Главная / Статьи / Музей коневодства: Трагедия и страсть за музейными стенами

Музей коневодства: Трагедия и страсть за музейными стенами

Музей коневодства: Трагедия и страсть за музейными стенами

Имя Якова Бутовича знакомо немногим, а его коллекции известны на весь мир. Не жалея средств и времени на поиски и приобретение картин художников конного жанра, он и не подозревал, что созданный на основе его коллекции научно-художественный музей коневодства станет центром притяжения и специалистов-коневодов, и искусствоведов, и тех, чье сердце открыто прекрасному, в ком жива извечная память и благодарность величественному божеству – лошади.

«С грустью склоняю я свою седую голову над этими строками, бросаю перо и думаю о том, как глупо прошла моя жизнь; вместо того чтобы наслаждаться жизнью и жить для себя, я жил для других, думал о России, трудился не покладая рук, создал галерею, собрал и сохранил множество первоклассных произведений искусства – и все для чего? Для того чтобы на склоне своих лет видеть, как если не все, то почти все эти произведения искусства валяются в полусырой кладовой и не сегодня-завтра пойдут за гроши и будут распроданы и разбазарены!!! Стоило жить, стоило трудиться»

Яков Иванович Бутович
На фото – Яков Иванович Бутович

Яков Иванович Бутович родился в 1881 году в Херсонской губернии, получил образование в Николаевском кавалерийском училище в Санкт-Петербурге. Некоторое время служил в 17-м Волынском драгунском полку, принял участие в Русско-японской войне, затем вышел в отставку и полностью посвятил себя коннозаводству и коллекционированию. Практическая его деятельность опиралась на глубокие теоретические знания генеалогии орловской рысистой породы. Авторитет Бутовича в вопросах теории и практики рысистого коннозаводства стал общепризнанным – он был назначен членом Совета главного управления государственного коннозаводства, избран членом Всероссийского союза заводчиков и любителей орловского рысака.

Успехи Бутовича как коннозаводчика начались после приобретения в 1909 году имения Прилепы под Тулой, куда он перевел из Херсонской губернии унаследованный от отца завод. В 1910 году на Всероссийской выставке в Москве группа из 10 светло-серых маток его завода получила Большую золотую медаль и драгоценную братину Великого князя Дмитрия Константиновича. На выставке в Одессе три его жеребца также получили Большую золотую медаль, а в 1912 году рожденный от Недотрога и Каши серый жеребец Кронпринц выиграл Императорский приз.

Так писал в 30-е годы отброшенный с дороги «новой жизни» создатель уникальной художественной коллекции иппического жанра, выдающийся специалист коннозаводства, тонкий знаток орловской рысистой породы, талантливый писатель и искусствовед Яков Иванович Бутович. Имя этого человека долгие годы было предано забвению. Его даже не упомянули 23 января 1929 года, в день открытия в Москве Музея коневодства, созданного на основе его же коллекций. И лишь в последние годы стало возможным наконец рассказать об этом удивительном человеке, по достоинству оценить его колоссальный труд.

Есть сведения, что после революции Я.И. Бутович обратился к советскому правительству с просьбой принять его завод и картинную галерею в государственное владение. В первые годы все оставалось по-прежнему: Яков Иванович вел свой государственный завод, на свои средства покупал картины. Успех продолжал ему сопутствовать. В 1921 году от Кронпринца и Леды родился знаменитый Ловчий, признанный чемпионом на Всероссийской сельскохозяйственной выставке в Москве, ставший впоследствии родоначальником своей линии и отцом известнейшего Улова – чемпиона и рекордиста породы. Из линии Ловчего вышли новые прогрессивные линии Улова и Отбоя. Влияние Прилепского конного завода на орловскую рысистую породу было весьма плодотворным. Тем не менее по необъяснимым причинам завод был закрыт, а племенной состав переведен в Хреновое. Было ли это сделано нарочно, чтобы иметь предлог для ареста Бутовича, к тому времени имевшего, казалось, прочное положение специалиста, активно помогавшего советской власти в восстановлении племенного животноводства, бывшего управляющим конным заводом и директором оставленного в Прилепах национализированного музея коневодства? В 1938 году Я.И. Бутович был расстрелян как «враг народа».

***

вход в здание 16-го учебного корпуса академии, в котором с 1940 года располагается Музей коневодства (1956 г.) На фото – вход в здание 16-го учебного корпуса академии, в котором с 1940 года располагается Музей коневодства (1956 г.)

