Главная / Статьи / Когда ветер поет в тетиве

Когда ветер поет в тетиве

Так сложилась судьба (а как говорил один очень хороший человек, судьбу мы сами делаем своими руками), что я поселился в Канаде и стал охотником в нехоженых дебрях этого удивительного уголка земли.

Так сложилась судьба (а как говорил один очень хороший человек, судьбу мы сами делаем своими руками), что я поселился в Канаде и стал охотником в нехоженых дебрях этого удивительного уголка земли. Еще когда в детстве я зачитывался романами Фенимора Купера – про необыкновенные приключения поселенцев и их охоту, – мои самые смелые фантазии не простирались до того, что я в действительности смогу когда-нибудь оказаться на их месте. И все-таки это произошло на самом деле. И мне, как и им, открылся дикий мир Канады, который и непредсказуем, и даже по-своему жесток, но одновременно и бесконечно прекрасен. Здесь сохранены многие редкие виды животных и к тому же разрешена на них охота, что делает это место земным Охотничьим Раем. Наверное, только в Канаде я по-настоящему ощутил любовь Бога к нашей земле.

Если вспомнить самую древнюю историю человечества, то вряд ли удастся обнаружить более эффективное оружие, чем лук, которое способно поражать зверя на значительном расстоянии. Остается только поражаться гению неведомого изобретателя эпохи каменного века, заставившего послужить упругую палку средством для добычи дичи. Но самое удивительное то, что это древнейшее охотничье оружие дожило до нашего времени, пройдя сквозь тысячелетия, в мало измененном виде. Разумеется, наконечником стрелы давно уже служит не камень с острыми краями, и на тетиву идет не конский волос или растительные нити, сравнительно недавно даже мощь лука научились серьезно увеличивать за счет блоков, но принципы и формы остаются преимущественно традиционными. И охота с луком до сих пор остается одной из наиболее популярных в Новом Свете, и в частности, в Канаде. Само изображение лука и стрелы у коренных североамериканских народов символизирует охоту.

Нужно оговориться, что заниматься охотой с луком совсем не просто. Как много тысяч лет назад, так и сейчас это занятие по силам только хорошо обученным охотникам. Именно обученным, а не только натренированным, поскольку для такой охоты важны и теоретические знания, и практика в реальном лесу, и тренировки в тире. Хотя первостепенное значение все-таки имеют тренировки, поскольку расчетными таблицами и формулами не отточишь глаз и не укрепишь руку.

Охота с луком

В Канаде в каждом городе есть клубы, где профессиональные стрелки из лука с радостью помогут любому новичку научиться правильно стрелять. Мало того, научат не только основам стрельбы, но и применению обретенных знаний на самой охоте. Ведь в лесу все иначе, чем в тире.

Модификаций лука много. Есть классический, соответствующий старинным образцам, есть элегантный спортивный лук, любитель «милитари» может выбрать лук боевой, а охотник на очень крупную дичь или любитель стрельбы на дальние расстояния – блочный, скорость полета стрелы из которого очень велика. В качестве материалов для изготовления лука и стрел умельцы используют как традиционную древесину, так и современные полимеры. Но главное, что на охоте в Канаде можно использовать любой из видов лука.

Стельба из блочного лука

Как во всякой стране, в Канаде есть определенные сезоны охоты на зверя. И вот в них отводится некоторое время только для охотников, использующих лук. Это та пора, когда лето уже подошло к концу, а холода еще не настали. Именно тогда в лесу начинается та идиллия охоты, которую могли ощущать лучники сотни и тысячи лет назад: охотник с луком – один на один с природой.

Еще до приезда в Канаду я занимался спортивной стрельбой из лука, а попав сюда и выяснив, что здесь практикуется охота с луком, стал серьезно тренироваться и основательно готовиться к такой охоте. Много общался с бывалыми охотниками, узнавал от них все тонкости стрельбы во время охоты в лесу. И в конце концов мечта стала реальностью.

Еще до открытия сезона охоты на оленей мы с отцом много времени уделяли изучению незнакомой пока местности – той, где предстояло охотиться. Это был смешанный, довольно однородный лес практически без больших деревьев, на которых можно было бы установить засидку, или как говорят здесь – стенд. Обычно его располагают над землей на высоте трех-четырех метров, что дает большое преимущество в охоте, поскольку охотник становится практически невидимым для зверя. Так что в нашем лесу оставалось одно – тропить оленя, что гораздо сложнее во всех отношениях. Но и настолько же интереснее.

Охота с луком

Когда наступил сезон охоты, весь наш лесной камуфляж и обувь мы обработали специальным спреем, нейтрализующим запах человека. Я воспользовался блочным луком и стрелами со специально заточенными сверхострыми лезвиями наконечников.

Мы тихо продвигались в глубь леса, внимательно осматривая территорию по кругу. День стоял ветреный, что, с одной стороны, было нам на руку – шум леса заглушал шаги. Но с другой стороны, он мог помешать прицельной стрельбе – следовало вводить поправки при стрельбе на большую дистанцию.

Охота с луком

Время шло к вечеру. Оленя не было. Я передвигался с частыми остановками, осматривался в поисках оленя и снова шел по лесу. Наконец, в сумерках удалось заметить вдали пару оленей. Осторожно подойдя к ним метров на пятьдесят, я прислонился к дереву и приготовился к выстрелу. Натянув тетиву с помощью релиза, я уже был готов стрелять прямо в область передней лопатки самого крупного самца. Мне было известно, что стрела с такого расстояния наверняка пробьет эту кость и даже вылетит наружу, нанеся зверю несовместимое с жизнью ранение. И олень в состоянии шока проживет после этого не более пары секунд, отойдя от места максимум на десяток метров. Но порыв ветра вновь зашумел ветвями, и это вдруг испугало оленей. Они сдвинулись вперед. Теперь до ближайшего ко мне молодого оленя расстояние составляло все семьдесят метров. Напряжение мышц руки, натянувшей тетиву, дало себя знать – лук стал заметно колебаться. Да и быстрое наступление темноты не стимулировало к раздумьям. Надо стрелять! Я напрягся, на глаз взял поправку выше и нажал на спуск релиза. Раздался щелчок, и я увидел быстро удаляющееся от меня разноцветное оперение стрелы.

