Главная / Статьи / Кто в тундре хозяин? Расчеты и риски оленеводов

Кто в тундре хозяин? Расчеты и риски оленеводов

Кто в тундре хозяин? Расчеты и риски оленеводов

Как живут современные оленеводы?  На центральной усадьбе СХПК «Тундра» в Ловозере горячая пора – оленеводческие бригады пригнали свои стада с севера области, с побережья Баренцева моря, для проведения зооветеринарных мероприятий. Браконьерство, нападения хищников, туристы –  основные проблемы жителей Севера.

– Горяченького, хозяюшка!

Чумработница Татьяна Кириллова крутится как белка. Накормить мужиков надо сытно и по-быстрому, а кого-то и шуткой подбодрить.

Оленеводы в больших меховых шапках, комбинезонах и тоборках забегают в маленькую столовую ненадолго – чуток согреться с мороза, перекусить и назад, в корали. Сейчас на центральной усадьбе СХПК «Тундра» в Ловозере горячая пора – оленеводческие бригады пригнали свои стада с севера области, с побережья Баренцева моря, для проведения зооветеринарных мероприятий.

Рогатая карусель

Спешат оленеводы. Ведь сотни оленей в коралях – огороженных жердями загонах – до окончания плановых процедур находятся без еды и воды. Ну разве что снегом жажду утоляют. Вот и работают люди от зари и до самой ночи, о выходных в «Тундре» сейчас даже не думают.

Сеть коралей напоминает огромный лабиринт: сообщающиеся между собой камеры с воротами позволяют отделить телочек, отобрать ездовых быков, кого-то направить на ветеринарную обработку, кого-то – на кастрацию или забой.

– Олени овода пуще комара боятся, этот вампир мучает животных нещадно, в пору бабьего лета даже мягкие пантовые рога прокусывает. Шкура оленя выглядит так, словно из пулемета прострелена. Для телят особенно опасен носоглоточный овод. Поэтому и вакцинируем, – рассказывает зоотехник с сорокалетним стажем Николай Лукин.

Вместе с опытными специалистами прививки рогатым пациентам ставит олений доктор Владимир Михальчук, студент-практикант Московской ветеринарной академии им. Скрябина. Володя через Интернет самостоятельно выбрал «Тундру» для преддипломной практики, месяц отработал, еще столько же впереди.

– Может быть, вернусь сюда после учебы, – говорит приветливый и улыбчивый парень.

Если встать рядом с изгородью, увидишь потрясающую оленью карусель – рогатую и глазастую. Едва затихнув, они снова бегут по кругу. Даже в тесном корале этот гон завораживает.

– Ну, с кастрацией быков понятно, контроль над демографией. А рога-то спиливать зачем? – интересуюсь, глядя на доверху нагруженные кружевом костяных «ветвей» сани.

– Плановая кастрация необходима, чтобы избежать кровосмешения. Для сохранения стада это важно, – отвечает Виктор Старцев, председатель СХПК. – А спиливаем только один рог, оставшегося для оленьих нужд достаточно. Продаем в Азию, чаще всего в Китай – там они пользуются спросом, из них делают лекарства и снадобья.

Да, денег на содержание многотысячного оленьего поголовья требуется много. Это для туристов-горожан олени – экзотика. На самом деле оленеводство, так называемое неиндустриальное сельское хозяйство, трудное и хлопотное дело.

– Значительно выросли цены на платные ветеринарные услуги по экспертизе и вакцинации поголовья, – признает председатель. – Например, за вакцинацию 20 тысяч оленей необходимо будет заплатить 1 миллион 420 тысяч рублей плюс почасовая оплата работы ветеринаров. Подобный рост можно было бы понять, кабы производимая оленина уходила на экспорт. Но основная часть мяса СХПК «Тундра» реализуется в Мурманской области, и скачок цен на ветуслуги придется, увы, закладывать в стоимость продукции.

Браконьер хуже волка

Один из старейших оленеводов Ловозера Николай Галкин помнит многое. 54 года из своих восьмидесяти он провел в тундре, перегоняя оленьи стада, а начал работать с 15 – помогал отцу.

– Уходили до самого Баренцева моря, перед забоем у меня в стаде насчитывалось более пяти тысяч голов. Семья была со мной, моя Татьяна Анисимовна родила шестерых детей: три дочки и три сына, – вспоминает ветеран. В малице и самой удобной зимней обуви саамов – мягких тоборках, он и сегодня на усадьбе. Своих оленей пришел навестить, молодежь подбодрить, где-то советом помочь.

– К школе вывозили ребят в Ловозеро на вездеходе, на вертолете. А летом они снова были в тундре, помогали нам. – Глаза Николая Федоровича теплеют. – У меня ведь и дед, и отец, и оба брата оленей пасли. Так что я на тундру не обижаюсь.

олени

А вот у нынешних оленеводов обида есть, она родом из 90-х. Вот уж точно ставших для них лихими. Именно тогда вооруженные до зубов охотники, среди которых было немало военных, под видом разрешенного отстрела дикого оленя стали разорять стада домашних. Миновали голодные перестроечные годы, а браконьерская алчность жива и поныне: едут на снегоходах, летят на вертолетах за легкой добычей. «Брэкам» без разницы, в кого стрелять – в «дикаря» или домашнего оленя с меткой на ухе.

