Главная / Статьи / Открытие летне-осенней охоты. Полезные советы.

Открытие летне-осенней охоты. Полезные советы.

В преддверии открытия сезона не стоит надеяться на счастливую случайность. Всегда в лучшем положении окажется тот охотник, который займётся приготовлениями к охоте заранее, то есть ещё задолго до её начала.

Открытие — это не суббота, когда повалит дичь и загремит канонада ружейных выстрелов. Настоящие охотники связывают открытие с днём прибытия — пятницей, предстоящей ночёвкой, бесконечными разговорами и, как водится, рюмкой водки.

Август – это первые темные ночи и первые звезды. Это Млечный путь и иней на утренней траве. Это туманы, стога сена, запах грибов, повядшей травы и спелых яблок.

В конце этого месяца открывается охота по перу, что означает начало самого длинного охотничьего сезона года. Охота открывается на утренней субботней заре, а вечер пятницы всегда считался чуть ли не главным охотничьим днём в году.

У меня ко дню открытия отношение двойственное. Реально — это действительно довольно результативная первая утренняя заря сезона. Это, как правило, много птицы и незаметно опустевший через полчаса патронташ. Впрочем, на этом, кажется, все плюсы и заканчиваются, и я знаю страстных охотников, которые преспокойно пропускают открытие охоты. К недостаткам этого короткого мига охотничьей жизни обычно приписываются чрезмерно большое количество стрелков в угодьях. Много суетливой стрельбы и свиста дроби, а что до результата, то и тут спокойно заметят, что августовская утка не идёт ни в какое сравнение с уткой осенней, той, что успела нагулять жирок на хлебных полях и просе.

Молодая птица всё ещё скверно летает, и большая её часть будет бита на воде самым банальным способом, что слишком просто, и, пожалуй, даже не интересно, если учесть общую доверчивость молодой и глупой дичины. Другая часть птицы, тоже битой, так и останется в угодьях по причине всё той же любви некоторых граждан палить на самые большие расстояния, что ничем другим кроме умственной неполноценности я объяснить не сумею. Всё это понятно, но, тем не менее, открытие многие любят. И весёлая канонада конца лета так же неизменна, как первый снег или Новый Год.

 
 
Ну, какое открытие обходится без трофеев? Охотничьи трофеи – обязательное дело!

В преддверии открытия сезона я бы ни в коем случае не советовал уважаемым коллегам надеяться на счастливую случайность, а больше рассчитывать на собственные силы и старание в достижении максимального результата. Всегда в лучшем положении окажется тот охотник, который займётся приготовлениями к охоте заранее, то есть ещё задолго до её начала. Для достижения наилучшего результата совершенно необходимо выполнение нескольких условий.

Первое: время и место. В том смысле, что надо иметь в запасе некоторое время для полноценной разведки местности будущей охоты, а также времени для выбора и обустройства места, то есть конкретной точки. Самым лучшим следует признать тот вариант, при котором охотник имеет в своём запасе две полноценные свободные недели и приезжает к месту предстоящей охоты хотя бы за пару дней до её открытия.

(Разумеется, выклянчить у шефа две недели из-за одного только открытия нереально, и я говорю о том варианте, когда человек решает взять часть своего отпуска и полностью посвящает это время охоте, приурочивая начало к открытию.)

Думаю, следует сразу снять с рассмотрения варианты, когда дисциплинированный стрелок отправляется в скромное охотхозяйство, где имеется один пруд на 300 человек, желающих укокошить единственный выводок. Это изначальный мазохизм и ничего, кроме бардака и скуки здесь не встретить.

Следует сразу такие места, где площади воды были бы изначально значительны вне зависимости от характера происхождения последней, то есть пойма ли реки, обширные заливы крупных озер (водохранилищ), торфоразработки или изобилующая озерами местность — в данном случае не имеет. Очень многое будет похожим в этот первый день охоты, а в местах обширных предварительная разведка местности никогда не может быть простой и быстрой.

