Главная / Статьи / Камчатка

Камчатка

За пять дней сплава были пойманы десятки гольцов, в их числе штук пять до двух килограммов, штук пятнадцать микиж, три из них до пяти килограммов, три кижучонка — до двух килограммов и немерено горбуши, которую со второго дня просто отпускали. В целом отмечена более азартная рыбалка на спиннинг в верховье реки, причем на любые блесны. Хотя местные рыбаки предпочитают обычные ложки, мне больше понравились мелкие и средние колеблющиеся серебристые блесны, особенно при ловле микижи, они деликатнее. Ближе к океану рыбы больше, но она привередливее, нужна специальная снасть.

Перевал

Утром следующего дня совершалось грандиозное по нашим понятиям путешествие — нам надо было за два световых дня преодолеть сорок пять километров. Невероятно! Выскочило солнце. Вроде радуйтесь после мокроты и холода, но, как всегда на Камчатке, уж слишком… Разделись, навьючились и начали постепенный подъем. Все выше, и выше, и выше… Дышать становится с каждым шагом труднее, рюкзак давит нещадно. Но радует красота красок под солнцем, широта зеленых склонов на подходах к гряде перевала. Первыми добрались самые младшие. Любуясь видом с высоты перевала, удивляешься своим собственным возможностям. Неужели это мы преодолели путь от той дальней гряды гор, где прячется «Земля Санникова»? Нет, это невозможно! Но факт свершился.

До самого заката идем на спуск вдоль глубокого ущелья, сначала прыгая через камни, а потом петляя по горным тропам. Ноги уже не родные! Уже не видно ничего, кроме пяток впереди идущего. Наконец появилось расширение в виде площадки в окружении сосен, которых до этого мы не встречали. Вытянули ноги, поели и отключились. Утром в десяти метрах от палаток услышал какую-то возню. Оказалось, это на остатках нашей трапезы хулиганит семья крапчатых сусликов, норы которых находятся чуть выше по склону.

Сборы недолгие, а дорога занудно длинная. Правда, иногда скрашивается изумительными видами на соседние долины, вулкан и бегущую внизу бурную реку. Часть пути проходит в густом кедраче, и мы набираем игл во все складки одежды. Но вот, наконец, и финиш. Сюда назначено прибытие спасительного «Урала».

Не так уж и долго мы были в отрыве от цивилизации, но, проезжая мимо какой-то деревеньки с «тонаром» вместо магазина, все кинулись за пивом, шоколадом и чипсами, а затем, разомлевшие, тряслись по ухабам неизвестное количество километров до долгожданной реки.

Сплав

Недалеко от дороги на берегу реки нас ждали восемь плотогонов с шестью спасательными плотами. Река, по которой предстояло пройти полторы сотни километров, оказалась совсем не смирной лошадкой. Даже здесь, в середине течения, она неистово рвалась к океану, не обращая внимания на каменные преграды. Довольно широкое течение с неожиданными перекатами, порогами, резкими глубинами и скалами на пути поначалу вызывало трепет и неуверенность в завтрашнем дне. Еще до загрузки на берегу были встречены трупы разлагающихся чавыч, которые отметали икру и погибли. Размеры этих рыб вызывали серьезное уважение, а желание порыбачить не находило отклика в собственной душе из-за отсутствия опыта взаимоотношения с такими монстрами. Однако плоты оттолкнулись от берега, все снасти, которые были у меня с собой, собраны и подготовлены к пробным забросам.

Необходимо отметить, что имеющийся арсенал состоял из одного жесткого металлического спиннинга с двумя катушками: «Невской», оснащенной леской 0,5 и 0,8; а также безынерционной катушкой «Митчелл» c леской 0,3 и 0,5 (после поездки ее пришлось выкинуть, она рассыпалась в момент нагрузки).

На плоту находились семь человек, а ловить желали практически все. Реально ловили этим спиннингом три-четыре человека по очереди. Вначале забросы были совершенно неконтролируемыми и посылались куда попало. Позже мы научились это делать целенаправленно, немного вперед по ходу плотов, желательно под торчащий камень или на глубину после переката. Уже было несколько хваток, уже оторвали две блесны. Но вот что-то зацепилось и тащится, выпрыгивая из воды. Это голец граммов на восемьсот. Радуемся и продолжаем ловить, хотя нас за это ругают уходящие вперед инструкторы. На других плотах, глядя на нас, тоже разворачивают снасти, и лески чертят по воде. Поклевки следуют практически у всех, но бывают частые сходы. Леска 0,3 признана негодной — слаба, два обрыва с блеснами и рыбой. Берега исключительные, особенно живописны места после порогов, когда из бурлящей воды выплываешь на бирюзовые глубины в обрамлении скал, стоящих по пояс в воде и образующих собой заливы и бассейны, абсолютно недоступные с берега, в которых, по нашим фантазиям, находятся самые экзотические экземпляры рыб.

