Главная / Статьи / Охотимся на крупного леща

Охотимся на крупного леща

Чтобы охота за крупным лещом на течении была успешной, необходимо заниматься ею специально, не отвлекаться и не размениваться на мелочь. Вот уже несколько лет я ловлю зимой рыбу на течении на Средней Оке, и о технологиях такой рыбалки и поиске рыбы уже рассказывал. Ловля эта очень увлекательна и добычлива, поэтому я долго не мог понять, почему в уловах так редко встречается лещ, а тем более крупный. В большинстве случаев основным объектом вылова становилась белоглазка весом 100-300 г, реже попадалась густера, совсем редко – лещ.

Чтобы охота за крупным лещом на течении была успешной, необходимо заниматься ею специально, не отвлекаться и не размениваться на мелочь. Вот уже несколько лет я ловлю зимой рыбу на течении на Средней Оке, и о технологиях такой рыбалки и поиске рыбы уже рассказывал. Ловля эта очень увлекательна и добычлива, поэтому я долго не мог понять, почему в уловах так редко встречается лещ, а тем более крупный. В большинстве случаев основным объектом вылова становилась белоглазка весом 100-300 г, реже попадалась густера, совсем редко – лещ.

Пытаясь разобраться в этом вопросе, я проанализировал известные мне случаи поимки лещей на течении и пришел к совершенно определенным выводам, о которых скажу ниже.

Но сначала я хотел бы рассказать об одной очень интересной, можно сказать, выдающейся рыбалке весной прошлого года. Тогда я, можно сказать, прочувствовал некоторые нюансы охоты на леща и лишний раз убедился в правильности некоторых своих идей относительно ловли крупной рыбы.

Они верны не только для рыбалки по последнему льду, но и в январе – феврале, поскольку на Оке крупного леща начинают ловить с декабря.

Итак, 19 марта я со своим товарищем отправился на Оку, чуть более 100 км от Рязани. Женя остался ловить на затоне, а я, как обычно, отправился на течение искать свою рыбу – густеру, белоглазку, а если повезет, и леща. Повезло, но не сразу.

Место, на котором я собирался ловить, я знал очень хорошо. Знал, что рыба на этом полуторакилометровом участке Оки клюет обычно в трех местах.

На первом я с утра выловил несколько неплохих густерок, затем клев прекратился. На втором моей добычей стали несколько белоглазок, но сам клев меня не устроил. На третьем месте выловил примерно три килограмма белоглазки весом 150-200 г и судачка на 700 г.

Часы показывали половину третьего, и я стал потихоньку собираться. На обратном пути снова решил попробовать ловить на втором месте, только на этот раз "забурился" значительно ближе к берегу. Белоглазок в прошлый раз я ловил с глубины 6-7 м, а здесь оказалось чуть больше 3 м. Опустив крупную вольфрамовую мормышку с поводком на дно, сразу понял, что течение слабое.

Мормышка прочно "заякорилась" на дне, леску чуть-чуть натянуло течением, стальной кивок немного согнулся. Через мгновение он как-то странно пришел в движение – стал медленно и еле заметно покачиваться вверх-вниз, что можно было приписать каким-то завихрениям воды. На всякий случай я подсек. Оказалось, что это действительно была поклевка.

Какое-то время я держал рыбу на одном месте, затем стал медленно выбирать леску. Руки, ясное дело, дрожали, соображал я туго, но ясно отдал себе отчет в том, что рыба "не моя". В лунку такая не пролезла бы, багорика с собой у меня не было, вокруг – ни души, помочь некому. Подвел рыбу к лунке, залез левой рукой по плечо в воду (лед толстый – около 70 см) и нащупал морду леща. Только она одна в лунку-то и проходила!

Лещу, впрочем, мои действия совсем не понравились, он рванулся и был таков, оставив меня без мормышки.

Размотал запасную снасть, опустил и не поверил своим глазам – тут же кивок затрепетал, еле-еле заходил вверх-вниз. К счастью, этот лещ оказался явно меньше предыдущего. Я снова залез рукой в лунку, вцепился ему в морду пальцами и с трудом продрал через отверстие лунки. Вот он, немного более 1 кг.

