Главная / Статьи / А. Формозов: По заячьим маликам и беличьим следам

А. Формозов: По заячьим маликам и беличьим следам

А. Формозов: По заячьим маликам и беличьим следам

Трудно найти следы, более удобные для первых опытов следопытства, чем тропы зайца, или заячий малик, как говорят охотники. Следы зайца легко обнаружить в любом лесу, в любой роще, на огородах, полях, нередко сейчас же за окраиной города. Если задаться целью обязательно отыскать логово зайца и увидеть его самого, то хождение по следам станет еще увлекательнее.

Продолжаем избранную публикацию глав из книги "Спутник следопыта" известного отечественного зоолога, художника-анималиста и писателя, профессора Московского университета Александра Николаевича Формозова (1899—1973).

Русак
  

   Нужно умение быстро ориентироваться в обстановке, быстро соображать и быстро действовать, чтобы не дать зайцу перехитрить вас на петлях и уйти незамеченным.
   Настоящему любителю природы даже одно разгадывание русачьих уловок доставляет большое удовольствие.
   Зимний день короток, до места нужно пройти несколько километров. Вы выходите ночью, задолго до рассвета. 

 


Рис. 22 Отпечаток правой передней лапки небольшого степного русака (е. в.) 

 

   Тусклые лунные поля; как заиндевелое море – сугробы. Мерно хрустит снег на дороге; постукивая, бегут следом привязанные на веревке лыжи. Зимой светает медленно.
   Бледной струйкой пробивается заря над мглистым краем дальнего поля.
   Начинают пробуждаться птицы. Невидимки-пуночки с нежным "тие-тие" полетели над дорогой, где-то в кустах просвистел снегирь, в бурьянах засуетились чечетки. И вдруг вы разом на всем ходу останавливаетесь. Всего четыре ямки, четыре голубоватые тени на чистой, розовеющей от зари вершине сугроба. Две маленькие сзади, две побольше впереди. Не русак ли?

 


Рис. 23 Положение ног русака после того, как передние уже оторвались от земли, 
а задние только начинают отталкивание.
При таком типе передвижения на следах зайцев и много 
других скачущих зверьков отпечатки задних лап располагаются впереди передних

 

   Вы становитесь на колени, низко наклоняетесь над следом.
   Не русак ли? Ведь браться за разыскивание беляка – дело невыгодное; погуляв, покормившись на поле, он угодит в глубину оврага или чащу кустарников, где спугнуть его хрустом ветвей очень легко, но увидеть почти невозможно.Нет, русак. Следы лап небольшие, продолговатые. Нужно надеть лыжи и расстаться с дорогой. Вот здесь заяц вышел на запорошенную полозницу, здесь посидел на ней. 

 

 

 

Рис. 24 Слева-следы русака на медленных прыжках, справа - на более быстрых

Пазанки лап отпечатались полностью. Наверное, водил ушами, долго прислушивался. Кругом было тихо и спокойно – русак заковылял по колеям, а потом, круто повернув вправо, длинным прыжком скрыл продолжение следа на капустник. Здесь он долго ползал от кочерыжки к кочерыжке, грыз сухую лебеду, натрусив сора на снег, затем перешел на полосу озимей, потом снова вернулся на капустник.
   Эта сложная путаница на месте кормежки – "жировка", как говорят охотники, или "жировой след". Он состоит из мелких, коротких прыжков, никогда не бывает прямолинейным. Его не нужно распутывать, так как заяц редко ложится тут же.
   Вы описываете достаточно большой круг и натыкаетесь на выход с места кормежки. Выходной след прямой с крупными, энергичными прыжками. Заяц направился к дороге, прошел метров пятьдесят, вернулся назад, следуя тем же путем (это петля, если следы идут на некотором расстоянии один от другого, или вздвойка, если они покрывают друг друга), и "сметнул", сделал "скидку" – огромный прыжок влево, скрыл отпечатки лап в зарослях бурьяна, а затем по меже направился к кустикам шиповника. Дорогой он еще несколько раз делал петли (отмечены на схеме цифрами 1, 2 и 4), сметывал (3, 5) и залег.

 


Рис. 25 Схематический план пути русака на лежку
(обозначена крестиком). 
Петли и сметки под номерами, указанными в тексте

 

   Выкопал логово в снегу, под кустом, на конце пути, имеющего форму рыболовного крючка, и притаился, поджав ноги, заложив на спину уши, повернувшись носом туда, откуда всегда можно ожидать врага, то есть к следу. 
   Уже на первой петле вы приняли все меры предосторожности: взвели курки ружья, оставили скрипевшие лыжи, опустили воротник, подняли наушники шапки, чтобы лучше было слышно. На второй петле вы смотрите больше по межам и кустам, чем на след, после третьей – слух и зрение напряжены до последней степени.Так вы достигаете предпоследней петли и здесь вдруг замечаете крутой поворот следа влево и назад.
   Вы проиграли и через минуту сами убедитесь в этом!

