Главная / Статьи / Живущая с волками. Француженка и волки в Тверской деревне

Живущая с волками. Француженка и волки в Тверской деревне

29-летняя француженка-биолог поселилась в российской деревне: здесь она работает в заповеднике для диких животных, воспитывая молодых волков и выпуская их на волю. С Летицией Беккер мы познакомились в Женеве, во время ее выступления в университете, на котором она рассказывала о волках. Исследовательница – уроженка Страсбурга, однако готова поделиться своим опытом и со швейцарцами.

 
 
Фото - Наша газета

Летиция Беккер в университете Женевы (© NashaGazeta.ch)

La jeune biologiste française vit dans un village au cœur de la Russie, travaille dans une réserve naturelle, élève des jeunes loups et les ramène dans la forêt. Un entretien passionnant avec la fondatrice de l’organisation Lupus Laetus.

С Летицией Беккер мы познакомились в Женеве, во время ее выступления в университете, на котором она рассказывала о волках. Исследовательница – уроженка Страсбурга, однако готова поделиться своим опытом и со швейцарцами. Как известно, волк – полноценный обитатель дикой природы Швейцарии, а человек пока что не нашел гуманного и достойного способа, как существовать с хищником без отстрела последнего и без потерь для фермеров, выращивающих овец. Иными словами, чтобы и волки были сыты, и овцы целы.

Наша Газета.ch: Летиция, гостями нашей рубрике побывало немало необычных людей, но Вы, кажется, перешли все границы. С 2005 года Вы живете в деревне Бельково в Тверской области, где обитают лишь пятеро старожилов, чей возраст перевалил за 60 лет. Как Вас туда занесло.

После выступления Летиции в университете Женевы у студентов было множестов вопросов (NashaGazeta.ch)Летиция Беккер: Я изучала биологию в университете Страсбурга, сегодня работаю на биологической станции «Чистый лес» в 500 километрах от Москвы. Она была открыта в 1985 году в качестве реабилитационного центра для молодых медвежат, оставшихся сиротами после охоты. Ее основатели, доктор биологических наук Валентин Пажетнов и его супруга Светлана, разработали уникальную методику выращивания детенышей диких животных для их дальнейшей адаптации в природе.  За эти годы здесь вырастили и выпустили на волю больше сотни медведей.

В 1993 году к медведям добавились и волки – ими занялся Владимир Бологов, с которым я непосредственно работаю. Это самый крупный в России специалист по волкам. Его отец всю жизнь посвятил вначале охоте на волков, а затем изучению их повадок. Например, доказал, что волки реагируют на непривычные объекты, которые эффективно помогают их отпугнуть: «испытывал» на хищниках разноцветные воздушные шарики, бутылки, это срабатывало, проводил множество других опытов.

Первого волка, точнее, волчицу, в нашем заповеднике звали Ева. У меня были Альф, с разными глазами, желтым и коричневым, Маус – его назвали «мышкой» за маленький размер, Альпина и другие волки. Всего за годы работы наш центр вырастил и выпустил на волю 64 животных.

Заповедник спонсируется западными научными фондами. Ежегодно сюда приезжают на практику студенты, аспиранты, ученые, которые участвуют в экспериментальной работе с волками. Так и я впервые оказалась здесь в 2004 году. И настолько влюбилась в это место, что решила обязательно вернуться. Сейчас, благодаря гранту на научные исследования, я живу в деревне и пишу докторскую работу на тему адаптации волков. 

Как добраться до Вашего российского дома?

На самолете – до Москвы. Затем нужно сесть на Рижском вокзале на поезд в направлении Великие Луки и сойти на станции в поселке Старая Таропа. Взять за 300 рублей такси и добраться до деревни Бубоницы. А там уже стоит моя собственная машина, которую я привезла из Франции, и на ней я доезжаю до места.

В деревне Бельково живут пятеро бабушек и дедушек, всем за 60 лет. Они меня и учили русскому языку. Помню, во фразе «иди сюда» я все время не понимала, что значит «сюда», а они мне показывали руками, типа «сюда». Я снимаю избу в аренду, плачу хозяину 100 евро в месяц, он в деревне не живет.

Как на месте обстоят дела с электричеством и прочими дарами цивилизации?

У нас есть электричество и интернет! Специально установленные по инициативе сотрудников питомника. Правда, если уж они отключаются, то надолго, дней на 10-15. За водой приходится ходить на речку, но вода чистая, питьевая. Топлю печку, продукты покупаю в передвижной лавке, очень практично. Со мной живет моя собака породы пиренейская овчарка, которая также приехала из Франции. Честно скажу: я очень счастлива и надеюсь прожить здесь долгие годы. 

А если однажды Вы решите создать семью, иметь личную жизнь?

В этом случае пусть личная жизнь тоже переезжает в Бельково. Отношения между людьми все-таки должны строиться на совместных интересах, и если «личной жизни» не будут нравиться мои волки, то зачем она тогда нужна?

