Главная / Статьи / Ой, змея-змея! Или подводная охота на угря и налима

Ой, змея-змея! Или подводная охота на угря и налима

Решил я обьединить материал о "подводных шлангах" в одной статье. Логика, казалось бы странная, да не совсем. Чисто физически угорь и налим представляют из себя достаточно похожие для подвоха цели. Вероятно, сюда было бы нужно добавить и муррену, да только что ее стрелять бестолку – смысла никакого в этом нет. А вот налим с угрем – дело хорошее, и очень даже вкусное. Особенно угорь. Особенно копченый.

Решил я обьединить материал о "подводных шлангах" в одной статье. Логика, казалось бы странная, да не совсем. Чисто физически угорь и налим представляют из себя достаточно похожие для подвоха цели. Вероятно, сюда было бы нужно добавить и муррену, да только что ее стрелять бестолку – смысла никакого в этом нет. А вот налим с угрем – дело хорошее, и очень даже вкусное. Особенно угорь. Особенно копченый.

Рыба налим

Всем, наверное, уже известно, что рыба налим является единственным видом семейства тресковых, который обитает в пресных водах. Ученые считают, что процесс привыкания отдельных видов этого семейства к пресной воде начался в четвертичном периоде, когда, вследствие таяния громадных массивов ледников, происходило опреснение арктических морей. Рыбы привыкли к жизни в воде низкой солености. Ледниковый период еще больше способствовал продвижению предков современных налимов на юг. Но затем наступило потепление климата, и новые арктические переселенцы вынуждены были приспосабливаться теперь к более теплой воде. И налимы приспособились, найдя оригинальное решение: в отличие от всех своих новых пресноводных соседей, они перенесли период нагула и размножения, т. е. наиболее активную часть жизни, на зимнее время. А в теплые летние месяцы наоборот — отлеживаются, мало питаются, снижая свою активность до минимума. И в суточной активности по той же причине у них все наоборот: максимум ночью, когда прохладнее, и минимум — днем.

Итак, эта странная рыба — единственная в своем роде (Lota) с единственным видом (Lota Lota). Приспособившись к ночной и зимней активности, налим занял в рыбьем царстве почти свободную нишу и стал безбедно существовать. Судите сами. Охотится он ночью и в сумерках, когда у многих рыб наступает период кормления и они вынуждены выбираться из укрытий. Конкурент у него один — сом, но так как сомы — рыбы теплолюбивые, а налимы — наоборот, то центрами своих популяций они не пересекаются. У всех рыб потомство сильно сокращается еще на фазе отложенной икры, ибо очень многие, не обязательно хищные, рыбы не прочь при случае подкрепиться этим сверхкалорийным продуктом. На только что вылупившихся мальков также много охотников. У наших же налимов откладывается икра и появляются мальки в разгар зимы, когда активность всех прочих рыб минимальна, а значит, и урон они наносят налимьему племени минимальный.

Места обитания налима

Такое выгодное положение позволило виду хорошо размножаться и широко расселиться. Ареал налима занимает сегодня огромную территорию. В Европе он доходит на запад до Швейцарии и Восточной Англии. В Ирландии и Шотландии, а также в Южной Европе и на Кавказе его нет. Живет он и не тужит в Канаде, на Аляске и в северных штатах США.

В рыболовной литературе можно встретить расхожее мнение, согласно которому в теплое время года налим совсем не питается и чуть ли не впадает в полное оцепенение. Это не совсем верно. Было сказано, что летом он не активен, но и летом в различных водоемах могут сложиться различные температурные условия. При температуре воды выше 20 °С налим, действительно, практически перестает перемещаться и кормиться. Обычно он залезает под камни, бревна, в ондатровые норы, т. е. увидеть его подводному охотнику практически не удается даже ночью.

Но все может измениться, если даже в малой и мелкой реке имеются выходы родников. Либо реки и озера имеют большую глубину и слой воды ниже термоклина. В таких местах налимы достаточно активны. В больших водохранилищах, например в Рыбинском, они держатся глубин 15-20 м и не проходят мимо наживки, предлагаемой рыболовами. В Байкале налимы летом обитают на глубинах свыше 180 м, а в некоторых озерах Канады его добывали летом даже с глубины больше 200 м. В конце лета и с началом осени в реках и озерах средних широт налимы могут выходить и на мелководья, где вода ночью остывает быстрее, чем на большой глубине. Одним словом, «рыба ищет, где глубже», а налим — где холоднее.

