Главная / Статьи / Маралы в Мордовии: “такая гора мяса здесь давно не бегала”

Маралы в Мордовии: “такая гора мяса здесь давно не бегала”

Мордовские леса пополнились новыми охотничьими животными – маралами. В зубово-полянские леса завезли маралов для коммерческой охоты. Прибытие самого крупного вида оленей вызвало оживление среди местных жителей. Еще бы — такая гора мяса в здешних краях никогда не бегала!

Мордовские леса пополнились новыми охотничьими животными – маралами. В зубово-полянские леса завезли маралов для коммерческой охоты. Прибытие самого крупного вида оленей вызвало оживление среди местных жителей. Еще бы — такая гора мяса в здешних краях никогда не бегала!

В щели между досками ящика блестят большие испуганные глаза. Молодой марал с биркой № 13 в ухе смотрел на хмурое небо. Всю неделю животное видело лишь мокрый тент фургона. Только раз в день открывалась деревянная задвижка, пропуская руку с ведром зерна. На этот раз она появилась без корма. Палец коснулся мокрого носа. Испуганное животное ударило копытом в доску. Человек отпрыгнул, тряся ушибленной рукой. На шум прибежали люди, осмотрели выбитую доску. Любопытному грузчику велели близко не подходить. «Вот это зверь! А какой он будет, когда вырастет!..« — пожаловался пострадавший парень. После выходки № 13 мужики, перегружая ящики с фуры в тракторные тележки, старались держать руки и лица подальше.

Покачиваясь на весу, маралы вели себя спокойно. Скоро любопытный грузчик снова присоединился к бригаде. «Застоялся в пути, вот и выбил доску!» — объяснял он агрессивность животного. О своей неосторожности предпочитал умолчать, а к № 13 подходить остерегался, чтобы не вызвать новых насмешек. Охотовед Евгений Шириков несколько раз предупредил, что с маралами надо обращаться аккуратно. Силу удара их копыт он сравнил с мощной стальной пружиной: «Ребро выбьет!»

Руководитель экспедиции Шириков пять дней просидел в кабине большой фуры, которая преодолела больше десяти регионов. Два грузовика привезли 30 маралов с Алтая — за 4 тысячи километров. Люди радовались, что трудный путь от селения Солонеж до мордовского Умета завершился благополучно. Гаишники на дорогах отнеслась благоприятно, бандиты не встретились. На Алтае караван сопровождали машины с песком, чтобы на обледеневших участках фуры не занесло в кювет. Тогда бы олени могли поломать свои длинные ноги. За пять дней пути встретились и сильные морозы, и оттепель.

Шириков беспокоился, выпал ли в Мордовии снег, и всю дорогу справлялся об этом по телефону. Маралов забирали из заснеженного леса, поэтому выпускать их желательно в сугробы. Теперь он с довольным видом стоит у ящиков, вытирает свежим снегом испачканные руки. Директору охотничьего хозяйства «Зубова Поляна» Владимиру Левину он доложил: «Ни у одного шерсть не свалялась!» Это значит, что все олени доставлены здоровыми.

Начальник последнюю неделю тоже провел как на иголках, но не упрекнул подчиненного за неисполненную просьбу. Не привез Шириков с Алтая мараловых рогов, на которые в Умете большой спрос. Из них умельцы в зонах вытачивают сувениры: шахматы, курительные трубки, рукояти для трости. Фармацевты используют рога для производства пантокрина.

Сколько мы ни заглядывали в щели ящиков, ни на одном из тридцати маралов не заметили даже маленьких рогов. Этим особям чуть более полутора лет — самый лучший возраст для переселения. У организма есть хорошие возможности для акклиматизации. Взгляд огромных глаз наивен, как у детей, большие губы и носы смешны, как у игрушек. Становится понятно любопытство грузчика, который не удержался потрогать диковинное животное. Запертый в клетке марал кажется беззащитным, но выбитая доска останавливает всякое желание пообщаться.

В Восточной Сибири его зовут изюбрем, а в Канаде — вапити. Издавна марал считается престижным трофеем. Взрослая особь набирает вес до 400 килограммов, а мясо очень вкусное. Шкурами охотно украшают стены и диваны. Охота на марала — одна из самых увлекательных и прибыльных. Ради выстрела толстосумы выкладывают большие суммы, поднимаются на горные перевалы, трясутся неделю в седле и дышат разряженным воздухом. На территории Мордовии коммерческие туры предлагает охотничье хозяйство «Зубова Поляна».

За деньги тут можно завалить кабана, снять глухаря, уложить оленя. Самой дорогой станет охота на марала, которого на наших глазах выпускают в лесные угодья. Прикормленный человеческой рукой, он подпустит охотника на выстрел и не создаст трудностей, как в горных ущельях. Конечно, на убой пойдут только взрослые особи, которые оставили потомство. Но все равно главное назначение маралов — стать охотничьим трофеем. С этого бизнеса живут много семей в Зубово-Полянском районе, чьи кормильцы трудятся егерями, охотоведами и разнорабочими в охотничьем хозяйстве. Сюда же можно включить браконьеров, уже узнавших о завозе маралов.

