Главная / Статьи / На пульку-зеркальце

На пульку-зеркальце

Нева плавно катила свои холодные воды в Финский залив. День был облачный, но маловетреный. Я сидел на веслах, а Иван Иванович в корме. Он готовил к ловле пульку-зеркальце: насадил на крючок два десятка земляных червей, привязал сверху серебристый хвостик уклейки и осмотрел подлесок, связанный из самых толстых шелковых жилок. Подлесок был привязан к прочному пеньковому шнуру длиной до ста пятидесяти метров, смотанному в клубок.

Нева плавно катила свои холодные воды в Финский залив. День был облачный, но маловетреный. Я сидел на веслах, а Иван Иванович в корме. Он готовил к ловле пульку-зеркальце: насадил на крючок два десятка земляных червей, привязал сверху серебристый хвостик уклейки и осмотрел подлесок, связанный из самых толстых шелковых жилок. Подлесок был привязан к прочному пеньковому шнуру длиной до ста пятидесяти метров, смотанному в клубок.

Мы держались почти на середине Невы. Иван Иванович спустил с кормы оснащенную пульку, привязал к подлеску короткий удильник и стал показывать левой рукой, куда я должен направлять лодку: вправо, влево, назад или вперед, ехать тише или быстрее. Лодка держалась носовой частью вверх против течения, а кормой медленно спускалась вниз по реке.

Иван Иванович поддергивал пульку удильником. Приманка короткими скачками продвигалась над дном вниз по течению, навстречу поднимающимся по реке лососям.

Мне приходилось все время работать веслами, чтобы не давать лодке спускаться быстрее, чем нужно для ловли.

Мы плыли вдоль каменистой гряды, скрытой под водой и называемой по-местному – лудой.

– Тут всегда за камнями отдыхают лососи. Глядишь, встретят нашу приманку и схватят ее для нашего удовольствия, – пояснил Иван Иванович.

Он – старый невский рыбак, знает все рыбьи тропы и ездит всегда по хорошим местам.

Я устал от беспрерывной работы, а поклевок еще не было. Наконец, нам посчастливилось: пулька встретилась с лососем. Он яростно схватил приманку и, почувствовав себя на крючке, молниеносно бросился на середину реки. Удильник полетел из рук Ивана Ивановича в воду и поплыл вслед за убегающей рыбой. Рыбак начал спускать шнур с клубка. Лосось то уходил в глубину, то появлялся на поверхности, показывая свои серебристые бока.

Вот он решительно бросился вниз по реке, увлекая за собой нашу лодку. Иван Иванович то опускал, то подтягивал шнур, пробуя остановить убегающую рыбу. Он показывал мне рукой, куда плыть, где повернуть или остановить. Так мы провозились с рыбой полчаса, а может быть, и больше. Нас снесло течением на километр ниже стоянки. Наконец, порывы рыбы стали слабеть. Она с меньшей силой тянула шнур и чаще появлялась на поверхности реки. Мы быстрее поплыли ей навстречу, энергичнее потянули ее к лодке. Еще несколько минут борьбы, и – лосось, покачиваясь с боку на бок, почти без сопротивления пошел за шнуром.

 Я поддел его под жабры багориком и втащил в лодку.

– Не больше пуда вытянет, – объявил Иван Иванович, вынимая крючок из пасти рыбы.

– А сколько рыб вылавливаете за день, Иван Иванович? – полюбопытствовал я.

– За день? В неделю две-три рыбы и то хорошо. Бывают, конечно, удачливые дни, когда поймаешь от зари до зари двух, а то и трех…

Мы не стали больше ловить рыбу и поехали домой пить чай.

Я смотрел на пудового лосося и думал: "Такая крупная и красивая рыба и так глупо попалась почти на голый крючок".

Ведь известно, что лосось, идущий на икрометание, не питается. Даже его органы пищеварения на это время как бы атрофируются и не переваривают пищу. И все же он иногда хватает приманку.

– А другие хищники ловятся на пульку? – спросил я Ивана Ивановича.

– Ловятся. Попадают и судаки, а иной раз и крупные угри. Но только эти рыбы ловятся на более спокойном течении, в низовьях Невы…

Года через два после этой встречи с невским рыбаком я попал на реку Волхов. Здесь я охотился со спиннингом на щук и жерехов, которые в изобилии водятся вблизи устьев речек и протоков, вытекающих из стариц и озер.

Однажды в районе речки Кавы, вблизи от железнодорожной станции, я встретил на Волхове двух рыболовов. Они плыли в лодке вниз по течению реки. Сидевший в корме рыболов держал в руке короткую палочку и поддергивал ею идущую сзади приманку.

"Ловят пулькой", – решил я и подъехал к рыболовам.