Делаю заброс в такую заводь и, пока крутится в водоворотах плот, удерживаемый двумя гребцами, начинаю подмотку. Удар… зацеп! Нет! Повело в сторону. Хорошо, что мы на плавсредстве, а то не миновать обрыва. Начинает сдаваться, ближе к плоту делает свечку слиток из серебра. И, наконец, рыба у лодки. Двумя руками сосед забрасывает ее внутрь. Это полуторакилограммовая микижа. До чего же хороша! Широкая ярко-серебристая, с черточками на боках вместо крапинок, как у гольцов, и перламутровым отливом по всей поверхности. Чудо какое-то!

Соседний плот тоже зарыбился. Пытаются всем коллективом втащить еще более крупный экземпляр, но рыба оказалась проворней и, отцепившись от тройника, прыгает через плот за борт.

В это время, проплывая по одной из проток, вижу большое серое пятно под водой, которое перемещается в сторону берега. Приглядевшись, понимаю, что это идет стая каких-то крупных рыб. Пробую кидать снасть, поклевок нет. Выгоняем плотом эту стаю на каменистую отмель, в сапогах вылезаю из плота и продолжаю метать блесну. Вижу, как она падает посреди темного пятна, подсекаю и чувствую сильное сопротивление. Подмотав, вижу темно-фиолетовое горбатое страшилище с длинным загнутым клювом — это горбуша. Я ее забагрил за горб. Эти рыбы в период подъема на нерест не питаются и поэтому попадаются только при багрении или иногда, как полагается, за губу, если пытаются проявить агрессию и отогнать чужака. Причем, чем выше поднимаются по реке, а значит, и дольше находятся в пресной воде, тем выраженней становятся брачные признаки, а чем ниже к океану, тем менее выражен горб и клюв, а икра мягче. Еще несколько удачных забросов, и в лодке уже плещутся штук пять, разбрасывая во все стороны жесткую, как дробь, красную икру и белые молоки. Такую горбушу местные называют «лощавой» и не уважают, а используют в основном как корм для поросят или собак. Позже на одной из стоянок я не утерпел и решил отведать этой рыбы. Необходимо отметить, что ее особенность — довольно сильный рыбный запах, совершенно сухое, постное и обесцвеченное мясо по сравнению с обычным его состоянием, за исключением горба, куда весь жир и собирается. Аборигены предпочитают именно горб в жареном на костре виде. Довольно вкусно, особенно когда выбирать не приходится.

Но за это время мы существенно отстали от группы. Налегаем на весла и пытаемся догнать. В таком ритме движемся в течение двух часов. В лодке уже более десятка рыб: две микижи, остальные гольцы и горбуши. Сигнал причаливать для обеда. На берегу все делятся впечатлениями и хвастают уловом, который приблизительно сходен. Только в одном плоту к обычному составу рыб присоединился маленький кижуч, килограмма на два. Аборигены считают, что ниже к океану кижуч уже должен быть более частым, но все в сомнениях, выдержат ли его наши снасти.

На стоянке рыбу просмотрели, отобрали на уху лучшую и заварили громадный чан. Хлебали до умопомрачения, а затем ели вареную лососину, пока не переполнились через край. Страдали: «Хлебца бы побольше!»
Вновь, пока другие отдыхают, владельцы спиннингов кинулись к воде, и здесь, на широком просторе, активно ловились горбуши, реже гольцы. Весь берег был усеян гниющими трупами горбуш, уже отметавших икру. Встречались следы пребывания медведей, которые здесь повсеместны и нахальны.
Последующий путь протекал через три порога. К моему сожалению, эти места не удалось изучить подробно из-за сложности прохождения и невозможности ловить с воды. Более того, в одном участке по настоянию сплавщиков плоты были проведены вдоль берегов на веревке. Зато я в этот момент успел забежать на плато и был награжден громадным количеством сладкой жимолости, которая здесь в изобилии. Правда, собирать ее приходится иногда с мишками наперегонки.

Следующая стоянка принесла большое количество мерных гольцов от восьмисот граммов до килограмма. Местные рыбаки оставили спиннинги, которыми ловили до этого, и перешли на ловлю в проводку на «японский буй». Снасть наподобие самодура, но без логики. Большие, мощные удилища с проводочными кольцами и безынерционными катушками, леска 0,3–0,4 с двумя поводками и пустыми черными крючками 7, 8 номера, над ними на расстоянии 15–20 см находится сам «японский буй» — кусочек флюоресцирующей оранжевой резины от буя японских браконьерских сетей размером и формой с крупную красную икринку, и скользящий большой, утяжеленный поплавок. Насадки не требуется. При забросе такой снасти на дальнюю дистанцию поплавок, двигаясь, внезапно исчезает. При подсечке на крючках почему-то оказывается голец. Эффективность такой снасти в десятки раз превосходит спиннинг, на который иногда клев просто отсутствует, несмотря на изобилие рыбы, особенно ближе к океану.

Многие гольцы были с икрой. Оказалось, что свежеприсоленная, она котируется среди местных гораздо больше, чем из горбуши, кеты и нерки.

