Главная / Статьи / Индиана Джонс и кости драконов

Индиана Джонс и кости драконов

Индиана Джонс и кости драконов

Медленно шагали верблюды вслед за машинами, из которых торчали выставленные напоказ винтовки. На одном автомобиле покачивался тяжелый армейский пулемет. Над ним хлопал посеченный песком флаг США. Рискуя жизнью, люди вели караван по бандитским местам к глубоким ущельям, где лежали окаменевшие кости древних ящеров.

Медленно шагали верблюды вслед за машинами, из которых торчали выставленные напоказ винтовки. На одном автомобиле покачивался тяжелый армейский пулемет. Над ним хлопал посеченный песком флаг США. Рискуя жизнью, люди вели караван по бандитским местам к глубоким ущельям, где лежали окаменевшие кости древних ящеров.

Ученый в ковбойской шляпе, с оружием на ремне… Не правда ли, знакомый образ? Джордж Лукас, придумавший Индиану Джонса, уверял, что не испытал на себе влияния Эндрюса, но аналогии слишком уж очевидны.

Экспедицию в пустыню Гоби организовали Нью-Йоркский музей истории природы и американский журнал «Азия». Но на самом деле она была детищем одного человека – Роя Чепмена Эндрюса, который всегда хотел стать путешественником. Мальчишкой он зачитывал до дыр книгу о Робинзоне Крузо, знал наизусть все леса, ручьи и речки родного Висконсина и в конце концов добился воплощения своей мечты.
Роя можно смело назвать профессиональным охотником. С тех пор как он устроился на работу в Музей истории природы, его первоочередной задачей стало пополнение музейных коллекций. Прежде чем отправиться в Китай и Монголию на поиски костей, Эндрюс побывал во многих местах и никогда не возвращался с пустыми руками, привозя разнообразные трофеи. Кого он только не отстреливал – медведей, орлов, питонов, гиббонов, разнообразных копытных. На дворе было начало двадцатого века, и никто не задумывался, что животные могут вымирать. Важнее было выставить чучело в витрине…

Одним из первых серьезных заданий стало изучение китов в местах их отлова. Во время разделки туш Рой постигал анатомию китов, ковырялся в матках размером с двухместную кровать, извлекая зародышей из мертвых самок. Превозмогая приступы морской болезни, он ходил в море с китобоями, имел возможность наблюдать, как морские гиганты любят друг друга, как погибают от гарпунов, чтобы превратиться в жир и удобрения. Ему даже удалось упросить капитана дать ему шанс загарпунить одного из китов, поставив на кон сумму, сравнимую со стоимостью добычи.
Потом было путешествие на Филиппинские острова, изобиловавшие птицами и насекомыми. Военный корабль, доставивший Роя на небольшой необитаемый остров, сломался, когда возвращался назад. В результате исследователь вместе с двумя проводниками остался в джунглях на две недели. Никто не ожидал увидеть их в добром здравии. Однако троица неплохо устроилась. Они питались как в санатории, поджаривая на углях рыбу, крабов и жирных голубей. Когда кончились патроны, дичь стали ловить сетями, сплетенными из волокон кокосовых пальм. Рой называл себя Робинзоном Крузо, у которого было сразу двое Пятниц. Вечерами он учил проводников готовить чучела и собирать в лужах после отлива морскую живность.

 

Азия так очаровала Эндрюса, что вернувшись в Америку, он сразу начал искать возможность вновь отправиться на этот сказочный континент. Музей шел ему навстречу и командировал то в Корею, то в Китай и Японию, благо Эндрюс всегда возвращался с интересными экземплярами, а путешествия получались почти бесплатными. Жизнь в тех краях была очень дешевой. Комната с барышней и завтраком стоила всего 2,5 доллара.
Когда началась Первая мировая, Эндрюс осел в Пекине и стал сотрудничать с американской разведкой. За шпионские сведения «ведомство дядюшки Сэма» назначило ему приличные командировочные и оплачивало все его расходы. Увы, беззаботная жизнь вскоре закончилась. Жена Эндрюса в одном из писем проболталась о его тайне, и разведка отказалась от услуг агента.
Покидая Азию, Эндрюс уже придумал, как сюда вернется. У него созрел план грандиозной палеонтологической экспедиции в пустыню Гоби. Идея была рискованной. Никто из предыдущих исследователей, включая российского генерал-майора Пржевальского, не находил в Монголии кладбищ ископаемых зверей. Изредка здесь попадались только отдельные кости и зубы «драконов», которые издавна использовались в китайской медицине. Ни скелетов, ни черепов, представлявших особый интерес для музеев, не встречалось.
Кроме того, масштаб экспедиции был беспрецедентным, а стоимость оказалась астрономической. После расчетов и тщательного планирования сумма достигла 250 тысяч долларов, что с учетом инфляции сейчас равняется 5 миллионам. Но Рой Чепмен Эндрюс был не из тех, кто отступается от мечты. Будучи весьма искусным оратором, он поразительно легко воспламенил сердца финансовых воротил. Видимо, дух авантюризма им тоже был не чужд. Заручившись для почина поддержкой магната Моргана, Рой сравнительно быстро раскрутил буржуев помельче и за несколько месяцев собрал нужную сумму.