В корме оказался знакомый мне рыболов Васильев. Он действительно ловил на пульку-зеркальце, которая была оснащена лишь одной рыбкой.

В лодке лежало пять щук разной величины и два судака. Рыболов тянул пульку сзади лодки, постукивая ею о дно.

В следующее воскресенье я привез на Волхов несколько пулек, сделанных по типу невских. Крючок я привязал к каждой пульке при помощи металлической, а не жилковой косички. Вместо жилкового подлеска прицепил проволочный поводок длиною двадцать пять сантиметров, а к поводку – пеньковый шнур в пятнадцать метров. Удильником служил мне еловый сучок с развилкой на конце, найденный на берегу. В качестве гребца со мной поехал спиннингист Н.С.Ананьев.

Утром мы поймали на проволочную удочку с десяток мелких плотичек и густерок для наживки пульки. К пяти пулькам я привязал по небольшой плотичке головой к зеркальцу, хвостом к загибу крючка. Одну пульку настроил для ловли, остальные приготовил в запас.

Прежде всего я отмерил шнуром глубину дна и привязал в нужном месте удильник. Пульку опустил до дна и, поддергивая ее вверх, короткими взмахами повел сзади лодки. Ананьев по моей команде подгребал веслами.

Глубина Волхова здесь не превышала пяти-шести метров. Пулька шла по дну короткими скачками, отделяясь от него сантиметров на двадцать пять. Рука, держащая удильник, чувствовала удары пульки о твердое дно. Когда лодка наезжала на более глубокое место, я чувствовал, как пулька повисала на удильнике, и удлинял шнур, чтобы опустить приманку до дна.

Когда впоследствии я стал пользоваться удильником с катушкой, то управление пулькой на разной глубине стало более простым и удобным.

Проезжая над одной ямой, я почувствовал резкую хватку и сделал подсечку, но рыба сошла с крючка. Вынул пульку и обнаружил, что хвост плотички оторван и на пульке болтается лишь ее голова. Пустил в дело другую пульку со свежей наживкой. Только отъехали немного, снова хватка и снова пулька с оборванной плотичкой. С третьей пулькой повторилась та же история: рыбка и на этот раз была сорвана с крючка неизвестным хищником.

Я пытался объяснить эти срывы.

– Мы ведем пульку вниз по течению. Хищник стоит головой против течения. Когда пулька проходит мимо него, он должен повернуться, чтобы схватить хвост рыбки сбоку. Хвост рыбки не привязан к крючку и свободно болтается. Вот почему хищник хватает его и срывает безнаказанно.

Товарищ соглашается со мной.

– Поставим тройничок на хвост наживки и посмотрим, что получится, – предложил я.

В моей коробке с блеснами и крючками оказался отрезок стальной проволоки. К одному концу проволоки я прикрутил небольшой тройничок, другой конец прикрепил к петельке головного поводка. Привязав " пульке новую плотичку, я вонзил тройничок в тело рыбки и продолжал ловлю.

Вскоре последовала новая хватка рыбы. Я подсек и почувствовал, что хищник крепко засел на крючке. Подтянул рыбу к лодке, а товарищ ловко схватил подсачком крупного судака, зацепившегося за тройничок. Сама пулька с одиночным крючком висела у судака под губой.

– Так вот кто срывал наживку, – воскликнул товарищ, освобождая тройник из пасти судака.

Мы оснастили пульку новой плотичкой, поставили сверху тройник и, медленно плывя по фарватеру реки, поймали еще двух судаков и щуку. Все три рыбы попались на тройник, а щука и один судак, кроме того, были зацеплены снаружи за жабры основным крючком.

Так невская пулька опытным путем получила дополнительную оснастку – тройник, на который удобно ловить разных донных хищников.

Много мы переловили на пульку-зеркальце волховских щук и судаков. Попадались щуки весом до полпуда и больше. Поймали мы двух сомов, а однажды на пульку взял жерех, соблазнившийся насадкой – уклейкой.В годы Великой Отечественной войны пулька была завезена на Волгу. Там тоже ловили ею судаков и щук. Пульку-зеркальце с успехом можно применить для ловли лососевых и других хищных рыб, обитающих в северных сибирских реках. Хорошие результаты дает ловля на пульку и в озерах с твердым дном.

Пулька достает хищника с большой глубины и в таких местах, где другими спортивными способами ловить его почти не представляется возможным.

Эта замечательная снасть, которую мы называем донной "дорожкой", требует дальнейшего ее изучения. Одновременно надо подумать над усовершенствованием техники лова этой снастью.

Я не сомневаюсь, что донная "дорожка" скоро получит широкое распространение среди рыболовов.

Ф. Кунилов

Adblock
detector