На одной из стоянок мы неплохо ловили. Попадались и гольцы, и микижа, но уже хотелось чего-то особенного. Рядом был приличный порог, и я захотел испытать заброс под основную скалу, стоящую в центре бурлящего потока. До него было метров пятьдесят. Делать это пробовали многие. Но снасть либо не долетала, либо обрывалась, застревая в камнях. Для того чтобы попытать счастья, мне пришлось поставить леску 0,8 и двухцветную блесну граммов на 80. Первый заброс не достиг желаемой цели, вторым я угодил прямо по скале, и блесна, отлетев в один из второстепенных потоков, принесла небольшого гольца. Третьим забросом она попала прямо в центр затишья под скалой и начала тонуть, леску начало сносить течением, и в этот момент я ощутил зацеп. Такой глухой зацеп, что однозначно надо расставаться со снастью, а это последний моток лески из запасов, все остальное давно утоплено и порвано. Но что-то внутри подсказывало попробовать потянуть, что я и сделал. В ответ мой металл согнулся до последней границы прочности, катушка заскрежетала, а я потерял устойчивость, шагнул в воду раз, два, меня потащило вниз за течением, но я устоял. Все, кто был на берегу, моментально собрались вокруг. Инструктор стоял за моей спиной и, судя по тембру голоса, сопереживал не меньше, чем участник поединка: «Это кижуч! Больше некому! Только его не вынуть!» В этот момент мне удалось ненадолго затормозить сматывание лески, и началось очень медленное подматывание. Метра два мне удалось взять на себя, и вот из-за буруна показалась спина с плавником бронзового цвета. Это была «доисторическая кистеперая рыба», мощное, сильное тело размером около метра. Несмотря на шум бурлящей воды, слышно было, как все наблюдающие одним вздохом встретили вид этого исполина. Дальше держать на мертвой точке я не мог, надо потихоньку вести на себя. Начал слегка подмотку, сдвинул и вывел на струю, думая, что смогу с помощью течения вывести к берегу, а там как-нибудь сам подойду или ребята помогут. Но рыба, попав в струю, видимо, пришла в себя и удивилась, что позволила с собой играть. Всего один рывок в сторону и вниз по течению, леска размоталась в секунду до конца… короткое удержание на пределе, металл катушкодержателя начал скручиваться… Еще удар, и леска, как нитка, рвется в середине расстояния, а я лечу, чертыхаясь, на камни в воду…

Не прошло и получаса, как один из сплавщиков стал что-то высматривать вдалеке. Оказалось, к нам по берегу медленно приближается большой медведь, попутно он пытается ловить рыбу или просто высматривает ее в воде. Некоторые не обратили на это внимания и продолжили рыбалку. Но опытные инструкторы на всякий случай уже загрузили весь скарб на плоты, а старший приготовил фальшфеер и ракетницу, уверяя всех, что огня-то они боятся. Двое сплавщиков стали забираться на одно большое дерево, нависшее над водой. Рыбаки продолжали периодически выдергивать гольцов. Оставалось до медведя метров двадцать. Кто-то решил, что он нас не видит, и бросил гольца в его сторону. Не поднимая головы, тот быстро нашел рыбу, съел и двинулся дальше. Зажгли фальшфеер, а потом бросили его в сторону зверя — ноль реакций, выстрелили ракетницей — та же картина. Пришлось идти на последний шаг, всем по местам и — на середину течения. Впечатление было такое, что медведь не обратил на нас никакого внимания, продолжал также медленно двигаться в своем направлении. 

После этого на протяжении десяти-пятнадцати километров мы встретили еще трех медведей, двое наблюдали за нами с берега, а один ушел.

Еще два дня прошли приблизительно в том же режиме и с теми же эмоциями. За пять дней сплава были пойманы десятки гольцов, в их числе штук пять до двух килограммов, штук пятнадцать микиж, три из них до пяти килограммов, три кижучонка — до двух килограммов и немерено горбуши, которую со второго дня просто отпускали. В целом отмечена более азартная рыбалка на спиннинг в верховье реки, причем на любые блесны. Хотя местные рыбаки предпочитают обычные ложки, мне больше понравились мелкие и средние колеблющиеся серебристые блесны, особенно при ловле микижи, они деликатнее. Ближе к океану рыбы больше, но она привередливее, нужна специальная снасть.

На одном пикнике, когда все блюда из лососины надоели, кому-то взбрело сделать корейское хе из сырого гольца. Утром, когда на завтрак хе было роздано и многие начали лакомиться, я заметил в мясе спины у приготовленной рыбы хорошо скрученных, очень тонких живых гельминтов. Оказалось, что именно гольцы являются рыбой, у которой гельминты достаточно часто встречаются. Поэтому лучше все-таки ее подвергать термической обработке, а свежесоленой делать особей полупроходных рыб, пойманных в морях. Однако всех рыб по вкусовым качествам, на мой взгляд, превосходила микижа.

Сплав закончился, нас доставили в Петропавловск. Там мы искупались в океане, жаль, порыбачить не удалось! Но, может быть, еще и вернемся? Камчатка того стоит!

Андрей РЯЗАНЦЕВ

Фото Сергея ТИШКЕВИЧА

Журнал "Охотничий двор" №11(13)  декабрь 2009г.

Adblock
detector