Официальной целью было найти доказательства теории палеонтолога Генри Осборна, согласно которой именно Центральная Азия была родиной многих семейств млекопитающих. Осборн был директором Музея и непосредственным шефом Эндрюса.
Кроме того, Рой надеялся отыскать «недостающее звено» между обезьяной и человеком. Этому больше всего обрадовались газетчики, которые устроили настоящую вакханалию, чем серьезно раздосадовали Эндрюса. У американцев даже появилась шутка: зачем тратить деньги и ехать в Азию за «недостающим звеном», если я вчера видел его в метро?
Но все это – поиски древнейших пралюдей, кости допотопных чудищ – было лишь поводом. Собственно, Эндрюсу было неважно, что именно надо искать. Главным для него оставались приключения.
Путь к окаменелостям оказался чертовски опасен. Китайская империя рухнула буквально накануне. За власть в стране боролись мелкие и крупные вожди, в степях хозяйничали банды, а в Пекине, неподалеку от Храма Небес, по-деловому, словно капусту, рубили головы. 

Самой известной находкой Эндрюса стали кладки яиц динозавров. За потомством, скорее всего, ухаживали самцы, собиравшие яйца от разных самок и складывавшие их по кругу в несколько рядов.

Базой экспедиции стал заброшенный императорский дворец в столице. Путешественники покинули его в апреле 1922 года и вскоре пересекли Великую китайскую стену.
Экспедиция состояла из двух отрядов. Первый двигался караваном, в котором насчитывалось до сотни верблюдов. Второй ехал на машинах, исследуя обрывы скал и надеясь, что верблюды доставят топливо и провиант к условленному месту. В разоренной стране, где бушевала гражданская война, это было непросто.
Караван легко справлялся с мелкими шайками бандитов, отпугивая их выстрелами. Однако были и другие банды – по несколько сотен, а то и по тысяче бойцов, которых могла бы остановить разве что артиллерия. Скоро экспедиция встретилась с такой ордой.
Оказавшись в практически безвыходном положении, Эндрюс не растерялся и предложил разбойникам медицинскую помощь.
Уподобившись доктору Айболиту, он целый день бинтовал и обрабатывал раны, ампутировал и зашивал конечности. В молодости ему случалось препарировать снятые с электрического стула трупы известных убийц, и эти навыки неожиданно пригодились в пустынной глуши. Как говорил Рой, он и не подозревал, «сколько частей своей анатомии может потерять китаец и все еще продолжать жить». Разбойники с почетом проводили Роя, но позже стало известно, что съев всю еду в деревне, бандиты принялись за местных жителей.

 

Результаты многолетней экспедиции превзошли все ожидания. Были найдены залежи костей новых, ранее неизвестных динозавров и млекопитающих, в том числе громадных свиней, слонов и безрогих носорогов.