 

 

 

Рис. 26 "Вздвойка" и "сметка" русака 
(повернул вправо от первоначального хода)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Русак, заслышав шорох шагов, терпеливо ожидал момента, когда, достигнув предпоследней петли, вы повернулись к нему спиной. Незаметно, бесшумным прыжком вымахнул он из логова, поднимая морозную пыль, перелетел через ближнее поле, в последний раз мелькнув ушами за межой, и был таков. Вот его логово с оттаявшим снегом, вот гонный след – длинные поспешные прыжки. 

 


Рис. 27 Слева - отпечаток ступни задней ноги сидевшего на снегу среднерусского русака (Горьковская обл.), 
справа - степного предкавказского (Ставропольский край). 
У русаков, живущих в районах с многоснежной зимой, лапки одеты более 
длинной шерстью и приближаются по форме к характерным для беляка (ум.)

 

   Только теперь вы начинаете соображать, что нужно было бы у петли (цифра 1) бросить след и податься влево к кустам. Поздно! За оврагом по полям чертит русак новые петли, делает новые вздвойки, скидки, сметки, а ляжет – будет в этот день втрое осторожнее, чем прежде.

 


Рис. 28 Следы четырех лап русака (слева) и беляка (справа)

 

   В степных и полупустынных районах при наступлении сильных холодов или образовании плотного снежного покрова, мешающего зайцам выкапывать траву, русаки откочевывают с открытых мест в лесные колки, полезащитные лесные полосы и сады. Здесь они питаются корой, почками и молодыми побегами древесных и кустарниковых пород. Очень охотно русаки едят клены, дуб, ракитник, вязы, боярышник, ивы, яблоню, грушу, молодые виноградные лозы… При большом набеге они могут принести садам и посадкам огромный ущерб, если своевременно не принять необходимых мер. В Ставрополье, охраняя сады, отстреливают русаков на специально выложенной прикормке из люцернового или полынного сена, около которой заранее ставят подобие шалаша, сложенного из крупных снежных кирпичей. В такой "засидке" охотник совершенно не заметен для зайцев; сидеть в ней теплее, чем на ветру. Когда около кучки сена появится веер русачьих троп, охотник выбирает светлую ночь и стреляет зайцев через "бойницы", сделанные в снежной стенке укрытия. 
   Изучение следов русака – массовое тропление – даст очень много ценных сведений о его зимней жизни.

Беляк

   В средней полосе Союза водятся два вида зайцев: беляк и русак. В тайге и тундре водится только беляк. Летом он носит рыжевато-бурый мех, под цвет лесной почвы. Но в холодную пору года он бел, как снежный ком, и, когда быстро несется по сугробам, его выдают лишь черные кончики ушей, карие глаза да грязноватые подошвы лап.
   Русак крупнее и сильнее. И летом и зимой он рыжевато-серого цвета, но с выпадением снега мех его становится светлее. Беляк держится в лесах, в уремах рек, по большим зарослям кустарников. Русак – заяц обработанных полей, степей и полупустыни. Нередко он живет на гумнах деревень и скрывается на день в сугробе у плетня или у стены стоящей на околице бани. Следы обоих зайцев настолько сходны, что нередко стоит большого труда определить, кто их оставил: беляк или русак. 

 


Рис. 29 Отпечатки передних лап крупного беляка, 
сидевшего на неглубоком влажном снегу (е. в.).
Шарьинский р-н Костромской обл., октябрь

 

   В общем, при одинаковой рыхлости снега и одинаковом росте зайца следы беляка крупнее русачьих, гораздо шире и округленнее, передняя часть следа не так заострена. Разница между величиной отпечатков передней и задней лап у беляка гораздо меньше, чем у русака. Русак делает небольшое число длинных петель и вздвоек, беляк – множество более мелких, коротких. 

 


Рис. 30 Слева зимний, справа - летний помет взрослого беляка (немного ум.)

 

Помет зайцев – "орешки": у русака обычно темно-бурого цвета, так как зимой он ест траву и озимь, а у беляка более светлые, желтовато-бурые от обильной примеси древесины, которую он поедает вместе с корой ветвей и побегов. 

