Главная / Статьи / Тайганная охота

Тайганная охота

Руслан Айталиев занялся разведением у себя дома знаменитой аборигенной породы собак – тайганов и загорелся идеей возрождения традиционных форм спортивной охоты с тайганами.

В молодости Руслан Айталиев увлекался поэзией, публиковал свои оригинальные произведения в газетной периодике, журнале "Литературный Киргизстан", популярном альманахе "Перевал". С обретением страной суверенитета занялся разведением у себя дома знаменитой аборигенной породы собак – тайганов и загорелся идеей возрождения традиционных форм спортивной охоты с тайганами.

 

-Началу всему положил случай, – вспоминает Руслан Айталиев. – Как-то на выставке собак я увидел черного лохматого пса, которого все называли тайганом. Меня это сильно удивило. В детстве в родном селе Байтик я видел совсем других тайганов – поджарых, светлых окрасом. Их у нас было три особи – кобель и две суки молочно-желтого цвета. А самой отличительной чертой их были кроваво-красные глаза. Я это отлично помню до сих пор.

Именно невольное сомнение, озарившее Руслана на собачьей выставке, подтолкнуло его к поиску истины. И теперь он единственный в Центральной Азии кинолог-заводчик тайганов, который содержит их в питомнике, занимается исследованиями, ведет селекционную работу, а результаты публикует в "Известиях" НАН КР.

А те байтикские тайганы, по словам Айталиева, принадлежали его деду Байгонуру.

– Они практически не лаяли, флегматично лежали, их не интересовали ни мы, ни наши детские забавы. Но куда девалась их лень, когда дед, сев верхом на коня, командовал: "Бас!". Они вскакивали и пружинистым шагом двигались вслед за ним охранять скот. Дворняги облаивали их, но они на это никак не реагировали. Хотя если бы хозяин приказал, любую разорвали бы в клочья. И не только дворнягу! Я в связи с этим полагаю: тайган – аборигенная порода. Лично я отношу их к роду шакалов (один из подвидов).

Другие собаки боятся тайганов, поведение которых сходно с хищниками: они не лают и бесстрашно идут на любого зверя.

Особой отличительностью своих тайганов Айталиев нынче считает также то, что каждое утро они воют хором.

– Это не обычный собачий вой, – говорит Руслан, – а своеобразное "хоровое пение". Таким манером они как бы метят свою территорию. Мой сельский сосед Федор Сыркин, например, доволен тем, что каждое зимнее утро на рассвете может слушать хор моих тайганов. А летом они "поют" или в полночь, или тоже на раннем рассвете. У меня сейчас есть семимесячная сука Баркума, в ней девяносто процентов чистой породы. Она в этот хор тоже включается, у нее прорезается мелодичный голос.

Руслан Айталиев считает, что тайганы-чистокровки имеют светлый окрас шерсти (бело-молочный, серый, светло-коричневый, желтый). В одиночку не "поют", воют только в стае количеством не менее пяти-шести. А всех остальных так называемых тайганов черных окрасов, с хорошей оброслостью шерсти лучше отнести к полукровкам с преобладающей примесью в крови афганской борзой и сеттера гордона. Кстати, до Айталиева к схожему выводу в своей книге "Борзые", вышедшей в советское время, пришел известный кинолог В. Казанский, подчеркнувший, что утвержденный стандарт кыргызского тайгана не соответствует действительности, поскольку были "рассмотрены особи-полукровки с большей примесью афганской борзой".

– В 1993 году я повязал темно-серую суку с кобелем светлого окраса и получил черных, палевых, серых щенят. Следующие два года была та же картина. О чистоте породы не могло идти и речи. Потом за годы селекционной работы от скрещивания пары светлошерстных собак я получил молочного цвета Сару и Туйгуна. Это меня вдохновило. В следующий помет Сара принесла щенков коричневого и серого цвета. Коричневую суку я потом отдал знакомому охотнику, а серую оставил. Сегодня она (кличка Барчын) и та же Сара вместе с молочно-белым Кумайыком и серым Сарджалом, а также еще пара особей стали моим племенным поголовьем тайганов.

В прошлом году Айталиев получил от Барчын и Кумайыка семерых щенят: трех серых (копия мамы-Барчын) и четверых молочно-белых (в Кумайыка).

– Выходит, – улыбается Руслан, – кровь закреплена в наследстве, родители в нем дали свой цвет! Нынче намереваюсь повязать Барчын с серым же Сарджалом. Полагаю, будут только серые щенки, как у волков или шакалов, которые тоже дают свой цвет в потомстве. Если это произойдет, то станет еще одним подтверждением закрепления породной крови.

Итак, Айталиев, похоже, на пороге абсолютного успеха в своей селекционной работе. Ведь в случае удачи и получения исключительно серого наследства от Барчын и Сарджала можно считать, что кровь очищена от примесей и закреплена в чистопородном потомстве тайганов.

– Моя мечта, – говорит Руслан Айталиев, – в конечном счете возродить чистокровного тайгана и вместе с ним нашу исконную спортивную охоту с ним. Это когда охотник идет на промысел, имея при себе только веревку и нож. Его тайган при этом сделает все, чтобы не оставить хозяина без дичи. У нас, кстати, есть охотники с тайганами, нередко успешно добывающие, например, зайцев, лисиц, эликов, козерогов. Один из таких промысловиков – Токтогул Жапаров из села Кара-Жигач, который не использует огнестрельного оружия и полагается только на себя и своих тайганов. К сожалению, такой вид спортивной охоты у нас пока встречается не часто. Но я верю: с годами аборигенная порода тайгана получит широкое распространение в стране и охота с тайганами обретет все большее понимание и поддержку. Ведь именно она наиболее полно соответствует духу самой природы.

Александр НИКИТЕНКО

Источник: msn.kg

 

Статьи о  тайганах ранее:

Adblock
detector