Главная / Статьи / Вверх по Енисею

Вверх по Енисею

Вверх по Енисею

В юго-восточной части Сибири есть много красивых и интересных мест. Это и Красноярский край, и Хакасия, и Горный Алтай… Мы же ехали в Туву. Объектом охоты моих клиентов из Германии был весенний медведь. Маршрут – не совсем обычный и до той поры нами ещё не пройденный.

 

 

 

Встретив охотников в Шереметьево-2, переехали в Домодедово и уже ближе к ночи взяли курс на Абакан. Провели короткую ночь в самолёте и сразу же по прилёте отправились на машине через всю Хакасию в направлении столицы Республики Тувы – Кызыла. Прибыв в Кызыл и выполнив все формальности по оформлению документов на охоту, мы загрузили вещи на небольшой катер КС-100 и отчалили от берега. Настроение у всех было приподнятое, как обычно бывает в начале поездки – устать от путешествия ещё не успели, домашние и деловые проблемы остались позади, и кажется, что в ближайшие десять дней они нас уже не достанут. Впереди – только ветер в лицо, сказочные пейзажи по берегам Енисея и ожидание меткого выстрела по достойному трофею. Медведь для каждого охотника, тем более западного, является заветной мечтой. Большинство иностранцев не только за всю свою жизнь живого медведя, кроме как в зоопарке, не видели, но и чая у костра не пивали.

Но, как говорится, было бы желание! А наша работа как раз и заключается в том, чтобы не только дать охотнику возможность отстрелять трофейного зверя, но и насладиться красотой Сибири, которая, к счастью, ещё не закатана в асфальт, как старушка Европа.

Наш катер, надрываясь, преодолевал сильное течение бурных вод, вобравших в себя всю мощь весеннего половодья притоков Енисея. Мы довольно резво шли по равнинному участку реки. Но как только русло стало сужаться под напором гор, почувствовали, что эту разбушевавшуюся стихию голыми руками не возьмёшь. Катер принадлежал нашим друзьям, которые родились и выросли на Енисее. Все его повадки они знали более чем хорошо. Помимо этого, они бережно относились к своей технике и очень хорошо подготовили её к трудному переходу в верховья реки. Впоследствии это сыграло решающую роль в успехе всего нашего путешествия. Подъём в бурное половодье вверх по Енисею можно без преувеличения приравнять к небольшому подвигу.

Насколько мы рискуем и какими могут быть последствия малейшей ошибки, мы и представить себе не могли.

Мы продвигались вверх по течению, лавируя между огромными валунами, всё чаще попадавшимися нам на пути, и деревьями, вымытыми стихией из береговой линии. Иногда на скалистых берегах встречались небольшие группы козерогов. Видели даже медведя. Но подниматься за ним не стали, так как он не был достаточно большим, всего два-три года. Да и до места назначения было ещё довольно далеко. Вскоре стемнело, и нам пришлось устраиваться на ночлег. Каюта катера была оборудована четырьмя спальными местами. У нас имелись газовая плитка и небольшая стационарная печь на дровах. Нашли небольшую тихую бухточку и стали на якорь. Ребята быстро организовали горячий ужин. Отметив приезд парой рюмок нашего традиционного для таких случаев напитка, мы моментально заснули. 

 

Как ни сладок сон под утро, но нужно вставать, чтобы двигаться ближе к медвежьим местам. Надо сказать, что на Енисее очень красив как заход, так и восход солнца. И, несмотря на утреннюю прохладу и лёгкий майский морозец, мы с удовольствием «искупались» в первых лучах дневного светила. Есть особая прелесть в чашке горячего чая из местных кореньев, который ты пьёшь вместе с настоем из чистого горного воздуха и дурманящего багульника. Багульник здесь повсюду, он – как визитная карточка этих мест. Его аромат начинаешь чувствовать сразу же, как только поднимаешься чуть выше Кызыла. С ним ты живёшь в течение всего путешествия и вспоминаешь потом всю жизнь.