Начальники участков азартно спорят, отстаивая приглянувшихся оленей. Маралов выпустят на три участка: анаевский, каргашинский, уметский. Там для них приготовлена огороженная территория. № 13 зачислен в Уметский. В кузов прыгает самый любопытный грузчик. «Покажу маралам лес!» — кричит он. Снега много, но опасаться следовало другого. Эти места в 10 километрах от Умета хорошо знакомы многим охотникам и браконьерам. Р

аньше тут беспощадно отстреливали кабанов и белок. Во многих стволах сидят пули или картечь, на них жалуются лесорубы с соседней делянки. С бутербродами в руках они подкрадываются подсмотреть на выпуск маралов, часто слышится слово «мясо». Таково здешнее «облико морале». Кое-кто сожалеет об оставленном дома ружье, другой вполголоса говорит, что можно метнуть топор. Шашлык из марала хорошо бы пошел на трассе, которая проходит через Умет. Сильный ветер приносит запах мяса даже сюда и способен раздразнить самый сытый желудок. Все это знакомо егерям со времен, когда сюда выпускали кабанов.

Угрюмо подчиняясь окрикам, голодные лесорубы отступают от ящиков. Больше других старается хромоногий сторож участка Николай Ступеньков, который построил здесь охотничью вышку. Раньше кабанов били с другой, но когда браконьеры стали залезать на нее и стрелять чужое зверье, ее заколотили и поставили новую, поближе. Отзывчивый сторож суетится вокруг маралов больше всех и, кажется, готов выносить их на руках. Ему не нравится место, куда поставили грузовик с ящиками. Лучше съехать в канаву, тогда оленям не придется прыгать с высокого борта. Еще ноги поломают! Но кто будет слушать сторожа в пыжиковой шапке?..

Короткий декабрьский день на исходе, надо выпустить маралов до темноты. Работа вдруг оказалась тяжелой. Деревянные задвижки набухли от сырости и застряли в пазах. Егеря пытались их сдвинуть и вдвоем, и втроем, и очень скоро от напряжения стали лопаться бушлаты на плечах. Смешался пар от дыхания людей и оленей. Животный запах распространился в лесном воздухе. Запах чужой жизни, проходящей далеко на Алтае.

Из четырех ящиков выглядывают испуганные мордочки. Теперь их можно разглядеть подробно. Маралы не хотят выходить на незнакомую территорию. Напрасно люди стучат сверху и сбоку, кричат: «Пошел! Пошел!» Гости ни с места. Егеря ломают ветки и просовывают в щели, олени все терпят. Возможно, они знают, что на свободе их ждет гибель.

Охотоведы не заметили, как лесорубы снова подкрались и опять заговорили о мясе: «Мочить из ружья надо, пока жирные!» Сотрудники уж не знают, кого гнать-то ли маралов, то ли халявщиков. Первый олень прыгнул так стремительно, что никто и охнуть не успел. За ним сигают другие. Впервые люди смеются, кричат маралам вслед. Наступила общая радость, какая бывает при чьем-то освобождении после длительного заключения. Хмурый лес стал выглядеть интереснее — в нем появились маралы!

Радуется сторож Ступеньков, улыбается начальник участка Шириков. Любопытный грузчик выламывает палку потолще, чтобы вытолкать из ящика последнего, с биркой № 13. Тот упрямо не хочет выходить на обманчивую свободу. Марал ревет на вес лес страшным голосом, не желая покидать темницу и, в конце концов, становится к выходу задом. Остервеневший грузчик затачивает палку ножом. Когда она ломается под смех товарищей, идет в кусты за другой. Времени ждать нет. Манипулятор поднимает ящик и вытряхивает упрямое животное на снег.

«Эх-ха!» — кричат ему вслед. Марал бежит, останавливается и оглядывается. Окрики заставляют его двинуться дальше. На след падают оставшиеся с осени желтые листочки. Но как бы ни бежал марал, все равно снег когда-нибудь окрасится его кровью. Для этого сюда и привезли. «Встретимся мы с тобою в лесу!» — грозит ему кулаком грузчик и бросает палку…

Я иду по цепочке первых следов марала в мордовских лесах. С какой жадностью скоро их будут читать люди, увешенные дорогим оружием. Тропа для охоты протоптана. О ней уже оповещены люди в Москве, Питере, Бонне…

Кстати:

Марал — один из наиболее крупных подвидов благородного оленя. Длина тела достигает 250–265 см, высота в холке 140–155 см, масса — свыше 300 кг. Основное распространение марал получил на Алтае и юге Восточной Сибири.

Гон у маралов проходит осенью. Самцы почти перестают есть, много пьют и часто валяются в грязи. В начале этого периода они подают голос. Их рев начинается с отрывистых хриплых звуков, напоминающих вздохи, и переходит в низкое протяжное мычание, слышимое на расстоянии 3–4 км.

В конце первого года жизни у самцов появляются костные бугры и начинают развиваться рога. К осени второго года они перестают расти и окостеневают. После сбрасывания этих рогов развиваются рога с 3–4 отростками. Наиболее мощные рога у самцов в возрасте 6–12 лет. Сбрасываются рога в начале весны. В природных условиях олени живут в среднем 12–14 лет, в неволе могут дожить до 25–30 лет.

Евгений Резепов  "Столица С"

Adblock
detector