Значительный след в летописи отечественной иппологии оставил Яков Иванович своей художественной коллекцией, не имеющей аналогов в мире. Со всей страстью и энергией отдавшись собирательской деятельности, не жалея средств и времени на поиски и приобретение картин художников конного жанра, Яков Иванович, вероятно, и не подозревал, что созданный на основе его коллекции научно-художественный музей коневодства станет Меккой всех «правоверных»: специалистов-коневодов, искусствоведов, а также тех, чье сердце открыто прекрасному, в ком жива извечная память и благодарность величественному божеству – лошади. Мог ли он подумать, дописывая свои горестные строки, что его музей превратится в место паломничества конников всех стран мира – от Аргентины до Японии. Тем не менее опасения имели под собой реальную почву, в жизни музея были нелегкие периоды.

После десятилетнего (1929–1939 гг.) периода существования в просторном здании бывшего Императорского скакового общества рядом с Центральным ипподромом при Всесоюзном научно-исследовательском институте коневодства музей был передан Московскому ветеринарному институту, а в 1940 году – Московской сельскохозяйственной академии имени К.А. Тимирязева. Претерпев ведомственные и территориальные перетасовки, трудности эвакуации в Самаркандскую область Узбекистана в период Великой Отечественной войны, музей наконец обосновался в 16-м учебном корпусе академии. Его экспозиция, построенная по характеру использования лошадей и строго выверенная с потребностями учебного процесса известными учеными кафедры коневодства: В.О. Виттом, О.А. Желиговским, А.С. Красниковым, – сохранена и сейчас. Она развернута в трех залах, условно называемых Верховым, Рысистым и Жанровым.

Экспонаты музея: картины, гравюры, скульптуры, предметы декоративно-прикладного искусства – принадлежат кисти и резцу более двух с половиной сотен авторов, как известных, так и мало знакомых широкому кругу зрителей. С одной стороны, это: М. Врубель, П. Греков, П. Клодт, П. Ковалевский, Е. Лансере, Ф. Рубо, Н. Сверчков, В. Серов, К. Юон; с другой стороны: Ф. Бартоломей, Г. Грудницкий, С. Колосов, Д. Невзоров, Ф. Шашкин… Музей, естественно, вписывается в учебный процесс – практически все темы программы по коневодству – от истории породообразования до современного использования лошадей – могут быть «проиллюстрированы» художественными экспонатами. Такой симбиоз науки и искусства уникален.

«С возами у избы» 1885 г. Художник А.Д. Чиркин

«С возами у избы» 1885 г. Художник А.Д. Чиркин

Подавляющее большинство картин – это так называемые экстерьерные портреты, в которых хорошо видно строение тела лошади, поставленной строго боком по отношению к зрителю – так, чтобы были видны все ее четыре ноги. Подобные изображения лошадей встречаются уже на картинах конца XYIII – начала XIX веков. Однако прочно ввел в обиход понятие «конский портрет» художник Николай Георгиевич Сверчков (1817–1898). Его реалистическое творчество, представленное в музее более чем двумястами картинами, охватило полувековой период истории отечественного коннозаводства, в нем отражено все богатство и разнообразие конского состава России. С одинаковым блеском и любовью писал он как великолепных породистых заводских красавцев, так и беспородных крестьянских лошадок. Я.И. Бутович высоко ценил творчество этого художника, он писал: «Не будь Сверчкова, мы совершенно иначе представляли бы себе родоначальников нашего коннозаводства, и каждый по-своему мечтал бы об их типе и формах, тогда как теперь мы имеем точные и верные портреты этих замечательных лошадей».

«Лошадь, выскакивающая из конюшни». 1864 г. Н.Г. Сверчков.

Перед глазами посетителей музея встают знаменитости прошлого: Лебедь, Полкан, Визапур – орловские рысаки; Ван-Тромп, Клара-Мак-Айан, Конкорд – английские скаковые; Обейан Серебряный – арабский; Аад – ахалтекинский; Хан – карабахский; Фабий – орловский верховой… И у каждого свои индивидуальные и породные черты, не оставляющие сомнений в достоверности изображения. Экстерьерный портрет, несомненно, играет очень важную роль в понимании связи функции и формы организма, индивидуальных и возрастных особенностей строения лошади, однако зачастую не дает возможности почувствовать ее внутреннее состояние. Особо выделяется и может быть назван психологическим портрет орловского рысака Летучего кисти известного живописца В. Серова. Не менее выразителен, но еще более загадочен датируемый XYIII веком портрет бурой кобылы Сметанки кисти Франца Бартоломея. О ней, как и о самом художнике, известно ничтожно мало. Лишь то, что она дочь арабского жеребца Улана и Сметанки. Яков Иванович считал эту картину одной из ценнейших в своей коллекции, она принадлежала самому графу А.Г. Орлову-Чесменскому.