 


Рис. 31 Отпечатки четырех лап беляка на медленных прыжках 
по плотному влажному снегу (ум.).
Харовский р-н Вологодской обл., ноябрь

 

   Одетые снизу густым войлоком волос пальцы лап беляка могут сильно раздвигаться на рыхлом снегу. Недаром американцы зовут своего беляка "зайцем на лыжах" или "лыжным зайцем". Но даже и эти "лыжи" не могут помочь беляку при очень глубоком и рыхлом снеге. Тогда он начинает ходить своими старыми следами и местами пробивает довольно торные тропы. Этими же тропами ходят рысь и лисица; здесь охотники ставят свои капканы и проволочные петли.

 


Рис. 32 Отпечаток правой задней лапы крупного беляка 
при прыжках по плотному снегу (пальцы сжаты) 
и по рыхлому - глубокому (пальцы широко раздвинуты) (ум.). 
Костромская обл.

 

   Обычный зимний корм беляка – сухая трава, побеги черники, тонкие ветви и кора деревьев (ивы, осины, можжевельника, березы, дуба, рябины) и кустарников. В годы обилия зайцев все кусты над снегом бывают обстрижены ими, словно ножницами садовника, а молодые деревца очищены от коры.

 


Рис. 33 Молодая березка, погибшая вследствие 
многолетнего обгрызания ветвей и коры зайцами-беляками (ум.).
Костромская обл.

 

   "Временами набеги зайцев (в Якутии) бывают так велики, что обращают на себя внимание уничтожением кустарниковых растений и даже трав, – пишет М. Константинов.- Так было, например, в 1914 году, когда в Верхоянском округе зайцы уничтожили огромные площади тальника, тополей и осинника. Мне лично пришлось убедиться, какие опустошения производит заяц-беляк в той местности, где сосредоточился его набег. Проездом через Верхоянский округ, от устья Яны до Алдана, я наблюдал в некоторых местностях кустарники и деревья, ободранные этим прожорливым грызуном".
   Расстояние, которое проехал М. Константинов в Якутии, наблюдая следы массового появления зайцев, даже по прямой линии превышает 1000 км.
   Иногда, уничтожив весь доступный запас корма, беляки начинают голодать и перекочевывают. Впрочем, голодают они в конце почти каждой зимы. Целые тропы набивают тогда беляки вдоль дорог, подбирая упавшие с возов клочки сена.
   Ходят беляки и к стогам. Около большой упавшей осины эти зайцы могут кормиться неделями. Снег возле такого дерева бывает плотно утоптан и густо усыпан заячьими "орешками". На лежащих осинах часто рядом со следами резцов беляка можно увидеть и крупные следы долотообразных зубов лосей и мелкую насечку, оставленную острыми резцами рыжих полевок. К концу зимы беляки вынуждены грызть сухие, полуистлевшие стебли тростника, дудника, таволги и других крупных травянистых растений. 
   Длительный недостаток некоторых солей в зимнем корме заставляет зайцев глодать мерзлый конский навоз и до земли выгрызать снег, пропитанный мочой лошади или человека. Нередко к концу зимы много зайцев погибает от болезней и истощения; их трупы в белом зимнем меху находят весной под хворостом и вершинами упавших хвойных деревьев.
   При теплой погоде уже в марте, а иногда и в феврале у зайцев начинается брачный период. Следы их удлиняются, располагаются группами и даже целыми тропами. Отдельные особи начинают слегка волочить ноги, оставляя на снегу длинные черты – поволоку. Некоторые охотники считают поволоку верным признаком начавшегося гона. 

Толай

   В степных, пустынных и горных районах Средней Азии, Южного Казахстана и на границе с Монголией встречается похожий на русака, более длинноухий мелкий и быстрый заяц – толай. 

 


Рис. 34 Отпечатки одной передней и двух задних лапок мелкого толая, 
населяющего песчаные пустыни Туркмении (немного ум.).
Центральные Каракумы, январь

 

    Следы его напоминают русачьи, только заметно мельче, так же как и помет.

 


Рис. 35 Помет талая (е.в.)

 

   Четвертый вид наших зайцев тоже довольно мелкий – маньчжурский заяц – встречается только в южной полосе лесов Дальневосточного края. 

Белка

   У лесной тропы, на пушистом снегу вдруг показалась знакомая метка. Четыре лапки: впереди две большие, задние, за ними – две меньшие, передние, тесно сближенные, одновременно коснулись здесь поверхности снега. След перешел дорогу, занырял по сугробам в орешник, скрылся под кучей хвороста, показался снова, вскочил на пень, с него на соседний, опять спустился на снег и вдруг пропал у подножия одинокого дуба. Белка… Куда же она пошла дальше? Ветки дуба распростерты к югу; должно быть, добравшись до конца одной из ветвей, белка перепрыгнула на ближайшее дерево и, прыгнув, стряхнула с него иней. Это мы сейчас установим… Верно. Осыпавшийся иней оставил множество углублений на свежей поверхности снега – белка вершинами пошла к югу. Щетки крупного инея на ветвях мешают ей прыгать – скоро она устанет и пойдет "низом". 

