Главная / Статьи / Организация загонной охоты на лося, оленя, волка, кабана

Организация загонной охоты на лося, оленя, волка, кабана

Чаще всего после удачного окончания облавной охоты раздаются тосты по адресу «кормильца», то есть того охотника, который непосредственно добыл зверя метким выстрелом, реже егеря-распорядителя, а вот о загонщиках вспоминают лишь в том случае, когда застолье затянулось, а тосты исчерпались. А зря!

«Узелки на память» для загонщика

Узелки на память для загонщикаЧаще всего после удачного окончания облавной охоты раздаются тосты по адресу «кормильца», то есть того охотника, который непосредственно добыл зверя метким выстрелом, реже егеря-распорядителя, а вот о загонщиках вспоминают лишь в том случае, когда застолье затянулось, а тосты исчерпались. А зря!

Ведь от умело и качественно проведенного отряда зависит успех охоты процентов на 80, если не больше. Пусть на номерах стоят супер-стрелки экстра-класса, но если загонщики не выставят на стрелецкую линию зверя, толку от их умения стрелять…

Поэтому, без хорошо проведенного отряда шансы на успех значительно уменьшаются. Еще меньше они в том случае, когда на эту ответственную миссию коллектив нанимает посторонних людей, которые не знают местности, а тем более не умеют ориентироваться в пространстве вообще, и в лесу в частности. Тогда процесс добывания зверя часто чередуется с поиском самих загонщиков, которые заблудились в угодьях. В моей практике были случаи, когда нанятые загонщики, которые должны были получить плату независимо от результата охоты, сознательно «блуждали», руководствуясь принципом, «день до вечера», а там, гляди, в кармане приятно зашуршит купюра, да и рюмку нальют.

Как бы то ни было, но бригадир и распорядитель охоты должны взять за «железное» правило – не покидать урочище, пока не соберутся все участники охоты (особенно, если имела место стрельба), даже если следующий отряд будет проводиться за каких-то 200 метров. Случаи, когда «теряют» загонщиков или стрелков, чаще всего бывают, если используют несколько транспортных средств. В спешке охотники занимают первое-лучшее место в ближайшем автомобиле и, перепутаны, словно карты в колоде, отправляются в следующее урочище, даже не проверяя наличие всех людей.

В справочниках и охотничьей литературе всесторонне описывается экипировка охотника, заряды и типы пуль, которые рекомендуются в конкретных угодьях на тот или другой вид дичи, а вот о загонщиках. Только мимоходом укажут на желательность яркого жилета, что контрастным пятном будет отличаться от окружающей среды. Таким образом, загонщик будет огражден от прямого выстрела. Именно поэтому, согласно «Положения» все участники отряда должны их иметь.

Перед началом охоты каждый охотник должен осознать всю свою личную ответственность за успех охоты. С мыслью «кто-то из везунчиков добудет зверя – то и мне частицу выделят» лучше на коллективную охоту вообще не ехать. Каждый участник бригады должен быть «заряженным» лозунгом: кто, если не я? Только в таком случае удача будет не случайным, а закономерным, явлением.

В советское время все охотники, не ввиду должности, ходили в отряд. А попытка «сочкануть» решительно осуждалась коллективом, поэтому хитрец имел шанс следующие охоты проводить в индивидуальном порядке. Если обязанности загонщиков по очереди выполняют члены команды, то справедливее всего будет разделить всех на две-три группы. Одни проводят отряд, а остальные занимают номера. Как говорится – проще простого! При нынешних возможностях мобильной связи не сложно сообщить о том, что стрелки заняли «позицию», тогда как при «домобильных» временах загонщики начинали свою работу через определенный промежуток времени. Нужно было растянуться шеренгой на всю ширину урочища или квартала на приблизительно равное расстояние и с голосом пройти по угодьям к номерам. Казалось бы, не сложная наука. Но на моей практике бывали случаи, когда охотник, который в ряду был правым крайним, возле номеров выходил крайним левым, то есть преодолевал свой маршрут по диагонали, или же все загонщики сбивались в сторону от прямой. Чтобы этого не случилось, к экипировке загонщиков стоит включить компас (при условии, что им умеют пользоваться). Если же они в школе не освоили этот простой и полезный прибор то, начиная движение, нужно ориентируясь на заданном направлении, выбрать примечательное дерево впереди себя метров за 100-150 и идти к нему, потом выбрать следующий ориентир и так передвигаться к номерам. Конечно, перемещаясь таким способом, вам не удастся разглядеть следы зверей, но, зато, не заблудитесь в незнакомом лесу.

