Главная / Статьи / Латвийская селекция лучшая в Европе? Как выводят лучших оленей

Латвийская селекция лучшая в Европе? Как выводят лучших оленей

Латвийская селекция лучшая в Европе? Как выводят лучших оленей

Не секрет, что состоятельный охотник прежде всего смотрит предложения аутфитеров по Канаде и Новой Зеландии, Америке, потом в Европе, а самое близкое место куда он поедет будет в Беларуси. Российский зачуханный олень даже на Алтае ценителю и даром не нужен. Мелок, бальность трофея никакая, шкура никакой качественной оценке не подлежит, мясо есть сомнительно, так как даже на Алтае сброс космического мусора давно уже поставил местный аутфит в разряд сомнительного увлечения.

Андрей Шалыгин: Если кто из состоятельных клиентов и едет на Восток самой России, то только за медведем и лосем. Все остальное относится к браконьерству, а не к аутфиту. Почему так происходит?

Потому что даже если я поеду даже в ближайшие от Москвы и сравнительно богатые "разводки" (будет это Х-Лэнд под Яхромой, или Щетнево под Дмитровом, или что другое – не важно, даже пусть личное хозяйство очередного олигарха), – то ничего кроме перекупки с Алтая и весьма сомнительного имбридинга я там не увижу. Максимум 3-4 отростка на рогах, и все драные как помоечные кошки. А цены будут вдове выше чем в Новой Зеландии.

Что я получу в Америке или Канаде? Минимум гиганта выше себя ростом и с рогами минимум на 6-7 отростков. Могу и рекордный трофей – хоть на 30-40 отростков (уникального мутанта на заказ, пожалуйста, не вопрос), да хоть на 100 отростков – берем читаем в разделе обзоров журналов обьявления БигСкайАутдорс, и едем…

Скажут – такого не бывает, вот загнул… Да много вы знаете про то что бывает, сидя на наших "выставках". У нас в России даже в составе "оценочных комиссий" люби без профильного образования заседают, – это нынешняя норма, царство мутноты. Вот, пожалуйста, даже в Техасе выращивают как коров вот такие экземпляры. Это не "историческое фото" – этому снимку и месяца нет:

Страница 4 September 09, 2011 – Lone Star Outdoor News – Fishing & Hunting

А в Европе? Идеальную охоту в Швейцарии, или реально дешевую в Черногории, – практически по беларусским ценам мне отдадут практически Швейцарско-немецкий трофей в окружении шикарного сервиса.

Что я получу в Новой Зеландии? ВСЕ вышеперечисленное и сразу в одном месте, причем в заповеднике куда меня на двухместном вертолете доставят почти на место охоты в окружении пейзажей годящихся для съемки нового "Аватара".

Если не говорить о сервисе, то сами трофеи берутся вовсе не из уникальных лесов, а из … ПРОБИРКИ. Берем пробирку за 2000 евро, оплодотворяем местных завалящих самок, кормим добавками, получаем "бройлеров" как на подбор с картинки – цена трофея минимум 20 000 евро. Ликвидность минимум 1:10 даже с учетом накладных расходов… А если повезет, то получаем примерно с вероятностью 10% уникальный образец, который оценивается в первой сотне трофеев Мира, – разумеется за такой экземпляр сразу по мере его подрастания идет тендер на трофей, и получить с него 50 – 100 000 евро – не проблема… Потому что владелец трофея сразу попадает в международный хантер-классификатор и становится знаменит на весь Мир… Вот так люди работают давным-давно.

Но у русского, разумеется, на всякую чушь времени и денег – полно (стягиваем популяции, откармливаем бросовый ресурс в убыток, разводим сорные виды, защищаем вредные инвазивные, плодим бродячих животных, и пр. и др.), а когда дело заходит до реального дела – с мозгами случается заклинка. А вот в той же Латвии у людей время и мозги, наверное, имеются. Будем надеяться, что и в России они у кого-нибудь когда-нибудь найдутся.

***

/images/load/Image/bowfishing_go4.jpg

Это олень из Колорадо-Спрингс – трофей прошлого сезона.

***

На латвийской ферме ставят научные эксперименты и считают что выводят лучших оленей в Европе

Одна из самых знаменитых ферм Латвии — "Олений сад", где на 170 гектарах прекрасно себя чувствуют более 400 взрослых животных — благородных и белых оленей, ланей и кабанов. Это не считая недавно появившихся на свет 170 оленят, 20 ланят и 4 кабанчиков. Здесь разводят самых лучших племенных особей, которые потом "разбегаются на экспорт" по Литве, Польше, России и Белоруссии.

Главное — это рога!

Руководит "Оленьим садом" в поселке Море Дайнис Паэглитис вместе с женой Марой и дочерью Марой. А ведь в прошлом они и не подозревали, что прославятся на полмира! В 1994 году на восьми гектарах земли, которая давным–давно принадлежала прадеду Мары–старшей, завели в вольере 5 ланей. Ну а потом стали расширяться — и дело пошло.

— У нас тут большая селекционная ферма, — говорит Дайнис. — Мы тут разводим животных, отбираем лучших, скрещиваем, воспитываем потомство и экспортируем. К примеру, в Белоруссии несколько лет действует госпрограмма улучшения экосистемы в лесах, заселения их самыми отборными особями копытных. Мы охотно помогаем в этом деле! А в России открывают все больше садов животных, где и племенные работы проводятся, и туристический бизнес развивается.