 


Рис. 36 След прыжка белки на очень мелком снегу (е. в.).
Характерно расположение отпечатков в форме трапеции; 
следы задних ног впереди и в стороне от передних. На задних ногах пять пальцев 
почти все одинаковой длины; на передних первый палец 
очень короткий и не оставляет отпечатков. 
Шарьинский р-н Костромской обл.

 

   Сделаем круг, шагов в пятьдесят диаметром, чтобы уловить продолжение следа Вот он Все такой же суетливый скачек с сугроба на сугроб, с пенька на пенек. Здесь белка долго рылась в дупле старой осины, но ничего не нашла среди трухи и сухих листьев, кроме скорлупок. Орехи, если они и были, лесные мыши уже утащили в свои глубокие норки. Снова рыщет белка по кустарникам, ныряет под пни, залезает на брошенные птичьи гнезда, забирается под корни. Свидетельство не в пользу тех, кто уверяет, что белка на зиму "обеспечивает себя запасами корма". Верно, что осенью, в дни изобилия, белка прячет орехи и желуди во все щели и дупла, верно и то, что она сушит грибы, развешивая их по сучьям, но помнит ли зверек все свои кладовые? Едва ли. 

 

 

 

Рис. 37 След прыжка белки на неглубоком рыхлом снегу.
Детали строения ног не прослеживаются, но хорошо видны разница их величины 
и характерное расположение отпечатков по углам трапеции (ум.) 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   Если вы пройдетесь зимой по следам, то убедитесь, что белка ищет свои запасы так же, как искали бы их вы: роясь всюду, где можно предположить их существование, а близ сушеных грибов иной раз она проходит, даже не замечая их. Как бы то ни было, но, порыскав некоторое время, белка наедается досыта. К весне, когда снег глубок и рыться в нем трудно, ей приходится иной раз глодать кору. Насытившись, зверек отправляется к гнезду. Теперь смотрите. Возвращаясь, белка чаще поднимается на деревья и идет "верхом", нередко делает петли и вообще не прочь запутать свой след. Потерять его в таких условиях очень легко. Но если вы будете внимательны и настойчивы, то ныряющий след приведет вас к укромной чаще леса, где из старого сорочьего гнезда торчат клочья мочалы – беличья перинка. Из такого гнезда выгнать белку нетрудно, но, если она скроется в одно из бесчисленных дупел огромного дуба, никаким стуком поднять ее невозможно. Чувствуя себя в безопасности, белка крепко спит. Так, появляясь в лесу по утрам, иногда и вечером, а в морозную и ветреную погоду совсем не покидая гнезда, проводит белка зимние дни.
 


 

 

 

Рис. 38 Белка грызущая еловую шишку

   Белки хвойных лесов, питаясь мелкими семенами сосны и ели, большую часть дня проводят вне гнезда: чтобы насытиться, им нужно разгрызть большое количество шишек. Они реже, чем белки лиственных лесов, спускаются на снег, и часто лишь бесчисленные чешуйки шишек, рассеянные под деревьями, выдают присутствие зверька. 

 

 

 

Рис. 39 Стержень еловой шишки и отдельные чешуйки, 
упавшие на снег под деревом, на котором кормилась белка.
Зверек срезает чешуи у самого стержня шишки. Тут же один "орешек" помета (е. в.). 
При питании полноценным семенным кормом помет у белки мелкий

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   Если белка кормится на вершине ели, срезанные чешуи и крылышки семян равномерно рассеяны под деревом и лежат в стороне от обгрызенных стержней шишек. Но случается, что белка использует еловые шишки, уже бывшие в лапах клестов, сброшенные птицами на снег или землю. Клесты съедают только небольшую часть семян. По моим наблюдениям и подсчетам, после работы клестов в каждой шишке остается от 45 до 150 семян. Такие "клестовые шишки" белка сгрызает, сидя где-нибудь у комля дерева или на пеньке. Тогда она оставляет в одной кучке множество чешуи, тонкие стержни, легкие крылышки и мелкие, темные оболочки семян, выеденные в виде бочонка. (Клестовые шишки имеют то отличие, что птицы отрывают их с частью ветви и хвоей. Около половины шишек, сброшенных клестами, имеют хвою. Белка же отгрызает шишку у самого основания, без хвои.)