Итак, мы опять в пути, с тем лишь отличием от предыдущего дня, что катеру становилось всё труднее тащить нас и наш багаж к намеченной цели. Течение становилось всё более бурным, волны от валунов на перекатах всё мощнее. Порой они были выше катера. Но наш рулевой Володя уверенно вёл машину сквозь клокочущие буруны. В это время река практически не судоходна. Но вот мы увидели впереди по курсу такой же катер. По его движению было понятно, что там что-то не в порядке. Когда поравнялись со встречной посудиной, нам открылось не очень приятное зрелище. Лобовых стёкол на катере не было, а команда пребывала в очень подавленном состоянии. А всё из-за того, что ребята, как оказалось, возомнили себя самыми лучшими мореходами на земле, пренебрегли многими вещами и сурово поплатились за то, что хотели поговорить с дедушкой Енисеем на «ты», естественно, в том состоянии, когда «море по колено». Они плохо подготовили двигатель, а самое главное, лопасти турбины водомёта к подъёму через один очень серьёзный порог. В результате двигателю не хватило сил пройти этот порог, катер попал под сильную волну, накрывшую его полностью и разбившую лобовое стекло, которое, в свою очередь, серьёзно повредило руки рулевому и ещё одному человеку. Так что им предстояло срочно малым ходом двигаться в Кызыл за медицинской помощью.

На иностранных гостей вид окровавленных бинтов произвёл очень сильное впечатление, и мне стоило больших трудов успокоить их. Главными аргументами были профессионализм нашей команды и состояние катера. В итоге они нам поверили, но всей опасности прохождения этого порога всё равно представить не могли. И слава богу! Иначе они бы просто отказались следовать в наш медвежий угол!

Чтобы облегчить катер и обезопасить людей, мы сошли на берег. На борту остались рулевой и помощник. Переход через самый коварный порог со стороны смотрелся впечатляюще. Казалось, что река не хотела пускать творение рук человеческих в свои самые сокровенные места. Но всё же человек на сей раз оказался сильнее. После прохода порога катер пристал к берегу, мы ещё раз проверили состояние двигателя и лопастей турбины, поднялись на борт и отправились дальше. Самая трудная часть пути была позади!

Теперь мы активно занялись поисками медведей. Благо что это место было словно специально создано природой для хозяина тайги. Косолапые встречались. Но нам необходим был крупный экземпляр. И вот наконец на одной из полян в горном распадке мы увидели в бинокль хорошего (по сибирским параметрам) зверя. Он спокойно ходил по молодой зелёной траве и разрывал почву в поисках кореньев.

Мы пристали к берегу и стали готовиться к «восхождению». Просто подъёмом это назвать было нельзя по той причине, что по некоторым, самым крутым участкам горы пришлось карабкаться чуть ли на четвереньках. Пошли втроём – егерь, клиент и я. При кажущейся близости цели достичь её оказалось крайне сложно. Стали подниматься – егерь впереди, мы с клиентом чуть сзади. Медведя никто и ничто, естественно, на месте не держит, поэтому он постоянно перемещается в поисках корма. Нам же для того, чтобы не упустить его из виду, необходимо двигаться как можно быстрее. Легко сказать!

Погода стояла прекрасная! Чистое небо, комфортная температура… утром на реке. Но чем выше мы взбирались, тем враждебнее становилось солнце. На склоне температура была уже около плюс двадцати. Не имея опыта передвижения в горах и соответствующей физической подготовки, мой клиент выдохся уже через 20 минут. Как часто бывает в таких случаях, при виде добычи егерь убежал далеко вперёд. Так что все проблемы зарубежного гостя мне пришлось в очередной раз брать на себя. К своему рюкзаку с фото- и видеоаппаратурой я добавил карабин клиента Steyr Mannlicher калибра 9,3 мм – приличное дополнение к уже имевшимся за спиной килограммам! Это, конечно, помогло, но ненадолго…

