Главная / Статьи / Карп утке не товарищ

Карп утке не товарищ

Карп утке не товарищ

Крупный карп – это серьезный противник, и случайный успех в единоборстве с ним едва ли возможен. Непросто добиться его клева, трудно вываживать. Но при хорошей подготовке рыболова процесс поимки достойного трофея становится праздником. Теоретическую подготовку к ловле карпа я получил у бывалых рыбаков, из книг известных писателей – рыболовов, популярных рыболовных журналов.

Рыбалка на карпа

ЗАГРАНИЧНЫЙ РЕЙС

Набирался практического опыта главным образом в водоёмах Украины. Проверку же достигнутого мастерства по воле случая осуществили зарубежные эксперты.

В Германию меня пригласил мой давний друг Отто. Во время моего там пребывания местный клуб праздновал день рыболова. Я получил приглашение участвовать в соревнованиях по ловле карпа вне конкурса.

События происходили в небольшом городе южнее Берлина, в котором вонючее болото на окраине было превращено любителями рыбалки в прекрасное зарыбленное озеро. Для участия в состязаниях пригласили как местных рыцарей удочки, так и гостей из столицы. 

УТРЕННЯЯ РАЗМИНКА

Отто поспешил на озеро пораньше, а мы с Олегом, моим партнёром, прибыли на место к 10.00. Под навесом стоял стол для судейской коллегии, был оборудован помост для взвешивания и обмера рыбы, на берегу пронумерованы рыболовные места. Меня зарегистрировали как участника соревнований вне конкурса и ознакомили с правилами: пойманных карпов размером более 32 см представлять на взвешивание живыми и отпускать в воду, не ловить на пронумерованных местах, на любительской снасти любой конфигурации иметь не более четырёх крючков.

Вдоль берега сидели рыбаки. Чуть дальше пестрели группы болельщиков. Немецкие коллеги были очень серьёзны. Все сидели в удобных раскладных креслах, были одеты в специальные костюмы и короткие резиновые сапоги. Головы рыбаков покрывали шапочки с длинными козырьками или шляпы с перьями. Перед каждым участником было выставлено по две удочки, у ног стояли полиэтиленовые корзины, поодаль – ящики с рыболовными снастями. Взгляд не отмечал привычных для отечества бутылок и дымящихся костров.

Мы с Олегом медленно двигались по асфальтированной дорожке, высматривая себе место. Отто выдал нам охапку удилищ и ящик с запасными снастями. Я же оборудовал только одну современную удочку, посчитав, что этого нам будет вполне достаточно.

Рыбалка на карпа

В летних туфлях, светлых брюках и теннисках мы чувствовали себя не в своей тарелке рядом с другими участниками соревнований. Ёжились от скептических взглядов на нашу единственную удочку, бинокль, висящий у меня на шее, и ящик с рыболовным имуществом в руках Олега. Бинокль я взял с собой в надежде обнаружить с его помощью в незнакомом водоёме места отдыха и кормёжки карпов.

Остановились мы сразу, как только кончились пронумерованные места. Низкий берег здесь продолжался мелью под водой. Олег по неопытности тотчас забросил удочку. Я же, уверенный, что клёва на мели не будет, занялся осмотром в бинокль противоположного берега. Там полные надежд рыболовы сидели с сосредоточенными лицами, направив взоры на поплавки. Периодически они бросали в воду подкормку и крайне редко вытаскивали на берег рыбу. Перед ними по дну проходил глубокий канал. Но был ли в нём в то утро карп, когда над водой летали стаи насекомых, а на водорослях было множество личинок и рачков?

Неожиданно краем глаза я заметил, что слева у заболоченного берега подозрительно вздрагивает осока. С помощью бинокля установил, что там кормится стая карпов. Картина была привлекательной, но недосягаемой. В следующее мгновение сообразил, что, имея опыт ловли спиннингом, смогу добросить тяжёлую снасть к месту кормёжки карпов и телескопической удочкой. Быстро заменил на более тяжёлые груз и поплавок. Расположил на леске поплавок на удалении 40 см от двух крючков №7, чтобы наживка плавала над дном. В шарики из ржаного хлеба и варёной картошки внедрил несколько белокрылых бабочек, летавших над водой.

После третьего заброса снасть упала в расчётную точку – за место кормёжки рыбы. Я осторожно подтянул её поближе, а дальше предоставил поплавку двигаться самому, под воздействием волн и ветра к траве. Мы с Олегом замерли в ожидании клёва, хотя всерьёз об удаче не думали. Качающийся на волнах поплавок приблизился к траве, вошёл в неё и замельтешил среди стеблей. Пришлось воспользоваться биноклем. Показалось, что поплавок несколько раз неестественно дёрнулся. Потом его чуть притопило. Наконец он плавно, но уверенно пошёл от берега. Это был надёжный клёв.

Плавным движением удочки я сделал подсечку. Натянувшаяся леска поднялась над водой и тотчас из травы на чистую воду выпрыгнул здоровенный карп. Показав спину ещё раз, он, рассекая плавником воду, помчался к середине реки. Долго носился там вправо и влево, пытаясь сделать слабину, а потом рывком оборвать леску. Утомившись, покорно пошёл к берегу, где я его взял с помощью подсака, одолженного у соседа немца. Лицо Олега пылало от переживаний. Я тоже почувствовал большое удовлетворение. Судьи зафиксировали вес 5,3 кг и длину 60 см, но отнеслись к нашему успеху с прохладцей. Сидевшие вдоль берега рыбаки, несомненно, всё видели, но сделали вид, что ничего не случилось.

