Главная / Статьи / Андриан Колотилин: Хождение за три озера. Полистовский Заповедник

Андриан Колотилин: Хождение за три озера. Полистовский Заповедник

Андриан Колотилин: Хождение за три озера. Полистовский Заповедник

В центральной России и на Северо – Западе много озер. Тысячи Святых и Великих, сотни Глубоких и Темных, Светлых и Дальних и только одно Русское. По словам ученых, исследовавших это озеро в двадцатых – тридцатых годах прошлого века, водоем сохранился с Валдайского оледенения и был центром образования болотной страны одинадцать тысяч лет назад. С тех пор на его берегах побывало наверное, меньше исследователей, чем на Луне жителей земли. Из озера вытекает уникальная река Порусья, которая никогда не замерзает, через полтора километра после своего начала ныряет под многометровую толщу торфов,чтобы через десяток километров вынырнуть на поверхность полноценной рекой, которая на карте называется Глухой речкой Хвалютинской. Местные называют этот поток Червячком. Через два километра полноводный "Червячок" опять уходит в торфяную толщу и открывается уже на материке. 

В центральной России и на Северо – Западе много озер. Тысячи Святых и Великих, сотни Глубоких и Темных, Светлых и Дальних и только одно Русское.

О озере, скрытом в самом сердце Полистовского болотного массива я узнал из книг Марка Кострова. Прочитать о путешестиях этого "очарованного странника" можете и Вы, чуть погуглив.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

По словам ученых, исследовавших это озеро в двадцатых – тридцатых годах прошлого века, водоем сохранился с Валдайского оледенения и был центром образования болотной страны одинадцать тысяч лет назад. С тех пор на его берегах побывало наверное, меньше исследователей, чем на Луне жителей земли. Из озера вытекает уникальная река Порусья, которая никогда не замерзает, через полтора километра после своего начала ныряет под многометровую толщу торфов,чтобы через десяток километров вынырнуть на поверхность полноценной рекой, которая на карте называется Глухой речкой Хвалютинской. Местные называют этот поток Червячком. Через два километра полноводный "Червячок" опять уходит в торфяную толщу и открывается уже на материке. 

Карта Полистовских болот имеет странное магическое свойство. Того, кто карту читать умеет, она затягивает в центр. Оксана меряет карту пальцами, ищет, где посинее и поглубже и говорит "Хочу сюда". Она и правда хочет и горящие глаза не допускают возражений. Каждый пальчик на карте обещает то ли горе горькое, то ли счастье новых находок. Ей кажется, что все краснокнижные тайные птицы слетелись в ту самую недоступную точку. И чаще всего эта точка находятся за озером. Очень хотелось побывать там, почувствовать себя первооткрывателем, выпить кружку черной торфяной воды из самого Русского из всех русских озер. И конечно, снимать…

Первая попытку добраться до озера мы предприняли зимой, когда мороз врезал до тридцати. Термосы с чаем упакованы, кофры с аппаратурой крепко привязаны в корме "Тайги", которая на двух лыжах не зарывается в глубокий снег. И два десятка километров от кордона "Ручьи" кажутся совсем недолгими. Вылетаем на озеро. "Вот оно – Русское, жемчужина Полистовья" – с гордостью говорит Михаил Яблоков, директор заповедника и корма снегохода ничинает быстро кренится вниз. "Ходу, газа" – крики и бурун воды за кормой "Тайги" сносит весь пафос от встречи. Тридцатиметровая полоса черной воды на белой тарелке неизвестного озера удивляет. Начинаем включать голову и соображаем, что озеро собирает воду из глубины болот. Вода под снегом и мхами не замерзает, и как под шубой, зимой и летом сохраняет постоянную температуру + 4 градуса. Вот и причина тонкого ледяного покрова в далеком озере.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

Вытекающая из озера река Порусья тоже не замерзает, парит и берега ее засыпаны большими кристаллами снега в полпальца длинной. Зимний день короток, разведка получилась, и вечер на кордоне посвящен планам летней экспедиции – на вездеходе. Вот тут то мы точно все опишем, отснимем все растения и сотрем белые пятна с карты растительных ассоциаций.

Лето. В заповеднике, наконец появился экологически чистый вездеход. Конечно, тяжелый пятитонный вездеход ГТС имеется в гараже заповедника, но его расход топлива от 120 литров на 100 км съест весь годовой бюджет за пару поездок. След, который оставляет это чудо военной промышленности, не зарастет и за 50 лет а прорванная сплавина подмоховой реки навсегда поставит точку в жизни болотного танка. А маленький и легкий восьмиколесный канадский Argo Avenger, обутый в резиновые гусеницы совсем не портит моховой покров. Давление, которое он создает на поверхность болота, меньше, чем у человека. К тому же он плавает, а значит, в самом сложном случае не утонет. Он должен доставить меня в самое сердце болот, за три озера, в таинственный и древний озерковый комплекс.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

Итак, впереди неизвестность и 70 километров непроходимых болот. Огромный запас топлива загружен на борт, штативы, фото и видеокамеры, бензопила, генератор для зарядки техники, болотные сапоги, топор, бинокли и навигаторы и как всегда, точно рассчитанный запас еды, маленькая палатка и горные спальники, ключи и запасные части. Инспектора охраны снисходительно усмехаются, ведь вездеход не вполне исправен. Держим кулаки на удачу.