 

 

 


Рис. 40 Еловая шишка, сброшенная клестом и разгрызенная 
под снегом рыжими лесными полевками.
Чешуи срезаны далеко от стержня шишки и погрызены 
на мелкие кусочки (ум.). Московская обл., весна

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   А вот те шишки, над которыми поработал большой пестрый дятел. В отличие от клестовых, они почти не содержат семян, и белке с ними делать нечего. Клесты-еловики приносят большую пользу белкам, а вместе с тем и охотничьему хозяйству, сбрасывая несчетное число еловых шишек на землю. Шишки, оставшиеся на елях, за зиму высыхают, в феврале-марте открывают свои чешуйки, и за весну из них вылетают почти все семена. На снегу и земле их склевывают птицы, находят мыши, и хороший еловый урожай для белки пропадает. А в шишках, сброшенных клестами на землю, семена сохраняются больше года, потому что эти шишки лежат на влажном ковре мхов, плотно смыкая чешуи. Отыскивая эти "кислые шишки", белка имеет ценный корм в течение весны, лета и осени года, следующего за еловым урожаем. Ведь ель после большого урожая год или два совсем не дает шишек. Значит, клесты снабжают белку кормом на самое трудное для нее время. 

 

 

 

Рис. 41 Части пихтовых шишек, погрызенных белкой (ум.)

   Все это мне удалось выяснить, хорошо изучив следы лесных животных, конкурирующих между собой при использовании елового урожая. 

 

 

Рис. 42 Слева - стержень еловой шишки, сброшенной на землю клестами, 
которую грызла сначала белка, а затем лесные полевки. 
Справа - стержень, обработанный лесными полевками (ум.)

 

Рис. 43 Еловая шишка из "станка" большого пестрого дятла (ум.)

   Бывают годы, когда белки разыскивают старые, сброшенные клестами шишки даже следующей зимой. Но иногда их трудно доставать. Если поздней осенью сильно оледенеет снег, шишки вмерзают в приземный слой и становятся недоступными для белки. 

 


Рис. 44 Слева - сосновая шишка, раздолбленная большим пестрым дятлом, 
справа - части молодой шишки, разгрызенной белкой (ум.)

 

   В тайге при хорошем урожае шишек кедра много корма для белки запасают кедровки; их кладовые она разоряет очень часто. На зимних следах белки встречается тогда много прикопок, сделанных зверьком, достававшим глубоко запрятанные орешки. По-видимому, чутье у белки достаточно тонкое – она уверенно прокапывает ход через толщу снега и на земле почти всегда находит небольшую кучку орешков. Обычно в тех же участках тайги встречаются и прикопки кедровок, на первый взгляд сходные с беличьими, но лунки кедровок отличаются от беличьих, так как кедровка копает клювом, разбрасывая снег на обе стороны, а белка подгребает его лапами под себя и отбрасывает назад. На дне выкопанной конусовидной норки или лунки находится небольшая ямка до земли, а кругом разбросанные клочки мха и скорлупки нескольких орешков. Сходные следы при выкапывании желудей оставляют сойки. 

 


Рис. 45 Среднего размера шишка сибирского кедра (ум. ) 

 


Рис. 46 Шишка сибирского - кедра, поеденная белкой ранней осенью, 
когда орешки еще не вынимались
Белка отгрызла чешуи шишки и наружные половинки скорлуп;
внутренние половинки остались у стержня (ум.) 

 


Рис. 47 Недозрелая кедровая шишка, поклеванная кедровкой ранней осенью,
когда орешки - еще не вынимались (ум.)

   В широколиственных лесах европейской части страны основной корм белок – желуди и лесные орехи. Осенью они собирают и прячут запасы, но сравнительно недалеко от своих гнезд и плодоносящих деревьев. В этом отношении для белок, живущих в лиственных и смешанных лесах, большую услугу оказывают сойки. Эти птицы всю осень, от начала сентября до конца ноября, собирают желуди и разносят их по всему лесу. Сойки предпочитают прятать запасы под кровом хвойных деревьев, где снега обычно накопляется меньше, чем под лиственными деревьями. Это выгодно для сойки – здесь ей легче доставать свои запасы. Но еще более выгодно для белок. Зимой белки охотнее живут среди хвойных деревьев, где лучше защита от ветра в холодные морозные дни. Получается, что сойка как будто специально приносит желуди в места обитания белки. На первый взгляд кажется, что белка ворует чужие запасы, но дело оказывается гораздо сложнее. Каждый запас сойки содержит обычно 5-7 желудей, то есть ту порцию, которую эта птица обычно приносит в своем подъязычном мешке. При достаточно глубоком снеге белка чутьем легко находит кладовые сойки, но достает далеко не все желуди. По следам легко определить, что белка съедает на месте только 3-4 желудя.

