Главная / Статьи / Браконьерство Нижнего Амура – это традиции, подкрепленные деньгами

Браконьерство Нижнего Амура – это традиции, подкрепленные деньгами

Браконьерство Нижнего Амура – это традиции, подкрепленные деньгами

Противостояние между браконьерами и сотрудниками морской береговой охраны на Нижнем Амуре закончится, видимо, когда в Амуре не останется ни калуги, ни осетра. В Амурском лимане браконьеры ставят «аханы» – запрещенные крупноячеистые сети, а инспекторы часами готовы караулить браконьеров у "схронов". Задержанные отделываются, в основном, штрафами до 400 тысяч рублей, а весь изъятый деликатес вывозится на свалку, где рыбу сжигают.

Неравные гонки

Два с половиной часа на вездеходе из Николаевска-на-Амуре, и я с сотрудниками морской береговой охраны оказался в поселке Нижнее Пронге. Переодеваемся в теплые спецкостюмы, на ходу пьем горячий чай и на снегоходах выдвигаемся в рейд. Разведка доложила, что в Амурском лимане опять появились «аханы» – запрещенные крупноячеистые сети, которые ставят браконьеры на калугу и осетра.

Десять километров мчимся по льду. Вдруг свет фар выхватывает из темноты фигуры двоих человек, стоящих возле снегохода. Сомнений нет – это браконьеры приехали проверить свою сеть. Звучит выстрел сигнальной ракеты, наши «Бураны» резко прибавляют скорость. Завидев приближающихся пограничников, мужчины бросаются к своему стоящему «под парами» снегоходу и срываются с места. Начинается преследование, но, увы, силы неравны – у браконьеров могучая японская «Ямаха» стоимостью больше миллиона рублей. Она быстро отрывается и уходит от погони.

Возвращаемся к лунке. Так и есть – «ахан». Начинаем вытягивать сеть, из воды показывается запутавшаяся калуга. Ее надо аккуратно освободить от пут и отпустить в воду. Причем делать это нужно очень быстро, так как осетровые могут находиться на поверхности не больше двух минут – от холодного воздуха у них замерзают и лопаются глаза. Операция по освобождению проходит успешно, аж семь особей не достались браконьерам.

калуга

Опасный, но выгодный бизнес

Браконьерам, несмотря на многочисленные заслоны, все же удается сбыть мясо осетровых и черную икру. Это видно, когда оказываешься в такой глухомани, как поселки Нижнее Пронге или Оремиф.

– Бывает, задерживаем браконьера, и есть информация, что он занимается незаконным промыслом, – рассказывает сотрудник морской береговой охраны Иван Тимофеев. – Он на реке, а у него при себе ничего нет – ни сетей, ни рыбы, одет очень бедно, одежда вся замызганная. Отпускаем его, а он выходит на берег, садится на дорогущий джип и уезжает. Или вот «Ямахи». У многих в поселках они есть, а ведь цена у этих снегоходов как у крутого внедорожника. Откуда деньги? Думаю, сами догадались.

По сведениям начальника Николаевской государственной районной инспекции Игоря Винокурова, местные браконьеры туши осетровых перекупщикам сдают по смешным ценам.

– По 200 рублей за килограмм. Но и то – выгода очевидна, ведь одна рыбина в среднем весит 50 килограммов, а есть особи и по 100, и по 200 килограммов, – сообщил он. – Конечно, гораздо прибыльнее продавать икру, с одной самки можно получить ведро деликатеса. Здесь ее отдают за 12 тысяч рублей килограмм, в Хабаровске цена вырастает до 25, а в Москве она уже стоит все 70 тысяч. И ее покупают разные богатеи – не потому порой, что хотят, а потому, что могут себе это позволить. Тем самым помогают процветать нелегальному бизнесу.

И снова рейд

Уставшие, под утро мы возвращаемся на заставу. Но поспать удается всего три с половиной часа – разведчики обнаружили на берегу лимана очередной браконьерский «схрон». На вездеходе выезжаем в район поселка Оремиф.

Тайник можно найти только по торчащим из снега веточкам, и то если у вас глаз наметан, как у опытного пограничника. Из сугроба достают 13 туш царской рыбы, ее грузят и увозят, чтобы потом уничтожить.

Собрались уже было возвращаться, как вновь поступает информация об «ахане». На этот раз сеть оказалась достаточно длиной, метров 100 в длину. «Ахан» – варварское орудие лова. Рыба, попавшая туда, если ее вовремя не освободить, задыхается. Но этим особям повезло, все девять штук оказались живыми и были отпущены в Амур.