Разведка местности – обязательный пункт подготовки к открытию

К примеру, в воронежских степях для проведения полноценной разведки я использовал самый обычный велосипед. Остальное же, как то: складной стульчик, фляга с водой, запас продуктов да бинокль, укладывались в маленький рюкзак. Сама разведка дело вовсе не скучное, а живое и увлекательное, и время летит быстро и незаметно, и выехав из дома рано утром, вы можете провести среди камышей и кувшинок весь день с утра до вечера. Только так можно тихо и незаметно обследовать все степные озерки и заросшие тростником илистые излучины рек. Именно велосипед, а лучше – пеший ход, поможет собрать, самые верные сведения о наличии птицы, так как дает возможность неторопливо исследовать все, даже самые укромные места.

Автомобиль изначально слишком быстр и шумен, он подкупает своим комфортом и рождает желание всё посмотреть быстро, а в жизни всегда и за всё приходится платить. Быстро не значит качественно, самые укромные места всегда малодоступны для любого автомобиля. Разведка позволяет выяснить точное количество и месторасположение выводков, а также определить места наилучшего утиного перелёта, месторасположение кормовых полей, на которые предпочитают летать кормиться утки. Очень часто данные за несколько лет заносятся в специальную тетрадь-дневник и в дальнейшем могут быть очень интересны для общего анализа мест во время долгого межсезонья. Впрочем, во время поиска всегда открывается и замечается много интересного: там-то вместо уток мы обнаружили приличное скопление лысух, а на болотине у брода сей год прилично бекаса. На соседнем озере по утрам вода кипит от охотящегося окуня, а на опушке березняка по дороге на дальнюю излучину всегда попадается много грибов.

Очень часто о том, что на болотце проживают утки указывают косвенные признаки, а именно оставленные утками следы своего проживания, как-то: пух, перья, утиный помёт и следы-дорожки, оставляемые утками на ряске. Кроме этого по мере объезда территорий, так или иначе, удаётся получить представление о местах внешне неброских и малопривлекательных — небольших болотин, прудиков и заполненных водою канав и траншей, то есть тех, где никто искать утку не станет. Эти места также должны быть «отмечены красным», так как именно здесь можно будет разыскать часть птицы спустя день-два после открытия массовой пальбы. Утка уйдёт в крепь, покинув наиболее шумные места. Та, что всё-таки останется, будет сидеть в кочкарнике и заломах зарослей иногда до того крепко, что стронуть её с места удастся только при удачном стечении обстоятельств или при наличии хорошо работающей легавой собаки!

Разведка водной глади.

Всё это было сказано о водоёмах незначительных, но то же самое можно сказать и о разведке на обширных водных просторах огромных озёр! И здесь охотнику в первую очередь придётся выяснить примерное количество уток и их распределение по угодьям. Понятно, что делать это придётся с лодки, и лодки гребной, а не моторной. Точно так же охотнику потребуется тщательно и, разумеется, тихо обследовать все потаённые уголки и заливы и, подолгу задерживаясь на каждом из этих мест, узнать все интересующие его нюансы, «озирая окрестности» в бинокль и слушая весёлое кряканье беспечных молодых птиц.

Как только с этим покончено, наступает черёд следующих шагов, а именно подготовки будущего места к предстоящей охоте. В половине случаев в этом нет никакой надобности, так как берега заросли густым тростником (лопухами, бурьяном, кустарником), где можно спрятаться самому (если водоём небольшой) или вместе с лодкой (если охотятся с лодки). Но, тем не менее, очень часто, несмотря на пышный берег, сметливый утиный народец так и норовит устроиться на днёвку именно на самых видных и просторных участках водоёмов. Кроме того, хорошее место для охоты не всегда там, где утки проживают, это часто только удачная точка на трассе перелёта, что также не всегда бывает удобно с точки зрения маскировки.