 

 

 

Рис. 48 Шишечки даурской лиственницы
слева - погрызенные красными полевками, справа белкой (ум.)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К концу зимы, когда сойки уже с трудом добираются до своих запасов, они часто проверяют снежные норки, проложенные белкой, и с "триумфом" достают себе еще 2-3 оставленных ею желудя. Этот пример наглядно показывает, насколько сложны бывают взаимоотношения обитающих вместе животных. Конкуренция в одно время года сменяется взаимопомощью в другое. В результате виды хорошо уживаются в непосредственном соседстве друг с другом. Не столь просты также отношения животных к породам деревьев, семена и плоды которых они уничтожают в огромном количестве. В Сибири, например, кедровок долгое время считали вредными птицами, так как нередко они растаскивают кедровые орехи раньше, чем в тайгу придут сборщики орехов. Но ведь только за счет этого "растаскивания", за счет огромного количества маленьких "запасов", которые делает кедровка и в дальнейшем далеко не все использует зимой, происходит распространение и возобновление кедра. Такое же значение имеют и запасы желудей, сделанные сойкой. Они не только обеспечивают кормом в трудное время года самих соек и белок, но и служат основным и единственным путем распространения дуба. 
   В годы, бедные семенами и орехами, белка с осени часто роется в земле, делая небольшие лунки. В таком месте иногда удается найти в земле под слоем мха и хвоей круглые, как лесной орех, плодовые тела грибов из группы трюфелей. Охотники Севера знают эти грибы и зовут их "парга", "парушка". "Белка паргу роет",- говорят они. Этот гриб белка чует даже через пяти-восьмисанти-метровый слой земли и такую же толщу снега. Паргу охотно выкапывают и зайцы-беляки. 

 


Рис. 49 Веточка ели, срезанная белкой при поедании почек;
справа - оболочки почек, из которых содержимое вынуто зверьком (ум.). 
Окрестности Москвы. Зима

 

   Однако постоянный корм белки в голодные зимы не парга, а грибы (корневые опенки), лишайники, кора и в особенности еловые и пихтовые почки. Чтобы достать почки, белка срезает кончик ветки (6-8 см) и кормится, держа его в лапках. Множество таких веточек настрижет она за день, прежде чем набьет себе желудок. Под большими елями тогда лежит на снегу целый зеленый ковер. Я насчитывал до 300 обрезков веточек на 1 м2 и до нескольких тысяч под одним деревом. "Нынче белка на еловой лапочке",- говорят в таких случаях охотники-промысловики.
   Если белка кормится на почке, лишайниках и грибах, значит, основного корма у нее нет – зверек голодает. На другой год после такой голодной зимы белок обычно бывает очень мало. Они вымирают зимой и плохо размножаются следующим летом.
   Совсем другая картина после обильного елового или кедрового урожая. Если зимой клесты поют и весело дерутся в вершинах елей, если множество кедровок пирует в тайге, а прогрызенные белками шишки часто попадаются на глаза, к осени следующего года нужно ждать большого "урожая белки".
   В урожайные годы белка в поисках пищи бегает меньше, чем в голодные, и следы ее значительно короче. Длина беличьей тропы зависит также от времени года и условий погоды. Меньше всего бегают белки в сильные морозы; в это время они иногда по нескольку дней подряд отсиживаются в гнездах.
   В большинстве лесных районов Союза охотятся на белку с осени и продолжают, пока не выпадет глубокий снег, мешающий собакам-лайкам бегать по лесу. В некоторых местах охотятся за белкой и среди зимы, обычно уже без собаки. Охотники сами распутывают следы зверька и стараются найти гайно – теплое гнездо белки, сделанное из ветвей и лишайников. Замечательно искусны в этом деле охотники-эвенки (прежде их называли тунгусами), кочующие на промысле по лесам Восточной Сибири и Якутии.
   "Почти все тунгусы, за немногими исключениями, хорошо разбираются в следах белки",- пишет этнограф Б. Э. Петри. "Кто следы знает, тот всю зиму промышляет",- говорят тунгусы. У эвенков отцы учат детей на практике, показывая им, как отыскивать белку в гайне.

