Главная / Статьи / Особенности африканской подводной охоты в зимний период

Особенности африканской подводной охоты в зимний период

А крокодилы в Мозамбике есть? Есть! А слоны и жирафы? Нет!?? Всех съели! Ну а акулы есть? Акулы есть! Тогда едем! Может и русалки?… Наверное даже известный персонаж Кузьмич не ответил бы на все вопросы наших охотников, собравшихся на Мозамбикский берег Индийского океана, лежащий в дали от наезженных маршрутов современных туристов.

А крокодилы в Мозамбике есть? Есть! А слоны и жирафы? Нет!?? Всех съели! Ну а акулы есть? Акулы есть! Тогда едем! Может и русалки?… Наверное даже известный персонаж Кузьмич не ответил бы на все вопросы наших охотников, собравшихся на Мозамбикский берег Индийского океана, лежащий в дали от наезженных маршрутов современных туристов. Меня порадовало, что собравшихся в достаточно дикую страну людей волновали именно такие вопросы, а не звездность жилища и периодичность кормежки.

Особенности африканской подводной охоты в зимний период

Всех интересовала прозрачность воды, наличие живности на берегу и в воде, толщина гидрокостюма и длина подводных ружей. Собралась команда, во многом разных по характерам людей, но объединенных одной общей чертой – интересом к жизни, дикой нетронутой природе и приключениям. Именно это в Мозамбике можно обещать всем жизнелюбам – приключения!

Итак, нас снова ждет Джон Литтл, мы мечтаем о громадных парусниках, стремительных макрелях и гигантских каранксах.

Предыдущие выезды к Джону в Мозамбик и ЮАР были организованы в январе-феврале, когда в восточной Африке разгар лета. Поэтому, учитывая предыдущий опыт, запасаемся самыми мощными защитными средствами от обгорания, антималярийными таблетками, мазями от комаров – все-таки Африка! Ну не укладывалось в голове, что и в Африке бывает холодно зимой – тем более, когда в Москве плюс 30. По сообщению Джона Литтла океанская вода в июле 22-23 градуса – пришлось решать дилемму: в 5 мм костюме комфортно по теплу, но нырять глубоко и долго оставаться под водой лучше в «тройке». Проблему каждый решал по своему – я решил достаточно тупо – взял оба гидрокостюма.Михаил Артамонов. Особенности африканской  подводной охоты в зимний период

Из разных вариантов перелета, мы выбрали наиболее подходящую по цене и состыковкам – «Эмират Эирлайнс», авиакомпанию недавно вышедшую на наш рынок и по слухам весьма солидную, с великолепными самолетами и сервисом. Слухи подтвердились. Мы летели в огромном аэробусе с телевизорами и даже телефонами для каждого пассажира, по маршруту Москва – Дубай – Йоханнесбург, далее южноафриканскими авиалиниями в Мозамбик.

В самолете, как и полагается настоящим охотникам, чтобы не терять время на отдых все «расслабились» – тем более компания оказалась очень приятной… Ничего не подозревая о готовившихся для нас испытаниях, мы безмятежно проследовали в транзитную зону через таможенные турникеты, не заметив стойку регистрации. Последствия такой невнимательности мы осознали за сорок минут до вылета, когда узнали, что наше опоздание на регистрацию послужило хорошим поводом для посадки на наши места пассажиров с другого рейса. Еще несколько часов ушло на ожидание следующего самолета и непрерывные переговоры между «Эмират Эйрлаинс» и южноафриканскими авиалиниями, чтобы нам дали разрешение на вылет в Йоханнесбург.

За это время мы узнали, что нас выпустят из Эмиратов для транзитного перелета через Южную Африку только, если мы покинем ЮАР в течени и суток. Это было практически невозможно. Спасибо южноафриканцам – «пустили». Еще пол дня и ночь прошли в ожидании свободных мест на местные авиалинии из Йоханнесбурга в Мапуто. За время ожидания в аэропорту мы столкнулись с последствиями смены правительства Южной Африки – теперь везде "вход только для черных": в транзитный отель охотно находили места для местных с черным цветом кожи, а наше бледнолицее меньшинство со скандалом пустили в один номер уже после полуночи. Зато белая толстушка за стойкой регистрации проявила к нам истинное сострадание и посадила на первый утренний рейс всю команду.