Чаще всего загон двигается с криками и свистом. Иногда для большего эффекта используют разнообразные трещотки и стукалки вроде тех, с которыми в старые времена ходил сельский сторож. Звуки, которые они создают, слышно далеко, а поскольку лесные обитатели их никогда не слышали, то и реагируют на них намного резче, чем на человеческий голос. От шума напуганные звери сломя голову разбегаются прочь, проскакивая линию стрелков, что значительно уменьшает шансы для прицельного выстрела. После нескольких таких отрядов животные, побывавшие под обстрелом, начинают менять свое поведение, пытаясь отстояться в зарослях, убежать в сторону от своих привычных лазов, или же, ориентируясь по голосам, идут навстречу загонщикам и уходят в противоположном от желаемого для охотников направлении. Лиса, как правило, старается спастись от опасности таким же способом, который сработал в прошлый раз. Если это была нора, то она, не выбирая дорогу, опрометью будет спешить спрятаться. Если же рыжая проскочила мимо охотника, который, руководствуясь правилами облавной охоты на копытных, пропустил ее без выстрела, то и в следующий раз она будет пытаться пройти по тому же спасительному маршруту. Если вы в этом хозяйстве не охотитесь постоянно, то обязательно сообщите егерю об этом факте, а он уже придумает каким образом изъять рыжую из угодий.

Еще перед началом отряда нужно оговорить скорость движения шеренги, чтобы не допустить в ней разрывов. Чтобы этого не случилось, следует равняться по тому загонщику, который отстает. Возможно, он попал в труднопроходимые заросли, или же по какой-то причине не может выдерживать темп.

Работа загонщика в большинстве случаев достаточно тяжела физически, что вызывает потение организма, поэтому нужно разумно и творчески подходить к выбору своего гардероба. Мне приходилось несколько раз принимать в своем обходе коллектив, один из членов которого, независимо от погодных условий, в качестве верхней одежды использовал обычную куртку-штормовку. Этот факт меня заинтересовал, и пришлось «колоть» неразговорчивого человека. Как оказалось, штормовку он пропитал водоотталкивающей жидкостью, которая в магазинах продавалась под названием «пропитка для тентов» и из-за этого ему не были страшны ни дождь, ни мокрый снег, который сыпался с деревьев за воротник другим охотникам, охотившимся в бушлатах. Накинутый на голову капюшон служит надежной защитой от осадков. А мороз, а ветер? В зависимости от погоды и температуры он пользовался двумя свитерами: синтетическим и шерстяным, которые менял при необходимости, или же надевал сразу два. Но основным его резервом был самодельный жилет, который он смастерил собственноручно с самой обычной куртки-спецовки, от которой отпорол рукава, а то, что осталось, подшил выдубленными лисьими шкурами. При использовании такой одежды ни мороз, ни ветер не страшны, а возможность поддерживать оптимальный температурный режим имеет большое значение. Часто приходилось видеть охотников, которые после того, как сходили в отряд, отказывались становиться на номер из-за того, что сильно пропотели в слишком теплой одежде и остерегались простудиться. Как видите, от одежды также многое зависит!

Еще до начала отряда нужно выяснить особенности урочища (наличие эхо, рельеф местности) и общее направление движения и обязательно придерживаться рекомендаций егеря (это относится ко всем членам команды без исключения) и не выполнять самовольных действий, хоть они могут и показаться вам целесообразными. Если вы скрупулезно выполняли все указания распорядителя охоты, то тогда у него не будет повода перевести собственные ошибки со своей «больной головы» на вашу – здоровую, в случае неудачного отряда. К тому же, егерь, который видит пренебрежительное отношение к своему профессионализму, не слишком будет стараться, чтобы любой ценой закрыть лицензию силами недисциплинированного коллектива. Поверьте, это чистая правда.

Теперь о поведении охотника непосредственно в отряде. Прямолинейное движение – это, конечно, хорошо, но когда между вами и соседом остается хоть наименьший кустарник, никогда не ленитесь «протоптать» его. Возможно, что именно там отстаивается зверь, в надежде остаться незамеченным. Если же перед вами труднопроходимые заросли, ни в коем случае не обходите их стороной, а, предупредив своих компаньонов, пробирайтесь прямо через них, стараясь наделать больше треска и шумихи.