Нерест налима

Ихтиологи делят налимов на две формы. Озерно-речной налим нагуливается в озерах, а на нерест идет в реки. Озерный налим проводит всю жизнь в озерах, и нерестится в прибрежных зонах заливов. Например, в Байкале все налимы озерно-речные. Во многих водохранилищах, сразу после их образования, налимы нерестились в устьях впадающих речушек. Но потом, по мере старения водохранилищ они переходили на оседлый образ жизни вдали от берегов.

Ученые-ихтиологи утверждают, что «нерестовая миграция начинается при понижении температуры воздуха до 5-7 °С. Для средних широт это — сентябрь—октябрь. Сроки миграции могут быть сильно растянуты и зависят от длины предстоящего пути. В Байкале первые производители мигрируют в реки в сентябре, а последние — только в марте. В Оби продолжительность хода налима составляет восемь месяцев (с июня по февраль). Во время миграции он обычно движется по границе русла, изредка выходя на мелководья, и проходит 1-2 километра за сутки. Перемещается налим ночами, но бывают подвижки и днем, особенно в ненастье или перед ледоставом».

Исходя из этого, резонно предположить, что и сам нерест у этих рыб сильно растянут по времени. Поэтому и запрет подводной охоты на нерестовый период по налиму вводят где-то в середине зимы. Происходит нерест только в ночное время, на различных глубинах, но обязательно с твердым дном. По описанию канадских ихтиологов, во время самого нереста 10-12 налимов, самцов и самок, сплетаются в эдакий шар, который катится по дну и рыбы в нем непрерывно двигаются.

Есть одно свойство у налима, по которому он непререкаемый лидер среди своих коллег по подводному миру. Это флегматичность его характера. Когда на дворе жаркое лето и вода, словно парное молоко, его апатичность ко всему происходящему вполне понятна. Но не следует думать, что только теплая вода сделала эту рыбу столь безразличной даже к очевидной опасности. Зимой, может, у них и прибавляется прыти по отношению к своим жертвам, но по отношению к более сильным охотникам — нисколько. Поэтому попадаются налимы на глаза подводным охотникам значительно чаще, чем летом. И объясняется это не только общим похолоданием и возросшей активностью рыбы, но и отсутствием естественных укрытий — густых зарослей подводной растительности.

В холодное время года налимы из своих укрытий выбираются даже днем и устраиваются на открытых местах. Возможно, им так легче отыскать друг друга, готовясь к нересту. Самое излюбленное место, если иметь в виду подмосковные незамерзающие реки, — наиболее глубокие участки рек, но, как правило, на течении. Прижавшись ко дну, вместе могут лежать две, три, а то и пять-шесть рыбин приблизительно одного размера. Такой открытый образ жизни налимы ведут и после нереста, в течение всей весны. Должно быть, им не хватает ночи, чтобы в должной мере утолить посленерестовый голод. Если охотник опытный (и жадный!), то открыто лежащих на дне и плотно прижавшихся друг к другу налимов может поочередно перестрелять почти всех.

Чешуя у этой рыбы очень мелкая и, как и у угрей, чешуйки не налегают одна на другую, а лишь касаются друг друга краями. Это дает больше свободы для боковых изгибов тела, но совершенно не защищает от трезубца охотника. Поэтому стрелять налимов, если они не висят в траве и не лежат на мягком грунте, не обязательно. Вполне можно заколоть. Колоть и стрелять следует в голову или сразу за нее, чтобы не проткнуть желчный пузырь и не испортить нежнейшую, очень вкусную печень (кстати, плавательного пузыря у налимов нет). У налима весом более 2 кг лобные кости твердые и без выстрела их уже пробить трудно. На кукан эта рыба вешается так же, как сом, т. е. под верхнюю и нижнюю губы.

В сибирских и северных реках налимы достигают веса 30 кг. В подмосковных реках Клязьме, Уче, Истре, Протве, Москва-реке до нашествия электроудочников налимов тоже было много, причем достаточно крупных. Самые выдающиеся экземпляры, добытые в этих реках подводными охотниками, весили 4 кг и более.

Рыба угорь

Даже среди рыболовов далеко не всем известно, откуда в Центральной России взялась эта змееподобная рыба — угорь. А все очень просто: в течение нескольких «доперестроечных» лет бывший Минрыбхоз периодически закупал стекловидные личинки угря за рубежом и миллионами штук запускал их в подмосковные водохранилища, в озера Селигер, Валдай и ряд других крупных водоемов, которые никоим образом не связаны с Балтийским морем. Оттуда по рекам угорь попадал в другие водоемы. Конечно, плотность заселения рек и озер этой рыбой с удалением от мест запуска личинок резко падала, но отдельных угрей рыболовы и подводные охотники добывали очень далеко, например, в Черном море.