Удачно созвонившись с Джоном и увидев его слегка сутуловатую и сухопарую фигурку в аэропорту Мопуто, мы наконец смогли расслабиться и расселись по двум джипам, закидав прицепы с катерами и третий джип многочисленным багажом.

Промежуточная остановка нашего африканского сафари – Каса Лиза. Местечко посреди Мозамбикского буша, скрытое от дороги обширной эвкалиптовой рощей. Сидя возле деревянных, изумительно пропускающих свежий вкусный воздух бунгало, мы познакомились с новой командой молодых помощников Джона.

Вполне достойное местное пиво нам привез веселый рыжий повар из Дурбана – Крейг. Задорная рыжая морда Крейга может служить характерным типажом южноафриканского бура, а вот Сьюзан – молоденькая помощница нашего шеф-повара, с молочно-белой кожей и милой застенчивой улыбкой, неожиданно оказалась родом из Зимбабве. Запивая африканское сушеное мясо мозамбикским пивом, мы думали, что теперь все злоключения позади и блаженно мечтали об уютных коттеджах Барра – Лодж на бесконечных дюнах Индийского океана. Как мы заблуждались…

Позади остались многочисленные деревушки из тростниковых круглых хижин, речка нашего детства Лимпопо, на которой следов Айболита не обнаружили, но сфотографировались все. Въехав в последний крупный населенный пункт Иньянбана, расположенный уже совсем близко от Барра, Джон решил подкупить фруктов на местном центральном рынке и заодно прогулять засидевшихся «пассажиров».

«Белые мистеры», расслабленные длинной дорогой, лениво рассредоточились по сувенирным рядам, сторонясь рыбных лавок с тучами мух и характерным запахом перегревшейся рыбы. Прикупив пару изделий народного творчества и попивая местное пиво я подходил к джипам, когда увидел блуждающий взгляд нашего большого усатого друга – Андрей с потерянным видом перемещался среди джипов. Из последней машины, несмотря на постоянную охрану наших южноафриканских друзей, пропал кофр Андрея с паспортом, авиабилетом, деньгами и дорогой подводной камерой… Легкомысленно поместив перед выездом новенький кофр в грузовом джипе, вопреки советам наших бывалых проводников – наш коллега остался в совершенно дикой стране без всего!

Михаил Артамонов. Особенности африканской подводной охоты в зимний  период

Пока мы пытались собраться с мыслями, стараясь оценить тяжесть ситуации и представить дальнейший ход развития событий, к нам подошел Джон в сопровождении местного полицейского. Вскоре мы созерцали содержимое Андрюхиного кофра, аккуратно разложенное на столе начальника полиции. Полицейский участок, в который мы зашли располагался всего в 200 м от места нашей парковки. Несчастный воришка обалдевший от свалившегося на него счастья в виде волшебного нового чемоданчика «белых мистеров», с разбега наскочил на полицейского и был доставлен с «грузом» в участок. Судьбу воришки мы не знаем, поживиться он не успел, а вот бдительный полицейский получил нашу благодарность выраженную в американских долларах. Вспомнив, благодаря познаниям Геннадия Чумаченко. из португальского единственное слово-«абригада», мы покинули славный городок.

Уже разложив на открытой веранде коттеджа многочисленные ружья, стрелы и прочую необходимую амуницию подводных охотников, мы ощутили наконец невероятную атмосферу Африки. Небольшие коттеджи на 6-8 человек стоят среди песчаных дюн, в обрамлении кокосовых пальм прямо на берегу Индийского океана. Во время прилива вода подступает к самым ступенькам деревянной лесенки, ведущей с песчаного холма к пляжу.

Наши жилище отделяет от внешнего мира только живая изгородь из колючего кустарника, за которой в 10-15 минутах ходьбы виднеются несколько бунгал и расположенный на сваях ресторанчик.

Первый день прошел в осмотре окрестностей полуострова Барра, в сборе и подгонке снаряжения. К вечеру я вдруг осознал, что все защитные крема от солнца, взятые на основе прошлого опыта нам не понадобятся. Климат в июле здесь достаточно умеренный, даже временами прохладный. И абсолютно нет комаров, хотя в последствии некоторые наиболее пытливые члены нашей команды их найдут…

Наступил вечер и громадный ярко-красный шар мозамбикского солнца покатился над океаном к дальним вершинам песчаных дюн, отражаясь на плотном мокром песке бесконечного пляжа.