Тот олень, в которого я стрелял, как раз поднимал от травы голову, но так и не поднял ее полностью. Стрела прошила его по верху, и он завалился на месте. Второй олень, так и не поняв, что произошло, еще немного постоял и стал медленно отходить.

Отличный выстрел, парень! – прошептал отец, оказавшийся в этот момент за спиной.

Охота с луком на оленя

Потом были и другие охоты с другими луками. Мне хочется рассказать еще об одной.

Провинция Альберта, где я живу и охочусь, опоясана с запада горной цепью, а на восток простирается обширной равниной. Природа здесь богата лесами и горными реками, изобилующими форелью. Невероятно много парнокопытных, и охота на них привлекает сюда не только таких, как я, но и природных хищников, какими являются медведи. У нас обитают два вида медведей: барибал, или черный медведь, и гризли (североамериканский подвид бурого медведя). Охота на гризли закрыта с 2004 года ради стабилизации его численности. А что касается барибала, то его поголовье сохраняется стабильно высоким. Популяция этого хищника превышает рассчитанный Федерацией дикой природы Канады максимум, и поэтому цена на лицензию составляет всего 14 канадских долларов, а купить ее можно в любом ружейном магазине спортивного или военного плана. Охота на барибала по всей Канаде разрешена два раза в году – весной и осенью. Обычно охотятся на черного медведя из засидки у привады или троплением. Можно, конечно, стрелять и с вышки, но мы этого не делаем – все выстрелы производим с земли и засидки устраиваем на земле. А чтобы не случилось неприятностей, у нас четко расписаны роли каждого участника охоты. Один стреляет зверя, другой – страхует его от неожиданностей.

Случай, о котором пойдет речь, произошел во время охоты на вапити. Вапити – это североамериканская раса благородного оленя, близкого по внешнему виду к маралу. Как обычно, мы подзывали вапити манком на дистанцию выстрела, располагаясь так, чтобы полоса леса всегда отделяла нас от группы молодняка. Отец стоял на подстраховке, старший брат – позади меня, метрах в пятидесяти, и манил. Я находился с луком в центре, метрах в сорока от первого ряда высоких елок. За весь день на нас вышли только несколько самок. Дело в том, что здесь, в отличие от Сибири, манят, имитируя не брачный рев быка, а голос теленка. Нас интересовал бык с рогами от трех отростков.

День уже подходил к концу, когда отец, пройдясь по верху, заметил движение среди молодых елочек и движением руки дал мне команду готовиться к выстрелу. Брат позади меня еще пару раз «промычал» и затих. Теперь и я уже различил какое-то движение в кустарнике за редкими стволами высоких елок.

Удобнее всего было стрелять снизу, чтобы стрела вошла в грудь оленю и поразила легкие. Это были стрелы, специально предназначенные для крупного зверя. Каждая была оснащена наконечником с тремя острыми экспансивными лезвиями. В тот момент, когда стрела входит в тело, лезвия раздвигаются, нанося максимальные поражения зверю, что приводит к его почти мгновенной смерти. Так вот я присел и встал на колено, чтобы выстрел получился снизу.

Охота с луком на  оленя

Удерживая натянутую тетиву релизом, я смотрел чрез прицел на место выхода зверя, когда услышал, как стоящий справа отец крикнул: «Медведь!»

В тот же миг и я увидел вместо оленя крупное черное пятно медведя. Он двигался через ельник прямо на меня и тоже услышал восклицание отца. Зверь на секунду замер в некотором замешательстве, увидав вместо молодых телят людей. Дальше все происходило очень быстро. Через несколько мгновений зверь то ли от испуга, то ли от обиды на «обманщиков» бросился в атаку на нас. Внезапно он исчез в высокой траве, но создаваемый им шум становился все ближе. И в момент, когда зверь снова показал себя, я подвел прицел ему под морду и отпустил спусковой крючок релиза. Тетива издала характерный звук контрабасной струны, и красный огонек, автоматически загорающийся на стреле после спуска, прочертил изящную траекторию от лука до груди зверя. Его отбросило, и, словно подпрыгнув, медведь завалился назад.

Я сразу зарядил другую стрелу, натянул тетиву и стал медленно подниматься, продолжая целиться в ту сторону, где исчез медведь. Только некоторое время спустя, когда уже стало ясно, что он мертв, я почувствовал, как адреналин растекается по телу. Мы внимательно осмотрели барибала, который оказался крупным взрослым самцом, а при разделке произвели тщательную проверку повреждений, нанесенных стрелой. Как я и ожидал, она прошла через грудь до позвоночника, и одно из лезвий раскрывшегося гарпуна обломилось, пройдя между позвонков и разрушив спинной мозг. Зверь умер мгновенно, а этот выстрел вошел в историю нашей семьи как «выстрел года».

Охота с луком

Что можно еще сказать об охоте с луком? Пожалуй, то, что всякого, испытавшего ее прелести, уже невозможно от нее отвадить. Потому что охота с луком – это настоящая охота, способная подарить охотнику все, что только он может ожидать от ОХОТЫ.

Михаил Аветикян

Источник: arcohunter.ru

 

Статьи  о блочных луках и арбалетах ранее:

Adblock
detector