Главная / Статьи / Битва с медведицей

Битва с медведицей

Только Августа Ивановна успела покрыть дно ведра морошкой, как услышала громкий отчаянный крик одной из подруг:
– Ош, Ош! Эндур, эндур! Медведь, медведь! Не дури, не дури!
Обернулась на крик – около подруги медведица с медвежонком. Поднялась на дыбы, надвигается на товарку, облапила, хочет повалить. 

В середине сентября погода испортилась: ночами заморозки, днем снег с дождем, холодно и слякотно. Вода в Илыче продолжала убывать, и продвижение вверх по реке на моторке крайне осложнилось. Мы с районным охотоведом изрядно вымотались и, в конце концов, были вынуждены отказаться от продолжения намеченного маршрута.

Тогда я впервые был на Илыче, красоту берегов этой реки на многих участках трудно передать словами. Хотелось побывать в промысловых избушках правобережья верхнего течения Илыча (левобережье заповедано), побеседовать с охотниками, провести экспертизу их лаек. Но пришлось повернуть назад, и через два дня мы возвратились на нашу центральную базу в село Еремей.

Нам оставалось провести экспертизу промысловых собак, принадлежащим местным охотникам-любителям, в населенных пунктах нижнего течения Илыча. Охотники посоветовали мне там же побеседовать с двумя женщинами (коми) – женами охотников. Не прошло и двух месяцев с того дня, когда они мужественно сражались с разъяренной медведицей.

– Расскажите, пожалуйста, как это было, – попросил я Августу Ивановну, женщину средних лет.

Она смутилась:
– Меня теперь в шутку кличут медвежатницей, но какая я медвежатница… Вот муж мой, тот да, бивал медведей.

На ее правой руке я увидел большие и глубокие, недавно зажившие шрамы.  
– Вот, метка осталась… – заметив мой взгляд, снова смутилась собеседница, но рассказала, как это случилось.

Пошла она как-то по ягоды с двумя подругами, далеко ушли, километров за девять от деревни. Придя на место, и немного передохнув, они разошлись друг от друга и принялись собирать морошку в металлические ведра. Только Августа Ивановна успела покрыть дно ведра морошкой, как услышала громкий отчаянный крик одной из подруг:
– Ош, Ош! Эндур, эндур! Медведь, медведь! Не дури, не дури!

Обернулась на крик – около подруги медведица с медвежонком. Поднялась на дыбы, надвигается на товарку, облапила, хочет повалить. Мария Евгеньевна отбивается от медведицы насколько хватает сил, пытается вырваться из мощных лап зверя, но не может.

– Тут я бросилась на помощь, – рассказывает Августа Ивановна. – Подбегаю и изо всей силы бью медведицу ведром по голове, потом еще и еще, пока та не отпустила товарку. Но медведица взревела и набросилась теперь уже на меня. Вздыбилась, облапила, впилась клыками в правую руку, начала сильно трясти и дергать ее. Хлынула кровь, было очень больно, замутило, едва удержалась на ногах.

Подруга не растерялась, подхватила отлетевшее в сторону ведро и в свою очередь принялась охаживать им медведицу по голове. Медведица, как видно, молодая была. То ли стало больно ей от ударов ведром, то ли испугалась звона и пронзительных криков, и выпустила женскую руку, отскочила, затрясла головой и пустилась наутек, а медвежонок за ней…

М. Волков, охотовед

Adblock
detector