В зависимости от условий обитания и кормовой базы водоема эта рыба растет быстрее или медленнее. Так, по нашим наблюдениям, на третий-чет-вертый год после запуска мальков угри достигали веса 500-800 г. В последние годы угри по 2,5-3 кг совсем не редкость в таких водохранилищах, как Можайское, Озернинское и Рузское. В озере Сенеж максимальный угорь потянул на 5 кг, а в Селигере якобы попадались угри до 8 кг весом. Настоящие иноземные монстры! Вот только плохо, что нынче поймать хоть какого-нибудь угря — уже проблема…

Научно-популярная литература утверждает, что угри при миграции ползком преодолевают участки суши между водоемами, причем переходы эти осуществляют рано утром, по росе.

Особенности подводной охоты на угря

Подводная охота на речного угря сильно отличается от охоты на любую другую рыбу. Значительную трудность представляет процесс поиска. Но и найдя его, надо обладать определенным опытом, чтобы эта экзотическая рыба стала вашим трофеем. Надо признаться, что опыт этот нам давался не вдруг.

В момент водворения угря на кукан надо контролировать взаимное положение линя, веревки кукана и самой рыбы. Если угрю удастся все это захватить, то в воде распутать получившийся слизистый, туго перетянутый клубок вам уже не удастся. Придется вылезать на берег, но и там начертыхаетесь, пока распутаете. На кукане, если ему дать волю, завяжет вам его весь, и следующую рыбу сажать уже будет некуда. Очень даже просто угри срывают с кукана другую, некрупную рыбу, например плотву. Поэтому, лишь только вы проткнули угря иглой кукана, сразу же задвигайте его назад до предела и внатяг наматывайте свободную часть веревки кукана на передний груз. Протыкать угря иглой кукана можно практически в любом месте, только не в голову и не в тонкую часть хвоста, а игла должна быть очень острой.

Сорвавшегося все же с гарпуна угря удержать руками без специальных приспособлений невозможно. И как ни торопишься при этом выброситься с ним на берег, все равно не успеваешь. Круглое тело угря практически не имеет чешуи (чешуя очень мелкая и расположена глубоко в коже) и в любое время года покрыто слизью. Не одну рыбину мы таким образом упустили, пока не сообразили, что угорь не сможет порвать себя только в том случае, если окажется пробит двумя и больше зубьями наконечника. Изготавливали специальные многозубы, в которых расстояние между соседними зубьями не превышало 15 мм. Сходы практически прекратились.

При создании искусственных водохранилищ нередко оказывались затопленными значительные лесные массивы, в большинстве случаев предварительно вырубленные. Вода вымыла землю из-под оставшихся пней, и они превратились в огромных «спрутов», приподнявшихся над дном и раскинувших на многие метры свои корни-щупальца. Вот, в переплетении корней, а чаще под самим пнем, и находят себе днем убежища угри. К слову сказать, не только угри. Подводные пни, разбросанные обычно по голому, лишенному растительности дну водохранилища, являются зачастую единственным пристанищем для язей, щук, окуней, плотвы и судаков.

При поиске угрей в водохранилище главное — это найти пень. При малой видимости или большой глубине приходится постоянно нырять. Хорошо, если натыкаешься прямо на него. Но чаще перед вами открывается безжизненное, илистое, серое дно. Обнаружив на этом «лунном» ландшафте корень, плывешь вдоль него в сторону утолщения, и вот из серой дымки проступают контуры черного пня. Всплыв, отдышавшись и вновь нырнув, приступаешь ко второй фазе — обследованию корневой системы под пнем. Движения должны быть очень плавными и медленными. Но и при этом обнаруженный с головы угорь обычно втягивается под свое укрытие так, что его морда в узкой щели между корнями едва видна.

Очень важно, всплывая, не слишком молотить ногами. В водохранилищах и озерах есть такие места, где скапливается большое количество легкого, словно сухого, ила. Обычно им заполнено русло бывшего ручья или овражек, оказавшийся под водой. Толщина ила здесь иногда достигает метра. В подобном месте угрей может быть очень много, но увидеть их практически не удается. По непонятной причине они очень пугливы. Вполне возможно, что такой «воздушный» ил очень хорошо передает звук и колебания воды или даже усиливает их. Однако это лишь предположение. Так или иначе, но едва пловец приближается к такой угриной лежке, как рыбы одна за другой выскакивают из-под своего одеяла и растворяются в облаках подводной мути. Каждый такой «взрыв» бьет по натянутым нервам охотника. Когда же эти «удары» следуют один за другим, а вы ничего не можете предпринять, то какое-то время чувствуете себя просто-напросто беспомощным неудачником.