Порой опытный охотник перед открытием вовсе отказывается от хорошего утиного плёса, зная, что там будут присутствовать ещё пара-тройка десятков его коллег по страсти, а тот единственный выводок уток будет беспощадно обстрелян ещё в полнейшей темноте самыми алчными. Потом взойдёт солнце и наступит черёд самых нетерпеливых, которые обязательно будут вести огонь по всем уткам, которые появятся поблизости, даже если сама утка из-за большого расстояния будет меньше мушки ружья. Вот и выбирает порой охотник местечко в отдалении и порой даже не со всем на берегу водоёма, а где-то у плёвой канавки между двумя-тремя озёрами. И при этом вовсе не жалуется на отсутствие удачи, так как ошалевшие от первых выстрелов утки первое время будут обязательно носиться вдоль этой канавки взад-вперёд с одного водоёма на другой (а если это крупное озеро, то с одного плёса на другой) в поисках более спокойного места.

Хорошая маскировка- залог результативной охоты

Поэтому очень часто на открытых участках приходится делать укрытие. На пологих и сырых (болотистых) мысах, лишённых растительности, укрытие располагается выше поверхности земли, и потому хорошо выделяется на фоне окружающего разлива. Учитывая сырость местности, ничего другого проделать не представляется возможным, и ни о каких окопчиках и траншеях для сокрытия самого себя не может быть а речи. В таком случае надо выстроить укрытие заранее, то есть за несколько дней до открытия охоты, для того, чтобы местная утка, совершая ежедневный моцион, привыкла и перестала обращать на него своё внимание. Укрытие для осенней утиной охоты всегда делается с открытым верхом. Высота сооружения должна быть такова, чтобы верхушки растений, которые пошли на изготовление стен, были никак не выше уровня плеч стоящего внутри шалаша охотника, то есть не мешали ни обзору местности, ни стрельбе и в то же время позволяли оставаться незаметным.

Впрочем, гораздо чаще приходится сталкиваться с проблемой маскировки на местах, где берег сух и крепок, но при этом открыт на протяжении добрых двух сотен метров, и вся утка снимается с чёртова озера именно за двести метров! В этом случае, к счастью, есть возможность сделать полноценное укрытие, которое утка не заметит даже в упор. Для человека малоопытного дело кажется излишне сложным. Однако на всё обустройство места уходит вряд ли больше часа времени. Копается самая обыкновенная яма, с той лишь разницей, что с одной стороны в её стенке делается подобие ступеньки, то есть место для сидения. Высота ступеньки и её пропорции должны быть таковы, чтобы можно было совершенно спокойно на ней сидеть, а ступни ног покоились бы на полу окопа. Вроде бы пустяк, но довольно часто для экономии ямка делалась столь незначительной глубины, что колени были выше пояса, отчего ноги быстро затекают. Сидящий на ступеньке охотник должен быть полностью скрытым от постороннего взора, а над поверхностью должна торчать только его голова. То есть глубина окопа составляет около метра. После окончания землекопных работ есть смысл всю выбранную из ямы землю убрать подальше. Оттащить, используя старый плащ, поближе к воде или просто раскидать ее ровным слоем неподалеку. Скоро земля подсохнет, прибьется первым ночным дождём и уже не будет столь заметна. Порой меня даже волновал вопрос: «А не ввалится ли ненароком в окоп крестьянская бурёнка?» Уж слишком скрытым и незаметным оказывалось местечко.

Разумеется, я не призываю вас сидеть на сырой земле, а на ступеньку советую постелить хотя бы толстый слой сухой травы. Края ямы  должны быть прикрыты втыкаемыми по окружности кустиками полыни или любой другой доступной травы. Вот, собственно, и всё. Такое место может действовать довольно долго, и единственный его враг — это осадки. Дождевая вода, стекая по склонам, может затопить выкопанную вами воронку и наполнить её до краёв. Потому место нужно попытаться как-то укрыть. 

