Главная / Статьи / Самый опасный на Земле

Самый опасный на Земле

Поражает та жестокость, с которой эти существа пытаются обеспечить свой собственный комфорт. Убивая жесточайшим кустарным методом, они находят себе оправдание в том, что мех или кожа убитых, возможно, согреет душу свирепой зимой, а то и просто станет предметом украшения. Это существо – человек…

Андрей Шалыгин: Патетичное начало, однако, никакого отношения к реальности не имеющее. Я бы посмотрел на эту даму в те самые времена, когда, еще совсем недавно, шкуры, кожа были единственным способом выжить… Богом дано, – будем пользоваться и сохранять, говоря Спасибо. Вот единственно-верный подход. Наверное, эта дама ходит в сапогах из кожезаменителя, а кушает морковные котлеты. Ну и славно, дай ей Бог здоровья после этого. Могу ей предложить никогда не носить норку и меховую шапку, а перчатки и обувь только из кжз. Но я не думаю, что она именно так и делает. Говорить легко, но делают все "зеленые" совершенно другое.

Однако, по излагаемому ниже вопросу автор, тем не менее права. В уничтожении гринд (как и вообще китообразных) у человека нет никакой необходимости. И тем более, если учесть, что по степени интеллекта они куда выше собак, – промысел китообразных необходимо запретить.

***

Затихла шумиха, поднятая ярыми защитниками природы относительно охоты на бельков – новорожденных детенышей гренландского тюленя. Дело в том, что для жителей побережья Белого моря, где, собственно, и водятся эти млекопитающие, тюлений промысел всегда был, можно сказать, традиционным. Именно такое оправдание применяют к себе коммерческие структуры, причастные к жестокому убийству доверчивых животных. Но, убивая детенышей тюленя, они забыли о том, что нужды местных жителей в то время, когда забой еще был только традицией, ограничивались несколькими сотнями смертей животных. Шкуры тюленей жители поморья использовали для пошива теплой одежды, использовали и жир. Однако с началом двадцатого столетия власть Российской империи всячески стимулировала развитие белькового промысла, что и привело Россию вместе с рядом других стран, занимающихся жестоким убийством еще недееспособных тюленят, к всеобщей критике за жестокое обращение с животными.

Поражает в этой ситуации в основном три вещи. Первый аспект – моральный, коснувшийся далеко не всех, – это то, что убивают именно маленьких беззащитных детенышей, которые не могут сопротивляться, и на что постоянно делали акцент разные зоозащитные организации. Дело в том, что белек практически не передвигается, потому что в первые недели его жизни мать выкармливает его очень жирным молоком. Он еще не может нормально передвигаться, не может плавать, следовательно, назвать охотой убийство беззащитных тюленят нельзя категорически.

Второе, что вызывает прямо-таки отвращение – это способ, которым убивают животных. И знаете как? Чтобы не портить белоснежную пушистую шкурку белька, их варварски забивают до смерти палками. При этом стараются попасть в самое уязвимое место – ударить по мордочке новорожденного. При этом жертве очень повезет, если ее убьют с первого раза, избавив от длительных мучений. Если же живодер промахнется и не ликвидирует детеныша с первого раза, тюлень издает душераздирающий крик, произнося при этом очень похожее на человеческое «маа-мм!». Учитывая, что местные жители обычно выпивают перед выходом на промысел, трудно представить, что они смогут лишить детеныша жизни с первого удара.

Самое страшное во всей этой бойне то, что смерти замученных животных часто остаются напрасными – мало того, что, сняв шкурку, зверобои выбрасывают тельце убитого, так еще и эти шкурки не всегда находят применение. Норвежская компания, которая финансирует забой тюленят, еще в 2007 году сожгла около 10 тысяч шкурок невинных животных только потому, что не смогла их реализовать! Возникает вопрос – зачем тогда устраивать кровавое побоище (а иначе это не назовешь, ведь во время забоя снежные пустоши превращаются в настоящий концлагерь, утопающий в крови бельков)?

Долгие годы общество наблюдало за этим месивом, а модницы всего мира носили на своих плечах шубы из белоснежного меха детей тюленей. Но пришло время, и все цивилизованные страны мира отказались от такого жестокого убийства животных. Евросоюз, например, вообще запретил любые финансовые операции, где фигурируют шкурки тюленят, закрыв, таким образом, свои рынки для любых товаров из тюленей для таких стран, как Канада, Норвегия и Россия. А в прошлом году под натиском общественности запрета на забой бельков добился и российский премьер Владимир Путин. Его успеху рукоплескал весь мир – дескать, наконец-то и Россия вышла на путь гуманности в отношении животных.

Но если Россия отказалась от такого жестокого промысла, то Канада и Норвегия продолжают забивать бельков палками. Как бы ни старались общественные организации, улучшить ситуацию пока не удается. Например, к канадским зверобоям были предъявлены требования по гуманному забою, во время которого они должны были перерезать животному одну из артерий. Так хотя бы можно было предотвратить ситуацию, когда шкурку сдирают с оглушенного, но живого тюлененка. Но эти требования оказались сложно выполнимыми для зверобоев, поскольку они всегда стараются убить как можно больше животных, в самые кратчайшие сроки.

Естественно, что они не ходят и не проверяют каждого белька, ведь для них гораздо важнее то, что за каждую шкурку они получат вознаграждение, которое составляет чуть меньше 80 долларов за одну штуку. Известно, что канадская власть не разрешает журналистам освещать события, просто-напросто не подпуская их к местам забоя. А самое страшное, что численность гренландских тюленей с каждым годом уменьшается, ведь зачастую люди убивают все новое потомство этих животных.

Искоренив убийство бельков, Европа не знает или делает вид, что не знает о случаях жестокого обращения с животными в одной из европейских стран. Дело в том, что жители Фарерских островов в Дании ежегодно таким же диким способом убивают сотни черных дельфинов (гринд), известных своим интеллектом. К

аждый год примерно в одно и то же время море у берегов островов становится ярко красного цвета не от ядовитых выбросов, а от крови животных, которые доверительно подпускают к себе людей. Ничего не подозревая, они подходят к берегу, где «заботливые» люди вонзают в них острые крюки. Оправданием для фарерцев служит то, что они традиционно используют мясо гринд в пищу, и только для потребления семьями. Но наблюдать то, как дельфины десятками лежат посреди дороги с выпущенными внутренностями, просто невозможно.


«Дельфины никогда не забывали, что были людьми», – сказал когда-то римский писатель-эрудит Плиний. Интересно, когда люди успели забыть о том, что они люди?

Инна Ивершень

Adblock
detector