– Браконьеры понесли ощутимый материальный урон, – констатирует начальник Николаевской государственной районной инспекции. – Такая вот сеть стоит как минимум 40 тысяч рублей, плюс потеря прибыли от рыбы, которая уплыла у него из-под носа. В прошлом году мы вот так изъяли более 10 километров незаконных орудий лова.

Главный упор в облаве на браконьеров делается на разведку. Мастера-разведчики, обнаружив «схрон», могут ждать хозяина тайника сутками – зарывшись под снег, сменяя друг друга каждые шесть часов. Как только он объявляется, подобно чертям из табакерки из сугроба выскакивает «комиссия по встрече»: трое здоровенных бойцов с автоматами наперевес. Правда, оружие применять еще ни разу не приходилось.

Чем грозит поимка? Задержанные отделываются, в основном, штрафами до 400 тысяч рублей. Только за особо крупную партию можно угодить за решетку.

Тьмутараканьская мафия

Похоже, в поселке Нижнее Пронге время остановилось пару десятков лет назад. Здесь нет интернета, сотовой связи, на все двести с небольшим жителей – один телефон-автомат, который висит на здании местной администрации. Дороги до районного центра нет, и добраться до Николаевска можно только на снегоходе (зимой) либо на лодке (летом).

В поселке в основном частные дома, но есть и двухэтажные каменные строения, в одном из них располагается школа. В классах по три-пять учеников. Сам вид зданий приводит в уныние – штукатурка во многих местах давно отвалилась, и из-под нее виднеется кирпич. На улицах пустынно, и определить, что здесь теплится жизнь, можно лишь по дымящим трубам домов.

Встречаем спешащего куда-то по своим делам аборигена Гришу. Задаем вопрос в лоб и по существу: браконьерством тут у вас занимаются?

– Не, даже не знаю, – ответил опешивший от неожиданности Григорий. – Я сам лично работаю в ЖКХ и осетра не ловлю. А про других ничего не могу сказать.

Гриша быстро ретировался. Понятно, что он ничего не скажет, хотя наверняка знает. В Пронге повальная безработица, а людям надо на что-то жить. По сведениям погранцов, все участки на лимане поделены между тремя группировками из Комсомольска, Хабаровска и поселков Николаевского района Нижнее Пронге, Оремиф, Маго. Поделены серьезно. Попытка порыбачить на чужой территории может закончится неприятностями. Убить не убьют, но сети и добычу отнимут, и еще непременно поколотят.

– У нас работа сезонная, летом человек 60-90 отправляются на путину. За сезон зарабатывают тысяч по тридцать, вот на это живут, – вводит в курс дела глава поселения Андрей Воронцов. – И вообще, я считаю, что нужно разрешить нашим жителям ловить осетровых – хотя бы тем же представителям коренных малочисленных народов Севера. Выдавать лицензию, выделять квоты.

Но с такой позицией категорически не согласны пограничники. По их мнению, это только развяжет руки потенциальным браконьерам. Ведь как проследить, сколько местный житель выловит осетровых?

Не доставайся ты никому!

Весь изъятый деликатес вывозится на свалку, где рыбу сжигают. Это закон. Если отправить осетровых в социальные учреждения и торговую сеть, как было до 2007 года, то тут же вернется и коррупция. Пограничники в этом уверены и продолжают круглые сутки охотиться за браконьерами, которые нещадно выбивают стада калуги и осетра. К примеру, в прошлом году на Нижнем Амуре силами погранслужбы изъято около 5 тонн осетрины, еще более 600 особей живьем возвращены реке. Еще около 13 тонн «отловили» в транспорте и на складах в конце года сотрудники дальневосточного главка МВД.

Тонна – много ли это? Да, когда-то попадались в великой реке калуги в полтонны весом. Но теперь то ловят сплошь молодняк до 70 кг, не достигший половой зрелости. К слову, достигает ее калуга к 14 годам. Как же может размножаться символ Амура?

Противостояние между браконьерами и силовиками будет продолжаться, наверное, пока водится в нашей реке царская рыба.

Игорь Морозов

***

зимняярыбалка на рыбинском водохранилище - отдых в гостинице Весь

Зимняя рыбалка на Рыбинском водохранилище возможна с середины ноября до середины апреля, при наличии устойчивого льда. Предлагаем остановиться в гостинице Весь и получить удовольствие от клева на водоемах Тверской области. Вы сможете порыбачить на реках Реня, Кесьма, Себла Ламь, Суховетка, Молога и Рыбинском водохранилище. Зимняя рыбалка на Рыбинском водохранилище: отлично клюет щука, окунь, подлещик, густера, плотва.

Подробнее о гостинице Весь >>

Другие статьи на эту тему:

Adblock
detector