Экспедиции приходилось иметь дело и с буддийскими монахами. Монастыри были островами цивилизации на этих бескрайних просторах. Согласно монгольской традиции, каждая семья отдавала в монахи одного из сыновей. Поэтому треть мужчин в этих краях являла собой попрошаек, одетых в ярко-оранжевые тоги. Обычно монахи громко протестовали против того, что Рой тревожит священные места и драконьи кости, однако за вознаграждение соглашались показывать новые местонахождения и хранить находки с провиантом.
Рой даже ухитрился подружиться с монгольским ламой-хутухту, который занимает в буддистской иерархии второе после далай-ламы место. В отличие от других монахов, он был образован и даже выписывал разные западные технические новинки по каталогу. Монах показал Рою французский автомобиль, стоящий в храме между статуями будд и бодхисатв. На машине никто не ездил, она использовалась в ритуальных целях: монголы держались за провода, подключенные к аккумулятору, и получали таким образом благословение…
По мере приближения к городу Урга, будущему Улан-Батору, картины становились все страшнее. Китайские солдаты бежали из Монголии. Их добивали монголы и белогвардейцы. Совсем недавно здесь свирепствовал бывший царский генерал фон Унгерн-Штернберг, известный как Сумасшедший Барон. Его прогнали войска Красной Армии под командованием Рокоссовского.
По степным дорогам валялись трупы солдат, буддийских монахов и неудачливых торговцев. Крупные уличные псы, похожие на тибетских мастифов, привыкли к вкусу человеческого мяса и видели добычу в каждом прохожем.
Однажды ночью стая голодных псов напала на лагерь исследователей. Однако судьба оказалась благосклонна к Рою, и зверей остановили выстрелами. Собаки ограничились тем, что сожрали своих раненых товарищей. От вожака, которому Рой прострелил из винчестера череп, к утру остались только клочья окровавленной шерсти.
Пустыня редко была радушной. Канистры с топливом не выдерживали суточных перепадов температуры и лопались со звуком петард. Завывание ветра сводило с ума, а песчинки во время бурь резали лица до крови и делали стекла автомобилей матовыми.
Тем не менее результаты многолетней экспедиции превзошли все ожидания. Были найдены залежи костей новых, ранее неизвестных динозавров и млекопитающих, в том числе громадных свиней, слонов и безрогих носорогов. Среди трофеев имелись десятки скелетов шустрых хищных велоцирапторов и ящеров, которых в честь Эндрюса назвали протоцератопсами эндрюса. Они напоминали обитавших в Америке трехрогих трицератопсов, но в отличие от них едва вырастали до размеров овцы. У них были клювообразные пасти и костные выросты на шее, похожие на воротнички. Поначалу ученые решили, что протоцератопсы являются предками трицератопсов, но позже выяснилось, что они существовали примерно в одно время. Как и американские родственники, протоцератопсы питались травкой, а мощный «клюв», вероятно, служил защитой от хищников. Экспедиция добыла остатки протоцератопсов самых разных возрастов – от маленьких черепов детенышей до больших, массивных костей старых особей.
Самой известной находкой Эндрюса стали кладки яиц динозавров. Их поначалу приписали протоцератопсам, несмотря на то что рядом нашли скелет двуногого двухметрового динозавра, похожего на страуса, но с гораздо более мощным клювом. Эту находку объяснили весьма оригинально: динозавр, получивший имя овираптор, якобы пытался украсть яйца, но был застигнут врасплох песчаной бурей, которая погребла его вместе с гнездом. Причиной недоразумения стало строение «клюва» ящера, прекрасно подходившего для раскалывания скорлупы. Гораздо позже было найдено такое же яйцо, в котором находился скелет зародыша овираптора. Получается, незаслуженно названный «яйцекрадом» овираптор был наседкой и погиб при исполнении родительского долга. Причем именно «погиб», а не «погибла», поскольку за потомством, скорее всего, ухаживали самцы, собиравшие яйца от разных самок и складывавшие их по кругу в несколько рядов.
Эндрюсом было найдено почти все запланированное, кроме одного – «недостающего звена» в эволюции человека. Вместо этого обнаружились многочисленные следы более позднего, каменного века – россыпи скребков и наконечников стрел доисторических людей.
После этих находок к экспедиции присоединился археолог Нельс Нельсон, собравший богатый урожай артефактов, начиная с кремниевых орудий и заканчивая оружием времен Чингисхана. У ученого был искусственный глаз, который однажды его выручил. Как-то раз к археологу подобрались монголы, собиравшиеся поживиться его вещами. Заметив их, Нельсон вытащил стеклянный глаз, положил на камень и сказал, что будет наблюдать за незнакомцами, после чего развернулся и спокойно продолжил ковыряться в земле. Кочевники оставили «колдуна» в покое…
Заканчивая сезон осенью, исследователи возвращались на базу в Пекин, а Рой ехал на родину в США, чтобы отчитаться перед начальством и разыскать средства для продолжения исследований. Однажды он устроил публичный аукцион, рассчитывая привлечь внимание общественности и открыть путь мелким пожертвованиям. Он хотел, чтобы раскопки в Гоби стали делом всей страны. Идея, может быть, и сработала, но, к сожалению, продажа одного-единственного яйца динозавра за 5 тысяч долларов имела неприятные последствия. Новые власти Китая и Монголии поняли, что каменные остатки имеют не только научную, но и вполне материальную ценность. Вскоре американцам запретили работать в Гоби. Свою роль сыграло и то, что Азия постепенно подпала под суровое обаяние коммунизма. Капиталистов, угнетателей рабочих, здесь начали сильно не любить… Впрочем, каждая экспедиция рано или поздно кончается.
Благодаря гобийской эпопее вокруг Роя образовалась аура бывалого первопроходца. Этому помог и его исключительный талант рассказчика. Он много выступал с лекциями, писал для журналов и стал настоящим кумиром для сотен американских мальчишек, что, в общем, не удивительно.
Ученый в ковбойской шляпе, с оружием на ремне… Не правда ли, знакомый образ? Джордж Лукас, придумавший Индиану Джонса, уверял, что не испытал на себе влияния Эндрюса, но аналогии слишком уж очевидны.
Судьба Эндрюса была даже более удивительна, чем приключения Джонса. Его путешествий хватило бы на десяток жизней. Но главное, что свою он прожил так, что ни разу не изменил мечте.

 Дмитрий КОРНЕЕВ

Журнал «Охотничий двор» № 8 (август) 2010 г.

ВНИМАНИЕ!

Использование материалов сайта на некоммерческих интернет-сайтах и сайтах общественных организаций разрешается только с указанием источника и установкой гиперссылки на сайт Национального Фонда Святого Трифона.
Размещение всех материалов Фонда в СМИ и с коммерческими целями осуществляется на договорной основе.

Adblock
detector