Главная / Статьи / Царские охоты Николая II

Царские охоты Николая II

В настоящее время возникает очень много споров о взаимоотношениях охоты и святости, хотя, для Православного в этом нет никакого вопроса. Судите сами: Покровитель охотников и рыболовов – Святой Трифон, а единственный российский царь, имеющий статус святого великомученника – Николай II, – всю свою жизнь был охотником. Птица и зверь даны человеку Богом, и не мы для зверя, а зверь для нас. Другое дело, что бездумно расточать дарованное – преступление. Поэтому, традиционные охоты в совокупности с заботой о воспроизводстве и защите дикой природы – дело благое и праведное. Нет тут никакого вопроса.

Если о святом Трифоне мы уже писали неоднократно, то вот о единственном в истории России святом Царе еще не упоминали. Сегодня мы расскажем Вам о Николае Романове и его охотах поподробнее.

Николай II действительно, как и его великие предки, очень любил охоту. Традиции царя Алексея Михайловича вовсе не заканчивались в те славные времена. более того, царь всемерно приучал к охоте и царевича Алексея, хотя мальчик был очень серъезно болен. Но Николай сумел найти приемлимое решение, и царевич с отцом ездили на охоту, сочетая и лечение для ребенка и его воспитание, и увлечение отца. Дело в том, что в крымских горах до сих пор славятся целебные источники монастырей, скитов, где царевича привозили на лечение., а отец охотился. Таков и Красный камень, и  Большой Каньон, и "ванна молодости", и водопады "Учан-Су", "серебряные струи" и так далее.

Очень частой спутницей императора на охотах была и императрица Александра Федоровна, сопровождавшая мужа во многих его поездках, поддерживая традиции русских царских семей. Именно она всемерно подкрепляла традиции благодатной помощи в воспитании всей семьи, уча Великих Княжен православной милости и благолепия. И все это вполне органично сочеталось с царскими придворными охотами.

«Без чистоты невозможно представить истинную женственность. Даже среди этого мира, погрязшего в грехах и пороках, возможно, сохранить эту святую чистоту» – императрица Александра Федоровна. Воспитание дочерей в царской семье действительно было строгим, поскольку так была воспитана сама Александра Федоровна, да и государя Николая в детстве не баловал отец – император Александр III. Царевны спали на походных кроватях, каждое утро принимали холодную ванну. Государыня, сама очень скромная в одежде, в выборе причесок, не позволяла и дочерям много наряжаться. Великая княжна Ольга Николаевна полностью восприняла это отношение к роскоши и, по воспоминаниям, одевалась очень скромно, постоянно одергивая в этом отношении своих других сестер. Поэтому походный охотничий быт был для царской семьи не чем-то экзальтированным, а самым органичным времяпровождением. И царские трофеи добывались не просто ради развлечения, а в буквальном смысле "к столу".

Это понимала вся царская семья. Жизнь Великих княжон не была ни веселой, ни разнообразной. Воспитывались они в строгом патриархальном духе, в глубокой религиозности. Это и воспитывало в них ту веру, ту силу духа и смирения, которые помогли им безропотно и светло вынести тяжелые дни заточения и принять мученическую смерть. Государыня не позволяла княжнам ни одной секунды сидеть без дела. Они должны были быть всегда занятыми, всегда находится в действии. Чудные работы и вышивки выходили из-под их изящных, быстрых ручек. Внешне однообразную свою жизнь княжны наполняли весельем своих жизнерадостных и живых характеров. Они умели находить счастье и радость в малом. Они были юны не только своими годами, но были юны в самом глубоком смысле этого слова – их радовало все: солнце, цветы, каждая минута, проведенная с отцом, каждая короткая прогулка, во время которой они могли посмотреть на толпу; они радовались каждой улыбке незнакомых или прохожих; они сияли всем лаской и яркими красками цветущих русских лиц. Везде, где они появлялись, звучал их веселый звонкий смех. Никто и никогда не чувствовал себя с ними стесненно, их простота делала всех такими же простыми и непринужденными, какими они были сами.

Каждый рубль, сэкономленный на каком-нибудь роскошном платье, шел на благотворительность. Может быть, Александра Федоровна будь она обычной матерью, и побаловала бы дочерей, но она чувствовала постоянную ответственность за своих подданных. Когда началась Первая мировая война, новые платья вообще престали шиться, великим княжнам приходилось самим аккуратно чинить свою одежду. Поэтому  редкие в последствии царские охоты были вовсе не каким-то изыском, а инога, просто логичной необходимостью, каким бы странным это ни показалось.

По поводу исторических исследований царских и великокняжеских охот в России издано немало книг, в том числе и считающихся мировыми шедеврами.

В этом месяце мы с женой еще раз побывали в Крыму, где так любил отдыхать Николай II, в том числе и в Ливадийском дворце, где имеется даже охотничий коридор с вывешеными царскими трофеями, не говоря уж о том, что в интерьере постоянно встречаются детали со сценами царских охот.

Мы прошли по Романовской тропе, где так любил гулять Николай с членами своей семьи, съездили в урочище "Красный камень", куда вслед за императором частили члены ЦК КПСС, и первые лица включая Хрущова, Брежнева, куда  в свое время любил приезжать Черномырдин, и прочие высокопоставленные "сотрудники". Вот, убедитесь сами. Это пиcьмо одной из Великих Княжен "…папа уже три дня был на охоте…".