Рыбалка на карпа

ОБЕДЕННЫЙ ЛОВ

Обиженные равнодушием судей и участников к нашему трофею, решили сделать перерыв, но рыболовный зуд не давал покоя. Приблизившись к устью залива, я обратил внимание на пузырьки воздуха на воде. Они редкой цепочкой подходили к склонённым над водой ивам и под ними образовывали целую поляну пузырьковых пятен. Стало ясно, что здесь проходит «тропа» карпов, а на дне под ивами имеется много живого корма. Ветки мешали забросить здесь удочку или донку на спиннинговом удилище, но для ловли «резинкой» это место было Клондайком.

Я немедленно взялся за переделку своей поплавочной снасти в «резинку»-закидушку, включающую тяжёлый груз, резиновый шнур и леску, на которой закрепил четыре коротких поводка с крючками №6. Груз упал в 20 м от берега. Крючки, наживлённые навозными червями, легли в воде на удалении 8-10 м от береговой черты, наша лавка стояла на суше в 10 м от неё. По заливчику леска шла к сложенному телескопическому удилищу, стоявшему у лавки.

Олег подоспел с сосисками и пивом. Минут через десять мой напарник вдруг возбуждённо зашептал: «Ой, ой! Клюёт!» Действительно, повисшая от кончика удилища к воде леска легонько подёргивалась, как будто рыба пощипывала червя на крючке. Обычно карп, прежде чем взять приманку по-настоящему, долго её изучает. Наш не был исключением. Леска много раз дёргалась, вздрагивала и наконец вытянулась в струну. Я потянул её к себе и почувствовал, как в воде забилась рыба. После недолгого сопротивления карп покорно вошёл в заливчик. Леска шла над самой водой, и он с разгона скользнул на пологий берег. Я выудил и второго карпа длиной более 32 см и весом около килограмма. Остальных четырёх поймал Олег. Полудюжиной трофеев ограничились.

Карпов мы вываживали в закрытом заливчике тихо и незаметно для всех. Когда на кукане несли их к судьям, нас всю дорогу сопровождали любопытные взгляды. Судейская коллегия встретила нас возгласами: «Гут! Хорошо! Чемпион!». Мы поняли, что это настоящее признание.

Рыбалка на карпа

ВЕЧЕРНИЙ МОЦИОН

Перед ужином решили прогуляться. Любуясь озёрным пейзажем, я наткнулся взглядом на кучку плавающих сухарей. От них периодически расходились круги по воде. Направив туда бинокль, обнаружил, что сухари не только свободно качаются на волне, но их подталкивают головами крупные карпы, пытаясь отщипнуть кусочек корма. Остаться равнодушным к подобной картине я не мог. Внедрив тяжёлый груз в большой пенопластовый поплавок, получил грузопоплавок, который мог далеко лететь и вместе с тем держаться на воде. К идущей от него леске на удалении 1 и 1,5 м соответственно привязал два поводка с крючками. Сухую корочку пшеничного хлеба, порезав на квадратики, насадил на крючки. Попутный ветерок помог мне сделать заброс на требуемую дальность.

Тяжёлый всплеск привлёк внимание диких уток, сидевших на середине озера. Одна любопытная пара – красивый селезень и серая самочка – подплыла к месту падения снасти и уставилась на поплавок. Когда я потянул его к себе, обеспокоенная самочка бросилась вперёд и схватила клювом одну из корочек. Почувствовав, что попалась на крючок, она нырнула в воду. Другого выхода, кроме как тянуть свою снасть вместе с дичью, у меня не было…

С приближением к берегу противодействие утки возросло. В воздухе она делала круги, нырнув в воду, плыла в сторону, появившись на поверхности, растопыривала крылья и выставляла вперёд перепончатые лапы. Со всех сторон сыпались советы на немецком и русском языках. Для меня стало делом чести выудить птицу. Пропустив леску через заросли и отойдя от берега, затащил дичь в куст. Олег достал её оттуда, напуганную и сжавшуюся в комок. Освободив от крючка, я подбросил утку вверх под восторженные крики собравшихся на берегу. 

ТОРЖЕСТВЕННЫЙ УЖИН

Рыбацкий ужин по-немецки показался мне специфическим. В моём представлении символом подобного застолья является вкусная уха, которую следует есть горячей после авторитетного тоста и доброй чарки горилки. Здесь же трапеза выглядела цивилизованным сценарием культурно-рыболовной программы. Победителей соревнований долго чествовали. Не забыли и меня, примкнувшего к ним внеконкурсника. Я победил с большим отрывом в весе пойманной рыбы и получил приз. Но главное, все мои уловки со снастями и способами лова были замечены и высоко оценены. Я был признан равным среди равных. Каждый стремился меня поздравить и выпить со мной свой «допель». Холодных закусок и горячительных напитков было достаточно много. Однако жидкое варево из мяса и каши в большом котле не смогло мне заменить уху.

Юрий Бержников

Adblock
detector