Однажды мне самой довелось увидеть далеко в тундре, в самой глубинке Кольского полуострова, браконьерские заимки. Пастухи рассказывали, как варварски ведут себя эти добытчики, расстреливая из автоматического оружия отбившуюся часть стада, как погибают потом подранки в тундре…

– В Мурманской области согласно Красной книге есть два очага распространения дикого северного оленя – западный и восточный. А домашние олени «Тундры» выпасаются на севере, у Баренцева моря, они ненецкой породы и даже внешне отличаются от диких лапландских,- горячо доказывает Виктор Старцев. – Однако на законных пастбищах СХПК сотни голов перегоняются грабителями на прибрежные территории, после чего забиваются и продаются.

Одним из вариантов решения проблемы оленеводы считают создание региональной экологической полиции, которая наведет порядок в тундре и даст отпор браконьерам.

Искусная «пастушка» росомаха

– Когда-то в тундре всем хватало места и пищи, – продолжил рассказ бывалый оленевод. – А теперь посмотрите, что творится! Медведи, волки, росомахи подмяли под себя всю тундру.

– У нас отсутствует государственная система компенсации потерь домашних оленей от хищников. Но сейчас разрешена вооруженная защита стад от нападений хищников работниками оленеводческих хозяйств, – подключился к разговору руководитель кооператива.

Росомаха занесена в Красную книгу Мурманской области. Однако ее популяция восстановилась и даже выросла, так что «неприкасаемая» пошла в наступление и становится реальной угрозой сохранности стад.

Оленеводы рассказывают, что хитрое и коварное животное способно выследить заблудившихся оленей, пригнать их в укромное место, допустим, к скале, а затем пометить полукружье секретом своей железы. Все. Олени в плену. Они будут топтаться на месте, голодать, мучиться от жажды, но за границу метки не выйдут. А запасливая «краснокнижница» периодически станет наведываться, чтобы полакомиться. К тому же гурманка – отрезает у оленя голову и выгрызает язык.

Бурого медведя так просто завалить тоже нельзя, только по лицензии. Оленеводы настаивают на увеличении количества выдаваемых разрешений, потому что от Потапычей спасу нет. Пастухи утверждают, что один огромный медведище перерезал и перетаскал в свой схрон около ста оленей!

С прошлого года наблюдается рост числа нападений волков на домашних оленей на пастбищах хозяйства. Настоящая битва людей с хищниками идет во время отела. В день рождения теленок пытается встать, а на другой – уже бежит, покачиваясь на тонких ножках, за мамкой. Вот тут-то все хищное население тундры и устремляется отведать нежного мяса. Пастухи практически не спят – один за другим на свет появляются около девяти тысяч оленьих детенышей, и отовсюду за ними наблюдают колючие глаза волка или росомахи.

– Необходима действенная помощь госохотинспекции по отстрелу хищников на территории Мурманской области, в первую очередь – на оленьих пастбищах, – считают оленеводы.

Ковер из былинок

По бескрайним просторам Кольского полуострова колесят сотни любителей катания на снегоходах. Серебряные брызги чистого снега, много неба и воздуха, никаких правил дорожного движения – красота! А как это отражается на тундре?

– Плохо, – сурово отвечает Владимир Филиппов, заместитель председателя СХПК по производству. – Отсутствие законодательно утвержденных туристических трасс для внедорожной техники позволяет беспрепятственно путешествовать туристам, рыбакам и охотникам по территориям оленьих пастбищ. Часто это создает нам большие проблемы. Например, стадо голов в 800 оленеводы собирают неделями, а один неосторожный подъезд туриста к нему на снегоходе – просто так, сделать снимок на память – за считанные мгновения может стать причиной того, что животные буквально рассыпаются в стороны. И все надо начинать сначала – на месяц работы!

Рыболовный туризм привнес свою ложку дегтя. На семужьих реках построены лагеря. В летнее время практически на всем их протяжении на порогах ловят семгу туристы-рыбаки, которых вертолетом забрасывают до нужных участков. Беда в том, что именно по мелководью порогов проходят пути естественных миграций домашних оленей.

Понимают ли люди, странствующие летом на квадроциклах и вездеходах, что под гусеницами и колесами внедорожников навсегда погибает ковер тундры? Сотканный из мхов и лишайников, которые росли столетиями. Тундру, если за нее не заступиться, очень скоро может постичь участь шагреневой кожи.

…На центральной усадьбе сельхозкооператива кипит работа. Когда она закончится, пастухи уведут стада в Ловозерские тундры до конца апреля.

– Затем, – говорит Филиппов, – спустимся с гор, пройдем лесную зону и к отелу выйдем на равнину.

Отельное место, роддом под открытым небом, находится километров за 80-100 от Ловозера. Там подходящий ландшафт: сухие поляны, но есть и ложбинки, которые уютно укроют рожениц от ветров. В конце мая – июне появляются на свет оленята. Оленеводы будут терпеливо ждать, покуда не отелятся все важенки. А потом начнется новая карусель.

Татьяна Попович

***

Отдохнуть от городской суеты можно в экологически чистом районе Тульской области, в  130 км от Москвы, на  Охотничьей базе "Барсучок". База представляет собой центральную усадьбу с расположенными вокруг домами отдыха для клиентов и баней. Невдалеке удобно спланировано подсобное хозяйство, которое является не только поставщиком экологически чистого питания для клиентов, но и местом отдыха. Здесь можно поохотиться, пострелять по тарелочкам на специальной площадке, покататься на лошадях, полетать на дельталете, отпраздновать событие.

экологический туризм, агротуризм - охотничья база Барсучок

 Развлечения на базе:
– бильярд и бар-караоке;
– спортинг и арбалетный тир;
– лошади, пони, фаэтон, экипаж;
– конное фото-шоу с ловчими птицами и борзыми;
– экскурсионные туры в питомник собак и зоопарк.

Подробнее о базе Барсучок  >>

Другие статьи на эту тему:

Adblock
detector