз тогда, когда Марко находился на пике своих возможностей. Тем не менее, реакция Марко была смелой и решительной – эти качества всегда были ему присущи. Он никогда не забывал о сфере, которой посвятил свою жизнь, и всегда хотел передать свой опыт другим энтузиастам подводной охоты. Образ Марко Барди – это образ великого спортсмена, который сумел достичь большего, чем просто выдающихся спортивных результатов. Рост Марко Барди 175 см, вес 72 кг, объем легких 6,5 литра.
  • Самый крупный трофей, добытый им в Средиземном море, это 42-килограммовая риччола (сериола).
  • Самый желанный трофей – зубарь, которого Марко часто добывает вдоль отмелей Тосканского архипелага.
  • У него блестящая спортивная биография. Подводная охота. Интервью с Марко Барди 15 лет подряд в национальной сборной Италии.
  • Чемпион мира 1992 года.
  • Победитель четырех этапов Кубка Европы в составе национальной сборной.
  • Двукратный абсолютный чемпион Италии первой категории.
  • Пять раз он занимал вторые места в абсолютных первенствах первой категории. Также на счету Марко огромное количество призовых мест и побед в более мелких соревнованиях.
  • Победитель Кубка Европы в индивидуальном зачете в Сиракузах в 1996 году.
  • Обладатель приза Коста Верде мирового чемпионата в Испании в 1996 году.
  • Первое место на клубном чемпионате Италии в 1993 году с установлением рекорда взятой добычи за все время проведения этого вида выступлений.
  • В 1994 году – обладатель рекорда взятой добычи – 36 трофеев – за все время проведения абсолютных индивидуальных первенств.
  • В 2001 году вынужден оставить спорт.
  • В 2002 году возвращается в спорт и участвует в первом сезоне Лиги чемпионов, где занимает второе место.
  • В 2004 году Марко побеждает в Лиге чемпионов в паре с Фабио Антонини в водах о. Лемнос, Эгейское море.
  • Марко Барди состязался с великими спортсменами мирового уровня, с которыми он всегда поддерживал искренние дружеские отношения.

Учебник по подвод ной охоте, написанный Марко Барди, – одна из самых полных и совершенных книг для получения полного объема знаний в данной области.

На сайте www.marcobardi.com  можно ознакомиться со всей историей Марко Барди, также там приведены технические характеристики снаряжения и большая записная книжка с рассказами.

 

Adblock
detector