Большое место отведено в музее картинам, показывающим все многообразие использования лошадей в самых различных областях деятельности человека. Это сцены ипподромных испытаний, как в рысистых заездах, так и в гладких скачках или стипль-чезах; батальные, дорожные, охотничьи, трудовые и праздничные темы.

В картине художника П. Грузинского (1891 г.) видны все особенности русской тройки

В картине художника П. Грузинского (1891 г.) видны все особенности русской тройки

С образом тройки неразрывно связан целый пласт русской культуры. Воспетая в произведениях литературы и устного народного творчества, она отразилась и в живописи. В картинах видны все особенности этой запряжки лошадей, гениально сочетающей скорость и комфорт, послужившие основанием считать тройку символом России.

Нельзя обойти молчанием великолепную коллекцию скульптур, особое место в которой занимают работы Евгения Александровича Лансере (1848–1886). Каждая его скульптура – отдельный рассказ о каком-то событии из жизни изображаемых персонажей со множеством деталей и мельчайших подробностей. Скульптуры Е.А. Лансере не просто реалистичны, они безупречно точны, по ним можно изучать взаимоотношения человека и лошади – представителей конкретной национальности и конкретной породы. Работы Е.А. Лансере дают богатейший материал для изучения истории коневодства многих народов – казахов, киргизов, кавказских горцев, донских казаков.

в музее коневодства

Экспозиция музея коневодства

Помимо художественного музей обладает значительными книжным и фотографическим фондами, хранящими как фолианты конца ХVШ века, так и последние номера глянцевых конных журналов; как черно-белые фотографии начала ХХ века, так и современные цветные цифровые файлы.

Одним из наиболее ярких эпизодов в более чем 80-летней истории музея может считаться передвижная выставка, с огромным успехом проведенная в Соединенных Штатах Америки. Полтора года, с апреля 1994 года по сентябрь 1995 года, под названием «Имперская лошадь России» она демонстрировалась во всемирно известных музеях: «Кентукки Дерби» в городе Луивилле (штат Кентукки) и Музее лошади города Руидозо (штат Нью-Мехико). Представленные для обозрения 30 картин и 11 скульптур из фондов музея американскими искусствоведами были определены в жанры романтизма и неоклассицизма, они назвали эти работы «действительно русскими, воплощающими романтику и душу страны».

Картины музея видели также в Германии, Франции, Санкт-Петербурге и, конечно же, в столице на грандиозной выставке «Царь Конь», организованной совместно с Государственным историческим музеем в 2005 году.

Заведующий кафедрой коневодства Московской сельскохозяйственной академии профессор Андрей Сергеевич Красников

Заведующий кафедрой коневодства Московской сельскохозяйственной академии профессор Андрей Сергеевич Красников

Культурно-просветительская деятельность научно-художественного музея коневодства не ограничивается передвижными выставками, основная его работа сосредоточена на учебно-воспитательном процессе среди студентов академии и других вузов. Рассказывая не только о породах, особенностях селекционного процесса в коневодстве, мастях, движениях и рекордах, но и активно проповедуя определяющую роль лошади в истории, ее нравственное воздействие на человека, музей приобщает их и к духовным ценностям. Особенно велико воздействие музея на формирование отношения к лошади детей школьного возраста, для которых проводятся специальные экскурсии.

Каждому посетителю независимо от рода занятий, возраста и национальности в музее найдется что-то близкое именно ему, потому что, как сказал американский писатель У. Фолкнер, «…на всей земле по пальцам можно пересчитать тех, в чьей жизни и памяти, в испытаниях судьбы и личных пристрастиях лошадь вовсе не занимала бы места». Хочется верить в его пророческие слова, что «лошадь не исчезнет до тех пор, пока существует сам человек». И в этом отношении музей выполняет святую роль в сохранении природы человека, напоминая ему о тесных жизненных связях многих тысячелетий с его верным спутником – лошадью. В настоящее время здание музея находится в состоянии реконструкции, но частичная экспозиция сохраняется в помещении ЦНБ РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева.

Юлия Кузнецова
Журнал «Охотничий двор» №08/2012

***

КСК Левадия катание на лошадях

Подробнее о Конно-спортивном комплексе Левадия >>

Другие статьи на эту тему:

Adblock
detector