Ласты, грузовые пояса, арбалеты, флэш-фишеры – все упаковано в двух катерах на прицепах. Остальное предстояло одевать и укладывать на берегу в предрассветных сумерках.

Первый день охоты решили начать с неглубокого залива, примыкающего с юга к полуострову Барра. По опыту прошлых охот я помнил достаточно ровное песчаное дно с глубинами 10-12 метров и неширокими каменными грядами, обросшими кораллами с многочисленными стайками рифовых рыбок. Джон назвал это место, которое он более точно находил с GPS – «Кинг фиш поинт». Название на самом деле отражает суть этого места, здесь основная рыба, которую мы чаще всего встречали – это крупные «жаки» (каранксы), которых южноафриканцы называют кинг-фиш. Две моторки, с Джоном и Оуэном были дружно затянуты в океан, затем в них загрузились обе наши команды и через 30-40 минут мы уже были на месте. Наверное, это был первый и последний наш легкий старт в океан (включая высадку)…

Особенности  африканской подводной охоты в зимний период

Оказавшись под водой, я понял, что и в этом месте легкой охоты, как это было в январе, не будет. Прозрачность 6-7 метров и сильное течение. Если раньше стаи кинг-фишей были видны с поверхности, то сейчас не видно даже каменных гряд. Местами они еле проступали темными уплотнениями на дне, но через пару нырков гряда терялась и на ее поиск уходило много времени и сил.

Устав от безрезультатного ныряния в поисках очередной «пропавшей гряды», я ухватился за якорную веревку нашего катера, которая уходила к большим плоским камням , и вдоль нее опустился на дно. Такая «якорная тактика» дала результат – были добыты пара среднего размера жаков разных видов и барракуда. Но пожалуй самым необычным впечатлением в этот день и в последующие стали звуки, которые мы не просто слышали, а ощущали всем телом во время каждого нырка.

Оказавшись в толще зеленой океанской воды, я услышал или скорее ощутил мощный рев животного – и также, как когда-то услышав эти трубные звуки возле Таити, у меня побежали мурашки по телу. Не от страха, скорее от восхищения перед мощью живого существа издающего такие звуки. Это были голоса китов. В последующие дни, когда охота происходила на глубине 15 метров в окружении только зеленой толщи океана, этот рев нагонял даже тревогу…

Итоги первого дня охоты вполне удовлетворительны, все взяли хотя бы по 1-2 рыбы, а Олег даже нашел и подстрелил маленькую кобию (будь, она повзрослей и потяжелей – это был бы лучший трофей). Среди добычи первого дня были и крупные лобстеры. Они добываются Африканцами с помощью арбалетов,зажимая тяги свободной рукой для уменьшения силы боя и сохранения гарпуна. Но главное многие только начали приобретать опыт охоты в океане, да и снаряжение пришлось подгонять, что-то дорабатывать.

Вечером столы накрытые на веранде с видом на океан были заполнены южноафриканскими блюдами, сухим вином, а над головой сияли яркие африканские звезды.

Особенности африканской подводной охоты в зимний период

Остаток вечера был посвящен подготовке к выходу в открытое море – туда, где ходят крупные испанские макрели, стремительные ваху и мечта любого охотника – «рыба–парусник».Небольшую по площади банку в открытом океане Джон называет незамысловато: «поинт» – точка. Чтобы выйти этим утром в океан, и соответственно попасть на «точку», нам приходится сначала затаскивать катера в воду, затем дождаться, когда Джон и Оуэн отгонят их из мелководной зоны наката в океан и уже тогда плыть каждому к своему катеру, преодолевая огромные, тянущие к берегу волны. Эту же процедуру мы будем проделывать и перед выходом на берег, чтобы максимально разгрузить катер.

По известным ему приметам, Джон выходит в океан и корректирует место по GPS . Можно прыгать в воду. Глубина под катером от 18 до 30 метров, далее глубина начинает резко увеличиваться. Над этим плато любит кормиться испанская мокрель, проходят стайки крупных кинг-фишей, встречаются ваху и конечно, рыба-парусник. Течение сильное, поэтому Джону и Оуэну приходится непрерывно следить за всеми, вовремя вытаскивая из воды, сматывая снасти и завозить к исходной точке, снова все разматывая.