Во многих охотничьих книгах рекомендуется как можно громче кричать, поскольку это, мол, уменьшает вероятность того, что зверь отстоится и прорвется через загонщиков. В таком случае хорошо слышать и соседей, что в значительной степени помогает держать линию и меньше шансов стать мишенью для слишком горячих стрелков, которые, злостно игнорируя правила охоты, могут допустить выстрел по не четкой цели или «на шумок». А при первом же выстреле загонщику целесообразно будет спрятаться за ствол ближайшего дерева, не прекращая кричать.

Все загонщики, по правилам техники безопасности, идут в загон с РАЗРЯЖЕННЫМ ОРУЖИЕМ и вести стрельбу по зверю им запрещено, за исключением волка. Правда, здесь оказывается небольшая нестыковка. Если на загонщика вдруг выскочит волк, то пока охотник подготовит ружье к выстрелу, (особенно при наличии автоматического предохранителя) серый покинет не только пределы отряда, но и хозяйства. К тому же стрелять волка рекомендуется картечью, применение которой на облавной охоте категорически запрещено. Какие действия в таком случае будут правильными?

Ну, волки волками, а мы вернемся к нашим загонщикам. В те времена, когда загонщики также имели право вести стрельбу по лицензионному зверю (и добывали его, чуть ли не чаще, чем номера) не редко хитрецы, которые шли в отряде, пытались забежать немного вперед от основной линии, надеясь, что на них нагонят зверя. Или же надолго замолкали, рассчитывая добыть животных, которые попробуют прорваться в тихом месте. Мало того, что такие действия нечестны по отношению к коллегам, они еще и являются грубым нарушением правил, поскольку, не показывая голосом свое присутствие стрелкам, «молчун» имеет большие шансы стать жертвой несчастного случая.

Иногда, если члены коллектива не слишком обременены моральными принципами, практиковался отстрел копытных в отряде с последующим укрывательством трофея, особенно в случаях, когда егерь находился на стрелецкой линии. После канонады в лесу загонщики выходили с невинными лицами и в один голос говорили, мол, стреляли по лисичке, которая убежала, или же заскочила в нору. Бригада продолжала охоту, а затем, доставив егеря домой, возвращалась за добычей. Если же при последующем развитии событий егерь не был свидетелем получения зверя, хитрецы требовали повторной охоты. Не знаю, как в других хозяйствах, в нашем если прозвучал выстрел в отряде, лицензия закрывается и охота считается оконченной. И, знаете, это достаточно влиятельный рычаг.

Кроме шумового, при котором из урочища выскакивает любой зверь, даже мыши, существует загон тихий. В свое время, при промышленном отстреле копытных мы его широко применяли с отличным результатом. Основным требованием к участникам охоты было хорошее знание угодий, а от природы – наличие снежного покрова. В преддверие охоты вокруг урочищ, где мы должны были вести промысел, протягивалась волокуша, которая заравнивала все следы. Утром благодаря этому можно было легко вычислить места дневок кабанов, количественный и возрастной состав стада, что позволяло спланировать количество животных, которых из него можно изъять, чтобы не нанести стаду вреда. На лазах расставлялись номера. На входном следе, по которому молча отправлялись два егеря, также оставался стрелок.

Настороженное ощущением опасности стадо, прислушиваясь и принюхиваясь, спокойно выходило по своим тропам на номера, которые имели возможность стрельбы «на выбор». При таком способе отряда все другие звери, которые остановились на дневку в этом урочище, оставались в своих логовах. Я был свидетелем, когда после стрельбы в противоположной стороне отряда перед моим номером поднялся козел, а пять самочек лишь подняли головы, пытаясь разобрать, насколько этот шум составляет для них опасность. Свой номер, после условного сигнала, я оставил осторожно (чуть ли не на цыпочках) и животные остались лежать. Этот пример показывает, насколько меньший фактор беспокойства для животных несет тихий загон при лучшей его результативности. Правда, при таком способе охота проходит медленнее, а к стрелкам выдвигаются более строгие требования относительно маскировки и соблюдения тишины.

Хочу сказать, что изложенные мной мысли являются лишь анализом прошлых охот и никоим образом не могут претендовать на совершенство, но я уверен, что другие охотники в свою очередь дополнят их, поделившись своими наблюдениями и опытом. Охотник ру

Adblock
detector