В Бельково поселилась потому, что с деревней граничит огороженный загон, в котором живут волчата. Я за ними ухаживаю, кормлю и наблюдаю. Существует проблема, куда девать детенышей волков, родившихся в зоопарках. В идеале их нужно отучать от человека и выпускать в лес, навстречу дикой жизни. Но это непросто и требует специальных методов. К примеру, из Санкт-Петербургского зоопарка, откуда к нам приезжает большинство волчат, по причине довольно-таки неспешного оформления документов мы получаем молодых волков 5-месячного возраста, весом в 35 килограммов, что не удивительно, ведь в рацион супер-упитанных волчат входит даже сметана. В зоопарке они привыкают к человеку, например, в нежном возрасте их регулярно берут на руки, чтобы взвешивать.

Волчат, попавших к в заповедник в возрасте 3-5 недель, мы помещаем непосредственно со взрослыми волками, чтобы те сыграли роль приемных родителей, научив молодняк волчьим повадкам. После шести недель волчат приручить уже невозможно, у них происходит социализация с волками.

Приходилось ли Вам переживать опасные ситуации с хищниками?

Скорее, анекдотические. В 2008 году один из наших волков вырвался из загородки и убежал. Волка звали Сабато, а мы прозвали его Носочек за то, что одна лапа у него была белая. Носочек не был совершенно диким, и мы опасались, что он подойдет слишком близко к жилищу человека. Дело было летом – овцы на выпасе, и пастухи не дремлют… Когда нам с Владимиром сообщили, что волка видели в 15 километрах отсюда, мы поспешили на его поимку. Трава летом высокая, и волка довольно трудно обнаружить глазами. Я предложила подманить его воем, хотя опасалась, что Носочек уже не узнает моего голоса. Поднявшись на холм, я вдохнула воздух и испустила самый лучший вой, на который была способна, а затем, с интервалом в пять минут, повторила его дважды. Увы… Подождав несколько минут, я вернулась на дорогу к Владимиру, как вдруг мы заметили бегущий к нам волчий силуэт. Кажется, Носочек был также рад нас видеть, как мы – забрать его домой.

В Швейцарии существует проблема волков, кроме того, люди не знают, как бороться с хищником. В сельских кантонах, таких, как Вале, Грауюбюнден, в Тичино периодически появляются волки, нападают на фермерских овец. Каждый волк рождает конфликт между активистами охраны природы и обычными жителями, природоохранные организации собирают в поддержку волка петиции. Пока, наконец, местные власти не дают зеленый свет на отстрел волка. Все успокаивается до появления нового серого разбойника.

Решение проблемы существует, но… Понимаете, нельзя работать с одним единственным волком, так как поведение его непредсказуемо. Нужно, как ни парадоксально это звучит, дать волкам «завестись», чтобы увидеть, какое их количество способно появиться в данном регионе, а затем работать со стаей, ограничивая ареал ее распространения. В природе существует своя система регулирования численности: зверей в лесу заводится ровно столько, сколько их может здесь прокормиться в данных условиях, и одиночные отстрелы волков не решат проблемы. Затем необходимо вводить квоты на отстрел, чтобы определенный уровень волчьей популяции все же оставался. 

В Швейцарии ситуация еще усугубляется тем, что страна очень маленькая, и жилье человека располагается слишком близко к местам волчьего обитания, поэтому волки не могут не вторгаться в пространство человека. Волкам из России в этом смысле больше повезло – в их распоряжении сотни квадратных километров необитаемых лесов.

По всей территории Европы и России бегает один и тот же вид волка?

Да, он называется Canis Lupus Lupus, что означает серый волк, или обыкновенный волк. Он самый крупный в своем подвиде, это давний предок домашней собаки. Раньше обыкновенный волк был самым широко распространенным хищником, но в наше время урбанизации и массового его истребления волк в некоторых регионах практически исчез или стоит на грани исчезновения.

Я хочу привести цитату французского писателя Филиппа Юэта, которая как нельзя лучше говорит о сосуществовании человека и животных. Он пишет: «Будущее волка, как и большинства животных этой планеты, находится в руках человека. Мы должны сами выбрать, в каком мире хотим жить, и какое место оставим дикой природе. Если мы решим, что волк имеет право на существование рядом с нами, в этом случае и он сможет адаптироваться к нашему присутствию. Все зависит от уровня толерантности».

* * *
Заповедник «Чистый лес» приглашает также добровольцев для работы с животными и студентов на стажировки. Больше об этом можно узнать на сайте созданной Летицией ассоциации Lupus Laetus.

А для тех, кто хочет не только прочитать историю Летиции Беккер, но увидеть ее собственными глазами: документальный фильм под названием «Летиция и ее волки» будет показан на телеканале Arte 25 декабря.

Людмила Клот, Женева

Adblock
detector