Или вот этот письменный набор в том самом кабинете и на том самом столе Николая II, где впоследствии Сталин и Рузвельт подписали тайное соглашение о разделе Дальнего Востока, по которому нам были возвращены Курильские острова. На столе императорский письменный набор, представляющий элементы с медведями на природе.

Или вот этот "охотничий коридор", в котором вывешены трофеи царя и фотографии, свидетельствующие о его любимом занятии.

Давайте обратимся к мнению специалистов, которое достаточно подробно описывает некоторые моменты из жизни святого великомученника:

Ирина Палтусова "Придворная охота": Николай II всю жизнь любил охоту, считая ее настоящим мужским занятием,


Портрет Николая II. Начало XX века

"освежающим душу", и старался использовать любую возможность, чтобы поохотиться в Гатчинском ремизе – на зайцев и фазанов, в Петергофе – на уток, в Беловеже – на зубров и оленей, в Мюрштеге с австрийским императором- на "никогда не виданную дичь". Все охотничьи эпизоды он подробно записывал в дневнике. "Стоял чудный солнечный день при 4о тепла. Поехали вдвоем к обедне в 10 час. Затем, вернувшись и наскоро переодевшись в охотничье платье, отправился на станцию, – писал Николай в своем дневнике 11 января 1904 года. – Там уже ждали все участники, с которыми поехали в Гатчину. Завтракали в пути. Облава была в фазаннике около Ремиза. Глубоко наслаждался великолепной погодой и весенним днем. Охота была весьма удачная – всего убито 879 штук. Мною: 115 – 21 куропатка, 91 фазан, беляк и 2 кролика…" Спустя неделю в дневнике сделана похожая запись: "…Отправился с Мишей на жел. дор. и с остальными охотниками в Ропшу, куда прибыли около часу дня. Охота была в том же фазаннике и вышла очень удачною. Всего убито: 489. Мною: 96 – 81 фазан и 14 куропаток и беляк. Погода стояла отличная, тихая и теплая. Гнали охотничьи команды. В 6 вернулся домой очень довольный днем". Увлеченность отца передалась великим княжнам. О своем участии в настоящей охоте великая княжна Татьяна Николаевна с восторгом сообщала 21 сентября 1912 года из Спалы своей тетушке – великой княгине Ксении Александровне. "Моя милая тетя Ксения… . В Беловеже было ужасно весело. Мы ездили с Папа на охоту Ольга и я. Мари была с Анастасией только два раза. Я стояла два раза у Папа на номере, раз у кн. Голицына, раз у кн. Белосельского и раз у Дрентельна. Ужасно было хорошо".

Судя по записям в дневнике, последний раз в своей жизни Николай II охотился 9 марта 1914 года под Ропшей. На этом кончилась в России придворная охота".

Ну, не так все прискорбно, конечно. Картины великих русских художников, многократно запечатлевших в царских календарях и расписаниях, зарисовках эскизов итогов царских охот, повествуют нам о том, что охотничий быт императора была куда более богатым и величественным.

Отчет об Императорской охоте за 1900, 1908 и 1911 годы. Слева внизу подпись: Р.Френцъ

 Самокиш, например, многократно запечатлевал все этапы внутрисемейного воспитания в царской семье царевича Алексея, который даже в рождественских открытках и семейных репризах рисовался не иначе как в русских национальных охотничьих и сокольничьих костюмах, образах былинных русских богатырей. Да и сам император любил на карнавалы одевать костюм сокольничьего. И средства для своего любимого занятия царь отпускал немалые. Ливадийский дворец, построенный всего за 17 месяцев, основным своим значением имел именно статус охотничьего угодья. Прямо от порога как раз и начиналась "Романовская тропа", тянущаяся до самого Красного камня, где до сих пор оленя и горного козла водится в достаточном количестве.

Великосветские охоты требовали денег. Царская свита обходилась в 30,2 тыс. рублей в год, не считая покупки кормов для зимней подкормки зверей. Николая II обслуживали пять обер-егерей, 15 егерей, 11 охотников, 30 сторожей и 4 работника. Восемь полицейских урядников боролись с браконьерами. Любил царь охотиться и в Беловежской пуще. Эти царские охоты организовывались на европейский лад. Длились они обычно две недели.

Приближенные, гости и сам император занимали "номера" согласно вытянутому жребию. За ними выстраивались егеря, заряжавшие ружья. В загоне участвовали солдаты и списанные на берег в лесную стражу матросы. Подбитых зверей собирала особая команда из егерей и ночных сторожей. К концу охоты трофеи в строгом порядке укладывались у парадного входа дворца.

Ниже мы предлагаем Вашему вниманию достаточно много подробных фотоснимков из результатов охоты святого императора.

Андрей Шалыгин 

 

 

Император Николай II в Спале. 1890-е.
Осмотр убитого зубра


Император Николай II на охоте. 1900


 





 

Косуля. Рога на медальоне. Добыта 19/VIII–1900 во время императорской охоты в Беловежской пуще императором Николаем II. Государственный Дарвиновский музей.

Adblock
detector