Охота в открытом океане на пелагическую рыбу занятие непростое, но и не самое сложное из разных способов подводной охоты. На мой взгляд достойна особого уважения охота в Средиземном море, где поиск скальной рыбы ведется на глубинах 30 и более метров. Но охота на крупную пелагическую рыбу вызывает сильнейший азарт, да и борьба с сильной скоростной рыбой оставляет незабываемое впечатление.

У нас с Ефановым Андреем арбалеты Rob Allen (Андрею не потребовалось долго объяснять, что B usha t и прочие европейские арбалеты пригодны для Черного и Средиземного морей) длиной 120 см с двумя парами кольцевых тяг. У меня тяги диаметром 20 мм, у Андрея 16 мм . Эти арбалеты не оснащаются катушками. Вариант арбалета с катушкой абсолютно не пригоден в условиях охоты на крупную океанскую рыбу. К ружью прочным карабином крепится плетеный плавующий шнур длиной 30-40 метров, на конце которого пристегнут пенопластовый буй. Если есть шанс встречи с рыбами свыше 30-40 кг, лучше пристегнуть один или два буйка с запасами такого же прочного шнура последовательно. Наши арбалеты оснащены калеными стрелами 7-7,5 мм с очень прочным флажком-фиксатором, откидывающимся под определенным углом, что не дает рыбе шанса вывернуться. Стрела соединена с арбалетом монолеской диаметром 2 мм, но можно сделать соединение стрелы непосредственно к шнуру с буйком. Очень помогает гасить первые самые мощные рывки крупной рыбы амортизатор длиной от 5 до 15м, соединяющий плавующий шнур с буем. Обязательное условие для буйков в условиях океанской охоты – прочность. Буй должен быть пенопластовый, и размерами соответствовать предполагаемому трофею.

Специально для охоты на пелагическую рыбу у меня есть пара «флеш-фишеров» – манков в виде вращающихся металлических полос, или гремящей рыбки – вобрера с грузом в виде разноцветного силиконового осьминожка. Один из этих «флэшеров» я привез из Новой Зеландии, а другой купил в ЮАР после того, как поохотился с Джоном Литтлом. Решаем с Андреем взять один «флэшер» на двоих. Это более разумно, так как сильное течение и высокие волны затрудняют поиск пенопластового поплавка «флэшера» – после всплытия. Нам предстоит по очереди работая (поддергивая) приманкой, нырять к «флэшеру» и зависать возле него или ниже на два-три метра, просматривая горизонтальную и верхнюю толщу океана.

Убедившись, что за новичками внимательно следит Джон, мы входим в воду. Первый нырок в зеленую толщу океана – как не похож он на ласковый и прозрачный африканским летом. Сразу же ощущаю мощный рев китов. Кажется, что гигантские животные где-то совсем рядом и я вскоре увижу их. Вскоре стали появляться макрели, и уже первые рыбины забившись на гарпуне стремительно растягивают шнуры, утаскивая скачущие по волнам буйки. Но это явно не тот соперник, с которым надо возиться – спустя час, почти у каждого охотника, было по макрели или по воспоминанию об ушедшей рыбе. За время пока течение и волны несут нас над плато, мы успеваем нырнуть 4-5 раз, и Джон опять забирает нас в катер. Оказавшись на самом краю плато, в стороне от катеров и наших ребят мы перестаем встречать макрель, но всплывший невдалеке Андрей кричит мне, что видел стаю барракуд. Начинаю оглядываться опустив голову под воду и вдруг, действительно вижу сбоку силуэты каких-то крупных рыб. Нырнув на глубину четыре-пять метров, жду всего несколько секунд, когда на меня, обходя по дуге, выходит стая крупных ваху, действительно напоминающих барракуд. Выстрел с близкого расстояния прошил толстое, брусковатое тело и рыбина с большой скоростью унесла гарпун, оставляя за собой пузырящийся след. Буек уже начал улетать по поверхности, но его удалось перехватить и процесс сдерживания рывков ваху занял какое-то время. Не сразу удалось взять красивую, сильную рыбу в руки. Джон, подойдя на катере, помог втащить трофей на борт. Стая больше не появлялась и вскоре мы закончили охоту.