 

 

 

Рис. 50 Схемы следов белок, нарисованные тунгусом-охотником:
1 - след белки, идущей по кругу; 2 - след белки, делающей тропу в две стороны,
приходящей в гайно и уходящей из него по деревьям; 3 - след белки, делающей прямую тропу 
и попадающей в гайно по деревьям; 4 - след белки, делающей тропы во все стороны от гайна. Гайно обозначено кружочками

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   "Приведу здесь рассказ старого охотника Мосюка, записанный мной с почти стенографической точностью,- пишет Б. Э. Петри.- Белка всяко хитрит. Кто ее учит? Откуда она знает, что человек ее по следам искать пойдет? Который человек следы понимает, тот белку добудет, кто не понимает, тот простым (с пустыми руками) домой придет. Самая хитрая по кругу ходит; утром выйдет, круг даст и вечером к дереву придет; на утренний след пойдет, а с него на дерево в гайно. Человек ищет, по кругу ходит, деревьев много – не найдет. Другая белка с гайна по деревьям идет, скачет, следу не дает саженей на десять, которая на двадцать. Потом на снег спустится и тропу делает. Тропа сначала прямая в обе стороны идет, по ней лишний след не даст, саженей на пятьдесят прямая тропа идет; потом много троп сделается,- корм ищет. Назад опять по тропе белка идет, с тропы на дерево и поверху в гайно. Тут понимать надо, куда сытая белка шла, куда голодная. Это надо примечать, тогда путь белки поймешь, в гайно попадешь. Кто не понимает, тот день проходит, ничего не добудет. Эти две белки самые хитрые. Третья белка не шибко хитрая. Тропа ее прямо идет. Следы все на тропу собираются. Тропа к дереву идет, а с дерева дорога поверху в гайно. Эту белку легко найти. Другая белка с осени сорок сажен с тропы по деревьям идет. Тут по соринкам узнаем. Когда пороша выпадает, в лесу чисто станет, а белка с дерева на дерево скачет, где царапнет, где ветку тряхнет,- соринки падают; по ним верхнюю дорогу белки видишь. Ну, а погода придет (ветер), сору много упадет, тогда не видно, который белка роняла. Четвертая белка – самый последний дурак. От гайна тропы во все стороны делает: по какой ни пойдешь, прямо к дереву придешь. Эту всякий найдет. С осени белки много хитрят; весной, как тепло будет, дни дольше станут, перестают белки хитрить: устают, что ли? Нет у них больше хитрости, с дороги каждая белка прямо в гайно идет. Когда белку в гайне найдешь, палкой для лыж шоркать по дереву надо,- белка из гайна выскочит, шибко боится; раза два пошоркал – выскакивает. Тихонько шоркаешь – она голову из гайна высунет, более шоркнешь – более вылезет, тогда стреляешь". Рассказывая Б. Э. Петри об отыскивании белок, охотник даже нарисовал схемы расположения троп в разных случаях и следы ‘елки на "жировке" по отношению к местоположению гайна. приводим здесь эти схемы. 
   Бывают годы, когда осенняя кочевка белок затягивается на зиму; тогда следы многих зверьков тянутся по первому снегу через леса и поляны в одном направлении на многие километры. Переселения белок еще плохо изучены, поэтому подобные наблюдения за ними по следам очень ценны и интересны.

 

 

Летяга

   Дымчато-серая, с черными выпуклыми, как пуговицы, глазами, летяга сильно отличается от белки. Хвост летяги короче и одет не столь длинными волосами, уши не имеют кисточек, характерных для белки зимой, голова тупоносая, на боках складками лежит летательная перепонка, растягивающаяся при полете между передней и задней конечностями каждой стороны тела. Белка – дневной, а летяга – ночной зверек, очень скрытный и, пожалуй, наименее изученный среди всех лесных грызунов. День она проводит в дуплах, старых беличьих и сорочьих гнездах, иногда в покинутых ульях, висящих на деревьях, и даже в скворечниках, если они поставлены вблизи леса. В сумерки летяга покидает свое убежище и отправляется на кормежку, перебегая по ветвям, или, распластавшись в воздухе, бесшумно перелетает с дерева на дерево. Обычно она планирует косо вниз от вершины одного к комлю другого дерева, иногда оставляя на снегу легкий отпечаток всего тела. Так, проводя большую часть жизни у вершин, она путешествует по деревьям, редко и неохотно спускаясь на землю. Поэтому следы летяги на снегу встретишь нечасто. По длине они обычно не превышают 10-20 м, начинаются и кончаются у ствола дерева. Прыжки летяги коротки, рыхлый лесной снег она сильно бороздит ногами. В серые позднеосенние дни можно видеть летягу и под вечер. Еще легче наблюдать ее на севере в светлые летние ночи, когда на рассвете она возвращается к своему гнезду.

 

 

 

Рис. 51 Помет летяги на снегу у комля дерева (ум.)

