Главная / Статьи / Вернутся ли в Балтийское море осетры?

Вернутся ли в Балтийское море осетры?

21 июня 1851 года весь Санкт-Петербург был поставлен «на уши» сообщением о том, что в Неве была поймана чудо-рыба. Одни говорили, что длина ее составляет около пяти метров, другие особо напирали на вес, мол, никак не меньше 25 пудов, третьи – крутили пальцем у виска и сочувственно пожимали плечами.

21 июня 1851 года весь Санкт-Петербург был поставлен «на уши» сообщением о том, что в Неве была поймана чудо-рыба. Одни говорили, что длина ее составляет около пяти метров, другие особо напирали на вес, мол, никак не меньше 25 пудов, третьи – крутили пальцем у виска и сочувственно пожимали плечами: уж не с акулой ли спутали рыбу? Да и потом, откуда акула в Неве? Четвертые упирали на то, что это ни что иное, как секретное испытание новой подводной лодки, которая чудом угодила в рыбацкие сети.

 

осетр

Что это было?

Для газет новость о чудесах ихтиологии дала не только чудовищную пищу для размышления, но и богатые барыши. Тиражи шли влет, новость продержала жителей столицы в нервном напряжении около недели. Ученые, как всегда, хранили гордое молчание и наотрез отказались комментировать событие.

Но правда, как и подлодка, не может находиться в глубине вечность, все равно выплывет наружу. Что оказалось на самом деле?

а) Выловили, действительно, рыбу и этой рыбой оказался балтийский осетр.
б) Это оказалась самка, причем, напичканная икрой: когда рыбу «выдоили», общий вес «начинки» составил ровно пять пудов (80 кг).
в) Вес рыбы был рекордным – 213 кг! (в настоящее время рекорд принадлежит балтийскому осетру длиной 345 см и весом 320 кг, выловленному в марте 1904 г. в Северное море).
г) Никаких испытаний подводных плавательных аппаратов на Неве не проводилось.

Но какова рыбка! И самое главное, в те времена балтийский осетр был таким же обыденным явлением, как сегодня трамвай на улице Санкт-Петербурга. Куда же подевался этот ихтиологический деликатес? Был, как говорится, да сплыл. Последний раз его ловили в море в разных местах незадолго до начала второй мировой войны. Причем он исчез повсеместно, как у берегов, охваченных сражениями, так и в «нейтральной» Швеции. И только маленький и гордый латышский народ утверждает, что последнего осетра поймали именно у них, причем не так давно, в 1996 году. Думаю, что «последний из могикан» несколько раз всплывал на поверхность воды, чтобы сориентироваться и не очутиться в Калининградской области, Германии или Польше.

Особенно обидно жителям самого западного российского города – Балтийска. У них, еще со времен Пиллау, с 18 января 1725 года, на гербе красуется именно серебряный балтийский осетр. Но, как говорится, близок локоток, да не укусишь…

Удастся ли нам вернуть в наше Балтийское море осетра? Вопрос, конечно, интересный. И слава Богу, что подобные проекты развиваются опять-таки сразу в нескольких странах, и В Германии, и в Польше, и в Скандинавии, и, что больше всего радует, у нас, в Калининградской области.

От немцев еще ни одна рыба не уходила…

Одним из первых о работе в области воспроизведения популяции этого вида рыбы заявил Йорн Гесснер, представитель Общества по спасению осетров. Он не удержался и рассказал журналистам о том, что в 2007 и 2008 годах в реку Одер, впадающую в Балтийское море, будут небольшими партиями выпускаться молодые осетры. Их популяция в живой природе чудом сохранилась. Единственным местом обитания этого вида является река Жиронда во Франции.

 

Но немцы рисковать не захотели и привезли не балтийского осетра, а его одного из самых ближайших родственников, обитающего в Канаде. Это североамериканский атлантический осетр. По заказу европейцев в канадском Океанологическом центре были отобраны 40 особей размером 1,4-2 метра, половина из которых была переправлена в Германию, где и проходила карантин в специальной резервации.

За четыре года, что прошли с начала эксперимента (осетров завезли в 2004 году), рыба достаточно акклиматизировалась, быстро набирает вес и чувствует себя вполне комфортно.

У людей, далеких от ихтиологии сразу возникает вопрос: «А зачем немцам так стараться для других? На них это непохоже. Рыбку-то выпустят они, а ловить ее будут русские, шведы, поляки…».

Не все так просто. Во-первых, немцы не такие уж простаки. Дело в том, что некоторым особям на плавниках будут «пристроены» миниатюрные радиомаяки, которые позволят ученым установить, в случае чего: чья это кошка рыбу съела. Во-вторых, рыба нерестится в одном и том же месте, осетр в этом плане достаточно консервативен, а уж тихие заводи для рыбы у немцев, в притоках Одера – Варту и Драву имеются. Так что кое-что от черной икорки организаторам воспроизводства популяции достанется…

Но дело не столько в икре, сколько в самой рыбе. Дело в том, что к 2010 году, согласно долгосрочному прогнозу Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), общий спрос на рыбу и морепродукты возрастет до 140-150 млн тонн, в то время как мировое производство рыбы и морепродуктов для потребления будет производиться от 74 до 114 млн тонн.

 

Легко ли вырастить осетра в искусственных условиях? Сколько времени надо для того, чтобы новорожденная личинка (именно так почему-то называют малька осетра) превратилась в зрелую особь? Каковы «естественные» потери осетровых в условиях транспортировки? На какую сумму оскудеет кошелек, если мы будем каждого калининградского «длинноклюва» оснащать радиомаячком? По карману ли это россиянам, в отличие от немцев?