Особенности африканской подводной охоты в зимний период

Это был пожалуй самый благоприятный день для комфортной охоты. Африканская зима приготовила нам серьезные испытания на выносливость. Но это будет потом, а пока Сьюзан и Крейг, наш рыжий повар, смастерив очередной шедевр, в виде миниатюрных закусок из неизвестных продуктов, сообщил, что вечером мы можем попасть на праздничный Африканский ужин в отеле «Барра Лодж».

Центральным номером этого мозамбикского шоу, стали песни и пляски местных школьников, специально приехавших из ближайших деревень, чтобы развеселить «белых мистеров». В сопровождении барабанов и прочих местных музыкальных инструментов негритята зажигали на полную катушку, чем видимо тронули за душу наш русско-украинский состав. Обилие креветок, лангустов и крабов с южно-африканскими винами вдохновили нас окончательно. Вобщем праздник удался и мы задумались над тем, чтобы его повторить, тем более, что повод уже нашелся и обойти его было нельзя… У Жени Данильченко на днях должно произойти событие очень символичное в жизни мужчины – ему стукнет 40 лет – переходный возраст! Озадачив Оуэна переговорами об организации юбилея с участием местных танцевальных групп и столом с креветками и лангустами, мы стали готовится к заключительным выходам на охоту.

Погода не давала нам расслабится, и каждый выход в океан сопровождался испытанием на выносливость. В катер мы могли попасть только преодолев в плавь приличное расстояние через зону наката океанских волн, каждый раз борясь с очередной вытаскивающей и срывающей маски волной. В один из таких бурных деньков мы вышли на «поинт», чтобы в очередной раз попытаться встретить и, если повезет, добыть рыбу нашей мечты – парусник. Сложно сказать, кто больше хотел, чтобы была добыта эта сильная рыба – мы или Джон. Ему очень хотелось, чтобы русские взяли прекрасный трофей, но наш проводник не учел, что не все были пока готовы к такой охоте. Наши катера, попав в океанские волны, буквально проваливались в бездну, съезжая с одной волны и пытаясь карабкаться на следующую. На некоторое время земля и горизонт исчезали, и мы могли видеть только сплошную стену темно-океанской воды.

И, вдруг, перед самым носом катера, внутри стеклянной толщи очередной волны мы увидели скользящего у самой поверхности парусника.

С раскрытым плавником – парусом рыбина, была похожа на прекрасный мираж, галлюцинацию. Но она появилась еще и еще раз, и уже все успели полюбоваться сильной рыбой. Полные энтузиазма, попрыгали в воду на «поинте», и сразуже потеряли друг друга среди волн. Мне казалось, что выпрыгнув из лодки, будет гораздо легче, но громадные волны, подымавшие и бросавшие тела вниз вызывали легкую тошноту. Начав нырять, я вскоре забыл об этих проблемах и сосредоточился на ожидании макрелей или может парусника. Спустя пол часа, я вдруг увидел силуэты больших рыб, поднимающихся из глубины к прыгающему «октопусу» флэшера. Нырнув вдоль лески, стараясь падать без резких движений, увидел двух мощных рыб, весом не менее 40-50 кг., очертаниями напоминающих акул. Какое то время я сомневался, но вскоре приблизился к ним, чтобы получше разглядеть. Это было ошибкой. Когда я понял, что это великолепного размера кобии, они стали уходить от меня по дуге. Был еще один вариант, но я его не использовал. Если бы, вместо движения к рыбам и затем ожидания их в толще воды, я продолжил падение и лег на дно на глубине около 25-27м – это был бы шанс добыть великолепный трофей. То же подтвердил мне и Джон, после обсуждения нашей охоты.

Несмотря на очень тяжелые условия, когда многие более опытные охотники оказались в катере интенсивно «прикармливали» рыбку, наш молодой во всех смыслах коллега по увлечению Егор Новожен продолжал нырять. Это был его первый опыт, но успехи были поразительные – он прекрасно нырял, и долго задерживался под водой. У меня это вызывало и радость и беспокойство одновременно. Вскоре пришлось сменить место охоты. Часть команды ушла с катером Оуэна, а Андрей с Егором и я пошли на катере Джона к очень интересной банке с глубинами 25-27 м с коралловыми образованиями на ее вершине. Год назад на этом месте, правда в январе (т.е. мозамбикским летом), были незабываемые встречи с громадными мантами, кормившимися у поверхности.

