Главная / Статьи / Доброжелательный квотер

Доброжелательный квотер

В небольшом загоне на краю поля под дождем по кругу скачут две небольшие лошади. Они явно наслаждаются свободой после надоевших стойл.

— Нервничают. Непривычно им тут. Сейчас разбегаются, и можно будет садиться, — говорит Дарья Никулина, управляющая центром конного отдыха «Караван», расположенного на границе Московской и Калужской областей, куда и привезли погостить квотеров.

Это одна из самых распространенных в мире пород лошадей, их около пяти миллионов голов. Но в России она почти неизвестна.

Ковбойский коктейль

Испанские конкистадоры заложили основы скотоводства на ранчо еще в XVII веке. Предполагалось, что пастухи будут целый день проводить в седле. Но принятый в то время стиль верховой езды — его в Америке называют английским — для этого мало подходил. Как и чистокровные скакуны, которых привозили из Старого Света. Пришлось ковбоям скрещивать разномастных лошадок, пытаясь вывести новую породу, которая отвечала бы их потребностям. Так постепенно появился квотер — невысокая (полтора метра в холке), крепко сбитая лошадка, способная сорваться с места и пулей умчаться вперед по первому сигналу всадника, совершить резкий маневр, хорошо чувствующая и понимающая, чего от нее хотят. Сидеть весь день в маленьком «английском» седле было неудобно, поэтому его расширили, а лошадь научили двигаться так, чтобы наездника без нужды лишний раз не трясти.

Название породы пошло от любимого тогдашнего развлечения американской глубинки — скачек. В маленьких городках Дикого Запада соревнования обычно проводили на главной улице, длина которой чаще всего была порядка четверти мили — примерно 400 метров. На этой дистанции ковбойские лошади обгоняли скакунов всех «чис­тых» пород, проходя ее за 20 секунд и быстрее. Так породу и назвали: quartermile horse — четвертьмильная лошадь, или квотер.

«Коровинг»

Сегодня вид спорта, под который заточены квотеры, называется вестерн. Он появился в начале XX века, когда с развитием железных дорог и совершенствованием технологий скотоводства работы у настоящих ковбоев заметно убавилось. Скакать по прямой им уже было неинтересно, и они принялись соревноваться в трех десятках упражнений, имитирующих работу на ранчо. К примеру, нужно открыть и закрыть ворота, не слезая с лошади. Казалось бы, ничего особенного, но для этого придется заставить квотера подойти к створке сперва одним, а потом другим боком. Или другая задачка: отбить бычка от стада и увести его в другую сторону. Конечно, верхом. В «коровинге» еще много упражнений, он считается одним из самых интересных видов вестерна.

В России Федерация конного вестерн-спорта существует уже целых два года, хотя квотеров у нас до последнего времени не было. Однако это не помешало энтузиастам летом 2008 года провести показательные соревнования под Можайском. Сейчас в федерации полсотни членов — от Калининграда до Дальнего Востока. Время от времени проходят соревнования — в основном под Москвой, но Поволжье и Сибирь тоже отметились.

Наконец появилась Элина Келина, давно мечтавшая о дружелюбной красивой и умной лошади: съездила в Америку, посмотрела на породу, влюбилась и в квотеров, и в вестерн, потом купила в Италии двух лошадей и привезла в Россию. Шестилетний жеребец на три года старше своей подруги.

— Я долго выбирала. Чемпионы стоят несколько сотен тысяч евро, до миллионов может доходить. А кровь хотелось привезти в Россию хорошую. И чтобы не слишком близкими родственниками были, — рассказывает Эля.

Оба российских квотера — дети чемпионов. Жеребец обошелся хозяйке в 18 тыс. евро, кобылка — в 17 тыс. Разница в цене только из-за возраста, никакой дискриминации.

— Окупятся? — спрашиваю.

— Вообще-то порция спермы стоит 1–2 тысячи евро. Жеребенок — примерно как мои стоили. Я не хочу на них зарабатывать, но кобылку через год, конечно, покроем. Меня и про будущих жеребят, и про сперму уже спрашивают потихонечку.

Сперма в коневодстве играет особую роль. Замороженное семя ценных коней хранится десятилетиями и своего качества практически не теряет. Нередко благородный папаша, много раз побеждавший на соревнованиях, уже давно издох, а дети от него все рождаются. Искусственное оплодотворение творит чудеса.

Порода квотеров нестабильна. Старейшая Американская ассоциация квотерхорсов (American Quarter Horse Association), которая с 1940 года ведет племенной каталог, настойчиво рекомендует раз в несколько поколений подмешивать к этим лошадкам какого-нибудь чистокровного чужака.

 

Подмосковные прерии

Нынешнее подмосковное пристанище квотеров — временное. Их приходится все время перевозить.

— Вообще это беда, — признается Дарья Никулина. — Содержание лошади обходится в 20–30 тысяч рублей в месяц, это по карману даже не очень богатым людям. А вот возить на соревнования… В прошлом году съездить с одной лошадью на день в Можайск, за полторы-две сотни километров отсюда, стоило тысяч пятнадцать рублей. А если никуда не ездить, только в своей конюшне кататься — то как же соревноваться? И чему научишься? Вот Эля у себя рядом с домом детей учит. Но надо ездить, надо показывать, рассказывать. И соревноваться не тут между собой, а в Европе, в Америке. Но с лошадью это очень сложно.

Дождь стих. Эля прыгает на жеребца, но его «дружелюбный интерфейс» дает сбой, животное начинает дергаться. Хозяйка слезает, садится на кобылу, а коня передает в опытные руки Галины Батуевой, тренера-консультанта отечественной Федерации вестерн-спорта. Мастер моментально справляется с норовом подопечного, и они начинают выписывать что-то замысловатое.

— Тренирует, — задумчиво сообщает Даша.

— Да она же просто шагом его пускает…

— Квотеры очень хороши для фитнеса, для катания, для прогулок. Да и сам вестерн не только спорт, но еще и хобби, досуг. Квотеры — спокойные и послушные лошади. Поэтому в Европе так любят использовать в коммерческих целях лошадей этой породы. Они все должны уметь и в принципе всему легко учатся. Надежные, доброжелательные, умницы.

Наступает мой черед.

— Ты в седле-то сидеть умеешь? — спрашивает конюх Валерий, приставленный помогать журналистам, желающим испытать вестерн на себе.

— Когда-то сидел немного…

Залезаю на спину кобылы. Седло — настоящий диван. Где там лошадиные бока, которые надо обхватить шенкелями? Зато удобно держаться за огромную ручку спереди, предназначенную для крепления лассо. Квотер почти незаметно переходит с шага на рысь. Подбрасывает, конечно, но сидеть действительно комфортней, чем на обычной лошади.

— Квотеры — они такие: и быка на скаку остановят, и метнуться могут, и сами все решить, и ковбоя не слишком побеспокоить, — приговаривает Валерий.

— Да уж, лошадь с очень доброжелательным пользовательским интерфейсом, — подтверждает Галина Батуева.

 

Алексей Дуэль, автор «Русский репортер»

Adblock
detector