У нас тут все очень серьезно. Самцов и самок держим отдельно, а сводим вместе только в определенное время и отобранные заранее пары, чтобы "кровь не портилась" и гены у животных только улучшались. И копытных для этих целей покупаем в самых разных странах: Германии, Венгрии, Австрии, Румынии, Польше, Англии, Швеции, России — Калининградской области. Да, племенным животным мы рога спиливаем и храним, чтобы покупатели видели, насколько ценные особи. Не знали, что о ценности породы по рогам судят!

А с некоторых пор стали сотрудничать и с Латвийским сельскохозяйственным университетом: проводили трансплантацию эмбрионов благородных оленей. Мы искусственно скрещивали новозеландских оленей, которые к нам попали из Словакии. Теперь вот ждем, когда олени "из пробирки" появятся!

…И все есть хотят!

— Все это, конечно, очень интересно, если бы не… Едят наши питомцы немало! Вот, видите, огромные пленочные рулоны с сеном на поле? — показывает Дайнис. — Таких мне на зиму надо заготовить более 1200 и еще 50–60 тонн зерна. Причем это еще считается выгодно, поскольку для оленей и ланей заготовки лишь на зиму, а летом они тут так пасутся — сами траву щиплют, значит, затраты в теплое время года сводятся к минимуму. Зато кабанов мы сами должны кормить круглый год.

Дайнис Паэглитис подошел со мной к вольеру, выкрикивая: "Молли! Молли! Молли!" Так зовут самую добродушную кабаниху, которая вскоре появилась где–то в самом конце вольера и помчалась к хозяину — угощения ждала! И Дайнис не обманул — накормил хрюшку свежими яблоками. Молли была счастлива и что–то удовлетворенно хрюкнула в мой диктофон, который я опрометчиво поднес слишком близко к ограждению: могла ведь и слопать незнакомую ей штуковину, перепутав с яблоком…

А в стороне рылись в грязи еще десятка два друзей и подруг Молли. Стоило Дайнису подойти к ним поближе, как все ринулись к нему — выпрашивать обед. Впрочем, хозяин сада признался, что таких вот светлых кабаньих чувств он побаивается: "Вы на их клыки посмотрите! Они же как лезвие. Вовсе не случайно кабан считается самым грозным животным в лесу — с ним даже медведь не конфликтует". Пока взрослые счастливо фыркали около Дайниса, за вашим корреспондентом наблюдал какой–то молодой свин — еще совсем кроха: испуганно высовывал пятачок из–за сосны и принюхивался.

Бобер точит зуб

Дайнис и Мара давно свои для всех животных — и оленей в первую очередь. Кто–то, может, и воспринимает супружескую пару просто как "руку кормящую", но другие считают их хоть и странными оленями, зато родными. Что вовсе не удивительно, ведь Дайнис с Марой многих буквально с рук из соски выкармливали.

Причем в полной безопасности себя здесь чувствуют не только животные за ограждением, но и из леса сюда приходят — и кабаны, и олени. Знают, здесь их никто не тронет, ведь злобные охотники с ружьями к ферме не приближаются…

Хотя из–за лесных гостей нередко всякие приключения на ферме бывают. Например, когда во время гона ревут фермерские самцы, живущие в отдельном загоне, к нему приходят из леса группы самочек — на зов к кавалерам. А иногда прибегают взглянуть на конкурентов и дикие самцы — начинают через забор бодаться. Как–то раз из–за таких схваток перекосило метров пятьдесят забора… Были и случаи, когда олени сбегали из просторных вольеров. За это отдельное спасибо бобрам. Эти зубастые подгрызают около канав, текущих по территории фермы, деревья, те падают на ограждение, сминают его — и олени оказываются на свободе.

— За эти годы мы из–за бобров лишились примерно сорока очень дорогих племенных особей, — сетует Дайнис. — Впрочем, некоторые животные, оказавшись на свободе, вскоре вернулись, поскольку чувствовали себя на воле дискомфортно, там ведь территории уже поделены вольными оленями, которым вовсе не нужны породистые конкуренты. Знаете, что один здоровый самец может покрыть в стаде до пятидесяти самок?

И кабаны от всей своей свинской души стараются! Они делают подкопы под сеткой–ограждением. Правда, подкопы получаются небольшие — в них могут протиснуться лишь кабанята. Но малыши в дикой природе пугаются и быстро лезут обратно к родителям.

Нам не страшен серый волк!

Но иногда сюда на запах приходят хищники из леса. Бывает, волки сидят у заборов и принюхиваются: еда! Хотя из–за этих серых разбойников проблем не бывает, поскольку за забор не попадают — высоту взять не могут, а вот с юркими лисами, которые легко проникают сквозь сетку, беда: убивают молодых животных! И от рысей одна головная боль у фермеров. Для этих–то кошечек забор не преграда — легко перепрыгивают и охотятся.

Однако самый страшный хищник — это не рысь и не лиса, а… экономический кризис, который по "Оленьему саду" ударил больно. К примеру, поднялись цены на зерно и горючее. Где деньги взять? На ферме–то всего четыре человека работают — Дайнис с женой и дочкой и один знакомый. А теперь представьте себе, каково им ухаживать за четырьмя с лишним сотнями животных на 170 гектарах: огромную территорию даже просто так обойти — умаешься, а ведь надо еще и работать!

— Но мы на жизнь все равно не жалуемся, поскольку любимым делом занимаемся. И люди это видят. Сюда к нам очень часто гости приезжают, например, целыми автобусами ученики из школ со всей Латвии. А по выходным встречаем экскурсионные группы от разных предприятий, где сотрудников балует руководство, — говорит Дайнис, и на его голос сбегается огромное стадо ланей: понятное дело — за едой, ну и поздороваться с хозяином.

Adblock
detector