Здесь по прежнему возле дна ходили крупные жаки и джоб-фиш, но сказывалась усталость, волны и сильное течение, поэтому решили перейти ближе к берегу на песчано-каменистые гряды. Здесь на глубине 15-17 м мы обнаружили стаи джоб-фиш ,курсирующих вдоль песчаного дна. Серебристые с брусковатым телом рыбины, похожие на гигантских пескарей, в обычных условиях очень осторожные, подходили на верный выстрел в невысокой прозрачности зимнем океане. Хорошо работал и известный африканский способ охоты на джоб-фиш. Достаточно было несколько раз подбросить песок со дна, поднимая облака мути – и вот уже силуэты рыб стремительно приближаются вдоль песчаного дна. По дороге назад Джон, разглядывая трофей, предположил, что одна из моих джоб-фиш может стать рекордом Южной Африки. Но после взвешивания, выяснилось, что не хватило 1 кг до последнего рекорда в 11 кг.

Вылетать с разгона на пляж, поднявшись на вершину одной из волн, как это происходило летом мы не могли. Поэтому нас попросили покинуть катер, до места, где ломается океанская волна и добираться до берега вплавь.

После борьбы с течением и волнами, мы выползали на берег буквально на четырех конечностях. Но наградой за наши испытания стал великолепный ужин – творение Крейга и Сьюзан, накрывших блюда из лангустов и рыбы в южно-африканском стиле на пальмовых ветвях разложенных на столах. Необычный салат, вкуснейшее вино дополняли этот сказочный вечер. Последние дни ветер настолько усилился, что мы не могли выходить в океан и посвятили это время экскурсии в один из местных городков. Для этого мы наняли местное африканское «доо» с большим парусом, но вскоре поняли, что добраться до противоположного берега будет не просто. Управляемость древней посудины, оставляла желать лучшего, и, мы, в очередной раз, закатав штаны, вылезали вместе с аборигенами за борт и сталкивали лодку с отмели. Зато время, потраченное на переправу, позволило нам насмотреться на огромные стаи розовых фламинго, стоявших посреди реки на отмелях. Пока мы мотались по городку в поисках сувенирной экзотики, натолкнулись на аборигена, собиравшего грибы прямо посреди городской улицы. На пеньках оставшихся на тротуаре росли настоящие опята.

Пришло время возвращаться. Думая, что мы уже достаточно научены опытом полета из Москвы, решили, что теперь сделаем все, чтобы возвращение прошло без приключений. Наши джипы уже миновали Лимпопо и приближались к Мануто. Здесь на окраине находится сооружение, которое можно назвать главной достопримечательностью Мозамбика, возведенной руками аборигенов. Называется это чудо Африканского импрессионизма «монумент вступления Мозамбика в эпоху индустриализации»… Я давно хотел сделать фото этого творения мозамбикских скульпторов и запечатлеется на его фоне.

Нагромождение железа, сельхоз техники и разрезанного вооружения сваренного в высокую башню видимо считается народным достоянием и к тому же секретным объектом. Это я выяснил, когда ничего не подозревая, подошел к подножию и попросил меня сфотографировать. Услышав за спиной крики и обернувшись, я увидел бегущего к нам полицейского, достающего из кобуры пистолет! Мы были вынуждены ретироваться, чтобы не возбуждать охранников мозамбикской святыни.

Но основные события ждали нас по прилету в Йоханессбург. Помня предыдущий опыт, мы сразу бросились к стойке регистрации, несмотря на то, что в Мапуто нам обещали регистрацию до Дубая. Здесь нас ждал первый крупный сюрприз – в компьютерной базе смогли подтвердить регистрацию только одного человека из нашей группы… После непродолжительной битвы у стойки нам обещали помочь. В результате часть нашей команды вылетела в Дубай, а часть полетела в Москву через швейцарский Цюрих.

И в завершении еще один сюрприз от Эмирэйтс: из всей группы багаж получил только один человек. Но надо отдать должное представителю этой компании в Москве. Наш багаж нашли в ЮАР и через два дня доставили на дом. Так закончилась наша поездка на подводную охоту в «зимний мозамбик». Кстати, Джон прислушался к нашим просьбам освоить самые отдаленные места северного Мозамбика и уже приглашает нас.

Михаил Артамонов

 

Статьи ранее на данную тему:

Adblock
detector