Клев на этом не закончился. До шести часов поклевки следовали одна за другой. Последнего леща я вытащил где-то в половине седьмого вечера, то есть в глубоких сумерках. Всего в этот день я поймал свыше десятка килограммовых лещей. Более крупные просто не проходили в лунку.

Во всей этой ловле меня поразили три вещи: во-первых, странные, неестественно слабые для таких крупных рыб поклевки; во-вторых, всех лещей я поймал на двух рядом просверленных лунках, и при этом рыбу не пугали многочисленные обрывы и сходы; в-третьих, два раза попадались рыбы, размер которых я не берусь установить. После подсечки их было просто невозможно остановить – они сматывали метров по десять лески и в конце концов рвали снасть. Что это было, для меня так и осталось секретом…

Разумеется, решили ехать на следующий день, договорившись никому ничего не рассказывать. Но была одна проблема – я израсходовал всего запасенного мотыля, поэтому из города 20 марта мы выехали только в 9 часов утра – покупали насадку, и на месте оказались лишь около полудня.

На этот раз были во всеоружии – эхолот, два багорика, мощная пешня. Очевидно, утренний клев мы проворонили. На старой лунке я поймал двух подлещиков по 600 г подряд – и клев прекратился. Начал искать рыбу с помощью эхолота, который, как ни странно, никакой рыбы, кроме каких-то мальков, не фиксировал.

Наконец, в одной лунке – совсем под берегом, на глубине 2,5 м – экран высветил крупную рыбу. Женя опустил снасть и сразу поймал килограммового леща! Но больше не клевало. Еще через полчаса поисков у меня сошел крупный лещ.

Только около трех часов дня клев снова наладился. Я уже никуда не ходил, а сидел на одной лунке и периодически, раз в 10-15 минут подсекал, и если удавалось, вытаскивал леща. Никакая другая рыба, кроме крупных лещей, не попадалась. И вот что интересно – Женя, сидевший рядом, с той же периодичностью вместо лещей доставал крупную густеру, от 200 до 500 г. Хочу особенно подчеркнуть, что лещи попадались только в каких-то определенных лунках. В других либо брала только густера, либо вообще не было поклевок.

Всякий раз, когда я по каким-либо причинам отходил от удочки, обязательно прижимал ее ящиком. Все-таки раз отвлекся, оставил удочку без внимания, а когда вернулся, ее уже и след простыл. Женя, который сидел сзади и не видел за ящиком моей снасти, потом говорил, что слышал какой-то странный скрежет, но не придал этому значения. Хорошая была удочка…

На водоеме не было ни одного человека, поэтому мы не таясь раскидывали рыбу вокруг лунок. Смотрелось это очень красиво и производило сильное впечатление.

После захода солнца "вышла" крупная, по 500-700 г густера. Ее поклевки были какие-то совсем бесцеремонные, мощный кивок в мгновение ока сгибался на 90° и на крючке повисала не в меру бойкая рыба.

Ловлю мы прекратили в глубоких сумерках. Возможно, рыба продолжала клевать. У нас же наступило пресыщение. Я попытался было положить рыбу в ящик, но тут же понял бесполезность затеи – она туда не помещалась.

Через день на этом месте ловили наши знакомые, но они были совсем не готовы к клеву столь крупной рыбы, потеряли кучу мормышек, хотя, впрочем, порыбачили неплохо. Они рассказывали, что чаще всего лещи попадались опять же в определенных лунках.

В эти же дни хороший клев был на многих других окских водоемах. О поимке леща сведения приходили еще из трех точек. На одном затоне в каких-то немыслимых количествах ловили синца. Клев продолжался в течение недели и резко прекратился буквально в один день – 24 марта. Помню, тогда мы проехали много разных мест – и везде было глухо.

Итак, попробуем проанализировать, что предшествовало и сопутствовало столь необыкновенному клеву, а также его прекращению.

П.Филин

Источник: belkamfish

Adblock
detector