Начало июля было выбрано для экспедиции специально. В это время болотные птицы уже не сидят на гнездах, птенцы оперились и научились летать. Фактор беспокойства будет сведен к минимуму. А вот растения можно увидеть во всей красе. Сильное беспокойство доставляют тысячи слепней, которые принимают разогретую машину за долгожданного лося. Внутри же вездехода очень жарко от двигателя и трансмиссий, поэтому полог откинут и глазастые насекомые заставляют директора заповедника танцевать джигу наоборот – ноги неподвижны, а руки мелькают как мельничные крылья. Но чем дальше мы отползаем от минерального берега, тем меньше становится кровососов. Наконец они исчезли совсем. Зато появились большие кроншнепы, которые здесь совсем не так осторожны, как на полях. Возможно, это молодые птицы, не знакомые с человеком.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

С первыми пройденными километрами приходит опыт. По растениям, из которых состоит покров болота, можно определить – насколько безопасен путь. Самая надежная сплавина (подвижный растительный покров) состоит из очеретника белого. Корни этой маленькой травки из семейства осоковых переплетаются и надежно держат и человека и машину, хотя сама очеретниковая топь внушает неуверенность. Очеретник – наш друг и если хоть немного присутствует этих растений, мы смело направляемся туда.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

Низкое предзакатное солнце подсвечивает целые поля английской росянки. Это хищное растение может потреблять минеральные вещества не корнями, но листьями, переваривая приклеивающихся к ним мелких насекомых.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

Относительно сухие вершины болота поктыты сплошным морошковым ковром.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

И вот, наконец, первая находка. Точно подтверждено гнездование лебедя кликуна в псковской области. Пара лебедей делает убежище в самом недоступном месте, и нам удалось это проверить. Ни одно четвероногое существо не может преодолеть бездонную топь. Гнездо недавно покинуто, птенцы вывелись и ушли от гнезда. Но ученым интересно посмотреть на перья, замерить гнездо, сфотографировать. Все попытки пробраться к нему пешком не увенчались успехом. Человек тонет. Вездеход, соответственно, вязнет.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

Выхода нет, надо как-то вытаскивать гусеничного коня, помощь все равно не прийдет или за этой помощью надо идти несколько дней. Решение оказалось простым. Ищем плавающую кочку, которая позволяет создать хоть малейший толчок. Один погружается в трясину, часто глубоко и толкает, но так, чтобы кочка не ушла вниз совсем. Лучше плавно… Другой очень плавно газует и вползает на следующую кочку, потом подает руку или бросает веревку, чтобы вытянуть толкача. Так, по полметра и по грудь, мы научились форсировать подмоховые реки. Впереди их было еще немало.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

Наконец первый ночлег, первое озеро под названием Долгое на пути к далекому Русскому. За день пройдено 7 километров по болоту. Закат, спокойная вода и чернозобая гагара, очень редкая птица из Краской книги совсем не боится заночевавших на берегу. Плавает, ныряет, играет…

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

Рейд к таинственному озерковому комплексу продолжается. Снова морошка, росянка, топи и подмоховые реки. Начинается "страна Бонсай" – карликовые сосняки полувекового возраста выросли на метр в высоту. Влага снизу, солнце сверху и ветра, гуляющие над пустошью изменяют вид сосен, образовывают новые формы этого знакомого дерева.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

В глубоких мочажинах появляются черные мхи, образования – меняющие свой цвет от зеленого до более темных форм.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

Озерковый комплекс – это десятки маленьких глубоких озер, похожих на своих древних больших собратьев. Такие же обрывистые торфяные берега, такой же возраст, такая же черная вода и глубина. Озерки соединены подмоховыми водотоками, по которым, возможно, перемещаются рыбы и животные.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

Выдра плещется в озерке, мы сидим на берегу, курим и подбадриваем ее в полный голос. Просим нырнуть, повернуться направо и налево. Она, конечно, не понимает, но и не пытается улизнуть. В который раз делаю вывод, что зверь никогда не видел человека, любопытна и не знает, как реагировать на нас и вездеход. Оставляем ее в недоумении, пусть поразмышляет…

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

Третий день. Пройдено около 40 километров. Русское озеро гладкое, без единой волны, без ветерка. На другой стороне огромный остров Межник, часть Рдейского заповедника.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

Только мертвые сосны склоняются к черной воде. Мы дошли. Увидели соколов, огромного беркута, поля морошки, сделали тысячи снимков.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

Долгий и тяжелый путь домой начинается с реки Порусьи. Той самой, что теряет свое русло во мхах.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

Окнищи ее летом оказались маленькими и заросшими ядовитым вехом. Наверное, весной здесь бурлят водовороты, засасывая всю болотную и снеговую воду в таинственную многокилометровую трубу. Но увидеть это нельзя, весной это место недоступно. А летом это последняя свободная вода интересной реки перед моховой трубой.

Андриан Колотилин Полистовский Заповедник

Все съемки проводятся с разрешения Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации для нужд и при участии администрации и ученых Полистовского государственного заповедника.

Официальный сайт заповедника –  www.polistovsky.ru

Adblock
detector