Если ил слежавшийся и достаточно плотный, то в нем угри делают норы. Норы могут соединяться внизу и образовывать под слоем ила или серой отмершей травы небольшие пустоты-помещения. Из входов и выходов обычно выглядывают угри. Иной раз торчит только головка рыбы, а иногда — еще и часть змеевидного тела. Попав в место, где на небольшой территории много нор, в пределах видимости можно обнаружить в такой позе сразу несколько неподвижных угрей. Потревоженная в этом случае рыба, как правило, не удирает, а прячется — поглубже задвигается в свою норку. Может и полностью в ней скрыться, но чаще всего в темноте норы хоть кончик носа, да виден.

Встретив под водой «пустые» угриные норки, рано делать вывод, что рыбы здесь нет. Следует обшарить (пока глазами) вокруг все дно в радиусе 3 м: очень может быть, что найдется совсем незаметная норка с уже торчащей из нее головкой рыбы. Если же нет, то, спустившись ниже по течению на пару метров, чтобы муть не закрывала всю сцену, запустите руку в ил и подвигайте ею вверх-вниз. Такое движение может стронуть спрятавшегося угря, заставить его высунуться. Если ничего не произошло, продвиньтесь на полметра ближе к «мертвой» норке и повторите маневр. И так далее, до самой норки.

Поздней осенью и зимой потревоженный угорь выдвигается постепенно, как бы сомневаясь в правоте своих действий. Когда же вода теплая и угорь активен, появление его из норы бывает резким, даже взрывным. Охотник может также быть сбит с толку, увидев угря, вылезающего из ила хвостом вперед, а затем, после резкого разворота, удирающего в непредсказуемом направлении. Такое тоже не редкость. Нервы при такой охоте предельно напряжены, и подводный охотник готов нажать на спусковой крючок, лишь только заметит какое-нибудь движение на дне. И тут возможен казус. Дело в том, что в старых норах и углублениях дна зимуют, зарывшись полностью или частично, в одиночку или живыми клубками по нескольку штук, большие озерные и прудовые лягушки. Их шевеление и может быть принято неопытным охотником за вылезающего угря.

Таким образом, обнаружить угря под водой очень непросто. Можно не один день плавать по водоему, наблюдать разную рыбу, но даже не догадываться, что в нем много угрей. Объяснение этому совсем простое: эта удивительная рыба ведет ночной образ жизни. Подобно сому и налиму, она не любит яркий свет и в основном покидает свои убежища с наступлением темноты. Именно в это время у рыболовов на переметы и донки садятся первые угри.

Прочитав все эти напутствия, кто-то решит, что теперь подводная охота на угрей для него никаких затруднений не составит. Увы. Это лишь теория, а практика показывает, что пока несколько раз начинающему охотнику буквально пальцем не покажешь угриные норки, пока у него на глазах не проделаешь все операции по добыванию угря с положительным конечным результатом, до тех пор он и догадываться не будет, что в его речке живут угри. Эта охота требует от охотников внимательности, быстрой реакции, смекалки и взаимопомощи. В качестве подтверждения такого вывода приведу один пример.

Активность этой рыбы меняется не только в течение суток, но и в соответствии со временем года. Зимой встретить угря или хотя бы найти «живую» норку — большая редкость. Они зарываются в ил и перестают питаться, что подтверждают пустые желудки у добытых зимой рыб. Благо у них запасы жира по сравнению с любой другой рыбой просто огромны — до 23% от общего веса! Природа наделила их этим с учетом того, что наступит время и надо будет плыть обратно на родину и давать потомство. А путь от Балтики до Саргасова моря, ой, какой далекий и тяжелый, к тому же угри в пути совсем не питаются.

Последние пятнадцать лет главное рыболовное ведомство страны личинки угрей не закупало. Поэтому пополнения этой иностранки в наших водоемах нет, а убыль, как естественная, так и искусственная, лишь нарастает. Поэтому поймать угря в Центральной России ныне удается редко и далеко не всем. Впрочем, в этом есть свой маленький плюсик: как известно, чем уникальней добыча, тем больше радости она приносит добытчику — рыболову или подводному охотнику. Очень страдает эта рыба от электроудочников: ее длинное тело воспринимает удар тока намного сильнее, чем та же плотва или язь.

Ничего не сказать о вкусовых достоинствах этой рыбы было бы по отношению к ней просто несправедливо. Угорь благодаря своему нежному, жирному, почти не имеющему костей мясу стоит в ряду самых деликатесных видов рыб. Наиболее предпочтительным вариантом его приготовления по праву считается копчение.

Таким образом, во всех отношениях речной угорь для подводного охотника и рыболова является желанным трофеем. И традиционное пожелание в данном случае на удивление точно: «Ни чешуи вам, ни хвоста!»

Статьи о подводной охоте ранее:

Adblock
detector