Охота на вечерней зорьке – само очарование.

В любом случае, охотитесь ли вы на большом водоёме либо на скромном озере, ваше внимание должны привлекать вдающиеся далеко в водоём мысы и островки растительности посредине плёсов. В той или иной степени они будут интересны всегда и в любое время года. Даже если охота происходит на вечерней заре, когда благородная утка идёт в глубину залива на тинные отмели, следует переместиться туда же, но и там в неровной береговой линии всегда старайтесь расположиться на мысу. Мысу чего угодно, например, затопленного леса, тростниковых зарослей, островка. Понятно? Расположение на мысах всегда выгодно уже потому, что вы имеете больший сектор обстрела и лучшую видимость. Птица же редко повторяет все изгибы береговых зарослей, а идёт центром водоёма, будь то широкая волжская протока либо узкий торфяной карьер. Поэтому, расположившись на мысу, вы окажетесь всегда ближе к потенциальной добыче. Исключения случаются, но довольно редко.

Чаще всего мыс может оказать медвежью услугу в том случае, если охота производится на излучине реки. Когда угол поворота реки достаточно велик, утке нет надобности следовать точно по её руслу и, заметив впереди смену ландшафта, она попросту поворачивает и срезает часть пути через сухое место речной долины.

На открытие охоты надо собираться всегда с ночёвкой, что означает не только желание посидеть вечером у костра и пообщаться со старыми приятелями, но и необходимость заранее занять столь долго выбираемую и выстраданную позицию. Дальше, конечно, костёр, «чай» и всякие разговоры, но первое, что нужно помнить, это не переусердствовать с «чаем», а второе — оказаться на своём месте за добрый час до проблесков рассвета! В густых сумерках первого дня охоты даже при значительном скоплении охотников, всегда найдётся несколько неполноценных членов общества, которые начнут шляться по угодьям, не интересуясь месторасположением других охотников и рискуя застрелить любого из них нечаянным выстрелом или получить что-то аналогичное с их стороны. Этот день, пожалуй, самый рискованный в году, и потому надо всегда внимательнейшим образом смотреть по сторонам, чтобы вовремя узреть опасность. Всегда перед началом охоты уточните у своих товарищей, где они намерены остановиться, и укажите им ориентиры своего места. Если неподалёку вы обнаружите нового участника общего предприятия, то следует подать ему сигнал о том, что в данном месте стоите вы. Лучше использовать для этого фонарик, так как ваш показной кашель может быть попросту не услышан на фоне треска тростника и чавканья ила под сапогами.

Ни пуха, ни пера!

Рассвет, со всех сторон раздаются торопливые выстрелы. Во время охоты всегда внимательно отслеживайте, откуда доносится максимальное количество выстрелов, где стреляют меньше, а где вообще полнейшая тишина. Вы же провели полноценную разведку и теперь знаете, что одна из проток сегодня по какой-то случайности оказалось без охотников. Это можно принять как руководство к действию на следующую зорю. Впрочем, это справедливо не только для открытия охоты, а для утиной охоты вообще. Правда, описывая это, я непременно вспоминаю своё любимое озеро, огромное, изрезанное островами, мысами с изобилием проток и заливов. Там это было наиболее показательно, и если молчала какая-либо дальняя протока, то назавтра она оказывалась самой счастливой.

Для крупных озёр это вовсе не редкость, и часто такое происходит из-за ветра, когда значительное волнение воды не позволяет пробиться охотникам в какое-либо место. На большим водоёмах шторма и волна всегда норовят внести свои коррективы, и порой опытный охотник до последней возможности не знает точно, где бы ему расположиться завтра. До самой последней минуты он вычисляет, куда под влиянием ветра и волны должно сместиться наибольшее количество водоплавающих.

Утка никогда не будет сидеть на крутой волне, а молодая птица тем более постарается найти более тихое и укромное местечко!

Алексей Дудкин (pro-men.ru)