   Гораздо чаще, чем отпечатки лап на снегу, выдает место пребывания летяги ее помет. Обычно он лежит где-нибудь у комля дерева большой кучкой, так как летяга прилетает по многу раз кряду на одно избранное место.Иногда эти кучки помета встречаются и высоко над землей, в широких развилинах сучьев у ствола. Помет летяги по размерам и форме напоминает бурундучий, но отличается от него ярко-желтым цветом.

 

 

 

Рис. 52 Ольховые сережки, погрызенные летягой

   В зимнее время летяга кормится преимущественно почками деревьев, сережками ольхи и березы, отчасти семенами ели и лиственницы.
   Летяга встречается только в северной половине лесов европейской части СССР и всюду в тайге Сибири (особенно много летяг в Уссурийском крае). Чаще, чем в чисто хвойных, она встречается в смешанных лесах, где много березы, ольхи и старых дуплистых осин, обычно у лесных речек и ручьев с большими зарослями ольхи.
   О распространении и образе жизни этого зверька известно так мало, что необходимо использовать всякую возможность для его изучения. 

Бурундук

   Похожий на маленькую белочку, полосатый, длиннохвостый бурундук – один из самых привлекательных зверьков северного леса. Дневной по образу жизни, подвижной, смелый и крикливый, он часто сам привлекает внимание человека; наблюдать его легко. Не раз в Уссурийской тайге, сидя на пне, я зарисовывал бурундуков, бегавших по моим ногам.

 

   Сибирская тайга населена бурундуком повсюду от Урала до побережья Тихого океана (за исключением Камчатки). На западе он встречается только в лесах северо-восточного угла европейской части СССР.
   Бурундук предпочитает опушки, светлые, разреженные участки леса с обилием полян и поваленных деревьев, густые кустарники по берегам рек. Особенно много бурундуков в смешанных лесах Дальневосточного края; к западу от Урала они встречаются редко. Бурундук проводит зиму в норе, но не впадает в глубокую спячку, как его более крупные родичи – суслики. По временам просыпаясь, он кормится семенами, орехами, желудями и костянками ягод, запасенными еще с конца лета. Эти же запасы выручают бурундука и ранней весной при обычном для этого времени недостатке корма. 
   Осенью бурундук залегает с первыми холодами (на севере -в начале сентября, южнее – в октябре), весной пробуждается довольно рано – в апреле; тогда нередко встретишь его следы на снегу. Они напоминают миниатюрные следы белки при прыжках с тем же характерным расположением больших отпечатков задних лап впереди передних. 

 

 

Рис. 54 Ягоды шиповника, очищенные от семян, унесенных бурундуком 
в кладовую; маньчжурские орехи, погрызенные бурундуком (ум.)

Рис. 55 Шишка аянской ели, погрызенная бурундуком, и его помет (ум.).
Низовья Амура, август

 

  Рис. 56 Орешки корейского кедра;
слева - погрызенные красными лесными полевками ("бочоночки"), 
справа - расколотые бурундуком (ув.). Приморье, июнь

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   В летнее время местопребывание бурундука нетрудно установить по обильным погрызам шишек, повреждениям лещины, маньчжурских орехов и орешков кедра. И самого зверька очень легко встретить. Срывая плоды малины, шиповника и другие, он бросает мякоть и уносит в защечных мешках одни семена. Кучки мякоти, брошенной бурундуком, лежат на колодах и буреломе, покрываясь плесенью. Чешуи шишек бурундук обгрызает не до самого стержня, как белка, а примерно до половины, как мышь. Поселяясь вблизи пашен или огородов, бурундук вредит, уничтожая часть урожая.

Сеноставки

   Сеноставки, или пищухи,- коротконогие, родственные зайцам, зверьки с большими круглыми ушами, ростом с крупную крысу и меньше. Некоторые виды сеноставок живут в гольцовой полосе сибирских хребтов, другие – по каменистым местам тайги, третьи – в степях, от Забайкалья, Средней Азии и Казахстана до Башкирии и Нижнего Поволжья. 

 

 

 

Рис. 57 Следы и помет даурской сеноставки (е. в.).
Бурятская АССР, март

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   Таежные и горные пищухи – излюбленная добыча соболя, горностая и других хищников. В степях ими питаются манулы, лисицы, хорьки. Пищухи не ложатся в спячку и оставляют на снегу мелкие следы, миниатюрное подобие заячьих (только средние пальцы покороче). И в самом деле, сеноставки – ближайшая родня зайцам. Их помет тоже напоминает заячий – это очень мелкие круглые "орешки", иногда несколько сплющенные. Характерный громкий свистящий крик и своеобразный помет – лучшие признаки, указывающие на места обитания сеноставок.

Adblock
detector