Ещё через полчаса подъёма Вольфганг остановился! Я посмотрел ему в глаза. В таких случаях в глазах человека отражается всё. И я это всё увидел. Стеклянный взгляд, слёзы от напряжения, сильная одышка – ситуация аховая! Осознав всю серьёзность создавшегося положения, я предложил ему сесть и отдохнуть. У меня в голове крутились различные варианты того, как дотащить охотника до цели. Приходилось учитывать и температуру (от раскалённой сухой травы становилось ещё жарче), и состояние клиента, и передвижение самого медведя, который уж точно ждать нас не будет. Что делать? Пока Вольфганг пытался прийти в себя, я подал знак егерю, чтобы тот спустился к нам для принятия решения.

Воспользовавшись небольшой паузой, я занялся видео- и фотосъёмкой. Красота вокруг была неописуемая! Мы находились где-то на середине склона. Уже были видны вершины скалистых Саян, а Енисей с высоты не казался таким грозным. Вокруг было множество первых весенних цветов, поражающих яркой цветовой гаммой и восхитительными формами.

Однако красота красотой, но наша цель – выше. Подошёл егерь. Я сообщил ему о наших проблемах. А он мне сказал, что медведь смещается в сторону и нам необходимо быстро подниматься, иначе мы его упустим. Надо заметить, что одной из особенностей передвижения в горах является обманчивая близость объектов. Бывает так, что ты вроде видишь вершину, поднимаешься к ней, но это оказывается промежуточная вершина, а сам хребет дальше. Зная об этом эффекте, попытался использовать его в своих целях.

Я послал егеря отслеживать медведя и наше движение, а сам стал уговаривать Вольфганга двигаться дальше. Причём предлагал ему пройти всего лишь 50-60 метров, потом – до какой-нибудь небольшой вершины. По ходу мы обменивались с егерем знаками о продвижении зверя. Несколько раз Вольфганг пытался убедить меня в том, что он на пределе своих физических возможностей. А я каждый раз убеждал его в том, что до цели осталось совсем чуть-чуть. Таким образом мне всё же удалось вывести нашего охотника на тот хребет, с которого был виден мишка. На наше счастье, косолапый не ушёл далеко и не спешил уходить. Ореха в тот год было мало, и основным рационом медведя весной были корешки растений на горных полянах. 

Вольфгангу было крайне необходимо полностью успокоиться для того, чтобы произвести меткий выстрел с расстояния около 200 метров. В таких случаях лучше подождать ещё несколько минут, чем всё испортить одним неверным выстрелом. И вот наконец – рюкзак, на нём карабин, предохранитель в положении «огонь» и… длинная пауза. Охотник прекрасно понимал, что другой такой возможности у него может просто не быть, учитывая его физическое состояние. Всё должно быть наверняка.

Медведь ковырял землю рядом с кустами акации. Было видно, что это крупный экземпляр. Он с поразительной лёгкостью сдвигал огромные камни, что-то под ними выискивая. Вот он развернулся боком. Раздался выстрел. Зверь исчез за кустами акации…

 

Вольфганг быстро перезарядил карабин, и на мгновение воцарилась полная тишина. Ни шороха ни звука. Выждав какое-то время, мы втроём направились к кустам, за которыми скрылся косолапый. Впереди Вольфганг и егерь с оружием наготове, я с видеокамерой следом. Мы прекрасно знаем, что даже смертельно раненый медведь может затаиться и напасть на преследователя в тот момент, когда последний, будучи уверенным, что противник мёртв, абсолютно к этому не готов. В нашем случае, к счастью, всё оказалось по-другому. Тяжёлая пуля попала в позвоночник и «отключила» зверя. Но мы смогли в этом убедиться только с расстояния 20 метров. До этого напряжение не отпускало.