Осетра начали разводить

Для того чтобы ответить на ворох вопросов, я отправился на единственный в Калининградской области завод по выращиванию рыбы осетровых пород, что находится в небольшом городке Светлый, в 14 км по заливу от Балтийска.

Моим гидом согласился стать Евгений Иванович Хрусталев, доцент кафедры аквакультуры Калининградского государственного технического университета, кандидат биологических наук и по совместительству – директор центра аквоагрокультуры.

– Кому в голову пришла идея построить завод по разведению осетра именно в Светлом?

– Она вызревала давно, но требовала, во-первых, желания этим заниматься, а во-вторых, определенных средств. И, наконец, готовность к риску. Обыватель считает, что самый большой риск – в выращивании сельскохозяйственных культур. Но, поверьте, здесь в десятки раз все серьезнее…

– Рыбы такие хрупкие создания?

– Более чем! Приведу только один пример. Мы отправились за мальком в один из российских регионов. Загрузили все чин по чину, а по приезду в Калининградскую область оказалось, что около 4000 тысяч рыбинок не смогли перенести многочасовую дорогу…

– Естественная убыль?

– Неестественная! Расследуя причину гибели молоди, мы пришли к выводу, что несчастный случай стал возможен только потому, что перед дорогой бывшие ее хозяева взяли и покормили осетров. Что категорически запрещается – рыба значительно легче переносит нагрузки и стрессы, если голодна. Мы сумели доказать факт нарушения в суде и нам вернули нанесенный ущерб.

Искусственный судак. А почему бы и нет?

– И все-таки, что натолкнуло на разведение именно осетров?

 

 

– Да мы же не только их разводим, а многое еще разных видов. Однажды побывали в командировке в Голландии и очень удивились, узнав, что жители страны тюльпанов выращивают искусственного судака.

– Что значит искусственного?! У него клетки генно модифицированы?

– Нет, с этим все в порядке! Вполне обычные рыбы, вот только вместо естественных водоемов развиваются в искусственных условиях. По вкусу ничем не отличаются, но «урожай» судаков составляет до 100 тонн в год! Впечатляюще?! Но если голландцы могут, французы могут, то разве у нас не получится? Вот мы сейчас принялись разводить тилапию (морскую курицу). Кстати, эта рыба – одна из самых больших статей экспорта из Китая…

– Вернемся к нашим осетрам. Как быстро они растут?

– Осетровые бывают разные. Скажем, нашим осетрам сегодня по семь месяцев, а их вес составляет 800 грамм. Столько же весит и двухгодовалая стерлядь. Но последняя интересна тем, что будет давать нам икру…

Если говорить немного об истории, то об интенсивности добычи осетров в древности и средних веках свидетельствует высокая доля их костных элементов, которые обнаруживали в остеологическом материале во время археологических раскопок, проводимых на территории древних поселений вдоль крупных рек и морского побережья. На основе этих данных можно сделать вывод, что доля осетров среди всех вылавливаемых когда-то рыб составляла свыше 10, доходя иногда до 80%. Кстати, вылавливаемые в раннем средневековье (VII-XI век) осетры превышали по величине осетров начала XX века.

Рыбу потихоньку доедаем?

– К 80 % осетровых во всем вылове мы вряд ли вернемся. Говорят, рыбу в некоторых морях уже практически всю уничтожили…

– Могу привести такие интересные цифры: На нынешний день продукция мировой аквакультуры составляет 50 млн тонн, а 20 лет назад было всего 13 млн тонн, увеличение почти в 4 раза! Но этот прогресс очень чреват тем, что рыбы, действительно, становится меньше, причем, не только из-за того, что человек активно начал вторгаться в недра морей и океанов. Возьмите потепление климата – этот фактор тоже существенно влияет на акваагрокультуру, рыба, мягко говоря, мутирует, некоторые особи, а то и целые виды теряют возможность к воспроизводству…

– То есть, попросту вымирает? Не получится ли так, как с мамонтами?

– Думаю, что нет. Но уже сегодня вырисовывается такая перспектива: к 2030 году объемы выловленной и выращенной рыбы уравняются. Это оптимистическая точка зрения. Но есть еще и пессимисты, которые считают, что к тому времени объем мирового промысла рыбы сократится на 90 %. Хотя, на мой взгляд, истина, как всегда, где-то посередине…

– На ваш взгляд, удастся ли нам воссоздать популяцию Балтийского осетра?

– Мы как раз этим и занимаемся. Радует то, что в восстановлении акваагрокультуры принимают активное участие и соседи: немцы, поляки, литовцы. Наш проект называется так: «Стимулирование использования ресурсов рыбного хозяйства в регионе соседства».

До осетров дело еще дойдет. А пока мы можем гордиться тем, что только в прошлом году выпустили в Куршский залив до 1 млн личинок щуки, в нынешнем будем зарыблять водоемы одного из районов рыбцом. Словом, потихоньку-полегоньку начинаем отдавать долги природе…

– И последний вопрос: будем ли мы вешать на своих осетров радиомаячки? Чтобы к немцам не уплыли?

– Думаю, вряд ли. Во-первых, это дорого, а, во-вторых, эти деньги лучше потратить на то, чтобы создать рыбе как можно более комфортные условия, чтобы она к нам на нерест приходила. Вот только как это сделать? Вопрос из вопросов…

Источник: shkolazhizni.ru

Adblock
detector