Ещё по пути к вершине мы поняли, что совершили большую ошибку, не взяв с собой воды. Как назло, в горах не оказалось ни одного источника. Сушь была дикая – как в пустыне, язык буквально прилипал к нёбу.

Мы с егерем поздравили Вольфганга с прекрасным трофеем (длина шкуры от носа до хвоста составила 2 м 40 см), сделали несколько снимков и посадили гостя в тень единственного дерева, чтобы он пришёл в себя. Ведь ещё предстоял спуск! А мнение о том, что спускаться – не подниматься, ой как ошибочно! Особенно когда температура за +25, а сухая трава на склоне абсолютно не держит ногу.

Отправив Вольфганга к стоявшему у берега катеру, где с нетерпением ждали от нас вестей, мы с егерем принялись снимать шкуру. Чего это стоило и как это выглядело, нужно описывать отдельно. Но мы это сделали! Немного передохнув, стали спускаться. Как-то позабыв о том, что такое акация, растущая на склонах, я ухватился за её ветку. Лучше бы я этого не делал! Вся рука была в колючках, но зато я устоял и не покатился шаром вниз. Ноги гудели от усталости даже у нас (можно представить, что чувствовал наш клиент), во рту пересохло, руки до плеч выглядели так, как будто их драли кошки, причём большой стаей. Поддерживало только то, что, по словам егеря, как только Вольфганг дойдёт до катера, к нам навстречу выйдет кто-нибудь с водой. Там хорошо представляли, как мы можем себя чувствовать.

Так оно и случилось. Наш второй проводник буквально летел к нам навстречу. Я был к нему ближе, и он спросил, срывая со спины рюкзак: «Пиво или минералка?» Я взял открытую им бутылку пива. А он помчался дальше к своему другу.

Хотя мы были не в пустыне, но эта влага дорогого стоила. Я выпил всю бутылку залпом, практически не успев почувствовать во рту прекрасную горчинку. Сразу стало легко. Пиво в таких ситуациях даёт ещё и необходимые калории. Мы ведь и не ели с самого утра, а сил было потрачено немало! Оставшееся расстояние до катера я буквально пролетел. Добравшись до реки, почти упал в её спасительные прохладные воды. Только после этого и ещё одной бутылки пива окончательно пришёл в себя.

Позже, когда мы уже умылись, приняли цивилизованный вид и сели за праздничный обед, Вольфганг сказал, глядя мне в глаза с небольшим укором: «То, что я прошёл сегодня, это первый раз в жизни, и больше я вряд ли смогу совершить подобное!» Но на его лице всё же мелькнула лёгкая улыбка.

Наш второй немец был больше туристом, нежели охотником. Он упустил по меньшей мере два шанса взять неплохой трофей. В первом случае долго тянул с выстрелом, и медведь спокойно ушёл. Во втором, всё же решившись нажать на курок, – промахнулся. Нам показалось, что он выстрелил больше для того, чтобы отпугнуть зверя. От следующих попыток он отказался.

Так или иначе, программа была выполнена. Нам не оставалось ничего другого, как наслаждаться красотой земли сибирской. Мы ловили рыбу – ленков, хариусов. Тайменя, к сожалению, поймать не удалось. Варили уху, делали из рыбы различные деликатесы и по вечерам пили вкуснейший чай. Видели множество диких животных. Но наш главный трофей – это впечатления, которые навсегда останутся с нами, несмотря ни на что. Ну а медведя Вольфганга я видел потом в Германии у таксидермиста. Ковёр из шкуры получился шикарный.

 

P.S. Позже Вольфганг ещё раз ездил со мной на охоту, уже на марала. И мы часто, сидя в сибирской тайге у костра за чаем, вспоминали столь тяжёлую для него охоту на медведя.

ДМИТРИЙ ВСТОВСКИЙ

Фото Д. Встовского

Adblock
detector