Главная / Статьи / Вынашивание ловчих птиц

Вынашивание ловчих птиц

Обучение ловчих птиц для охоты называется вынашиванием. В основном оно сводится к тому, чтобы умело использовать природные охотничьи способности птицы путем определенного пищевого режима и приучить птицу к человеку и к окружающей его охотничьей обстановке (лошади, собаке и т.д.).

Обучение ловчих птиц для охоты называется вынашиванием. В основном оно сводится к тому, чтобы умело использовать природные охотничьи способности птицы путем определенного пищевого режима и приучить птицу к человеку и к окружающей его охотничьей обстановке (лошади, собаке и т.д.). 

Надо твердо помнить, что хищные птицы никогда не становятся такими «слугами» своего хозяина как, например, охотничьи собаки. Они ловят не для охотника, а «для себя». Поэтому ловчую птицу нельзя, например, заставить приносить охотнику пойманную ею добычу. Точно так же сытая ловчая птица, за редчайшими исключениями, ловить не станет.

Держание. Обычно начинали вынашивание птицы так называемым «держанием». Для того, чтобы заставить птицу подчиниться человеку, ее ограничивали в пище, лишали света и покоя. На птицу надевали клобучок или сверх того даже надевали описанную выше пеленку. По зорям ее носили на воздухе на руке, не давая заснуть; в помещении ее сажали на обруч, показывая который, не давали птице спать. Такое «держание» продолжалось иногда до 3-4 дней. Птица худела и слабела, а чувство голода вынуждало ее забыть страх и недоверие к человеку, так что она в конце концов начинала брать пищу из рук своего хозяина. При вынашивании следует всемерно избегать всего того, что может испугать птицу. Поэтому ее носят в уединенных и тихих местах. Притрагиваться к птице в это время надо осторожно, чтобы случайно не причинить ей боли. Чтобы не пугать птицу, никогда не следует держать ее на уровне человеческого лица (если она, конечно, без клобучка) и никогда не подходить к ней сзади, а всегда спереди.

Многие птицы пугаются открываемых дверей, поэтому охотник, входя в помещение, где содержится вынашиваемая птица, должен быть очень осторожен. Вынося птицу на руке из помещения, он должен прикрывать ее полусогнутой свободной (левой) рукой.

Говоря о питании, мы уже упоминали о той степени похудания птицы, которой можно достигнуть при вынашивании. Указанный тут способ первоначального воспитания ловчих птиц, широко распространенный в старое время (XVI-XVII век) в России, применяется и теперь, с теми или иными незначительными отклонениями туркестанскими сокольниками.

Но, начиная с XIX века, этот способ все более и более выходит из употребления — и не без основания. Он слишком ослабляет организм птицы, и многие слетки не выдерживают такого способа и погибают уже в первую осень, которую старые охотники считают «критическим» моментом в их жизни.

У дикомытов же и розмытов такое ослабление организма сказывается обычно попоздней, у вынашиваемых осенью — к весне, когда они гибнут в большом количестве. По мнению старых охотников, признаком такого начинающегося или начавшегося истощения птицы, помимо худобы и вялости, являются еще и так называемые «заморы». «Заморы» — пятна на нижней части задней стороны плюсны, напоминающие синяк. Слегка красноватые или синеватые вначале, они затем темнеют и буреют… Позже, в случае выздоровления, которые впрочем редки, у птицы на местах «заморов» кожа отмирает и заменяется новой. Причина этих «заморов» — нарушение обмена веществ из-за голодания птицы. Суровое вынашивание можно, пожалуй, применять — и то осторожно — лишь к наиболее упрямым и диким розмытам, дикомытам и молодикам. При этом надо внимательно следить за состоянием птицы. Продолжать вынашивание стоит только тогда, если через 3-4 дня выясняется, что оно дает известный результат в смысле приучения «воспитанника» к человеку и если оно не вызывает у птицы большого упадка сил.

Добавлю, что иногда птица боится всякого прикосновения человека и старается схватить его клювом или когтями («когтит»). Исправляется этот недостаток поглаживанием груди и боков ловчей птицы крылом птиц средних размеров, например, утки или голубя. Это поглаживание не портит и не пачкает пера птицы и приучает ее к прикосновениям.

Если же пойманная птица упорно отказывается от пищи и дичится человека, то лучше отказаться от попытки ее «выносить» и отпустить ее, так как все равно из нее хорошего, здорового ловца получить не удастся.

К гнездарям и слеткам упомянутого выше «вымаривания» применять вовсе не следует. Гнездарей надо с самого начала приучать к человеку ровным и умелым обхождением, постоянным вниманием и строжайшей пунктуальностью в вопросах ухода и кормления. Таким путем птица привыкает смотреть на хозяина, как на кормильца и «защитника». Нужно как можно чаще находиться вместе с воспитанниками-гнездарями, кормить их из рук или около себя; при кормлении охранять более слабых от более сильных и не допускать, чтобы птенцы дрались или отнимали друг у друга пищу. Иногда им следует приносить подранков или молодых, слабых и плохо двигающихся животных. Птенцы будут пробовать на них свои силы в нападении и умерщвлении живой добычи. Как только летательные способности гнездарей вполне разовьются, следует приступить к их вынашиванию.

Подвабливание. Птицу приучают «ходить на руку». Это упражнение производят в закрытом помещении. На заре или рано утром, пока птица еще не накормлена, ее берут на руку и носят. Опутенки должны быть выровнены и зажаты между пальцами охотника. Тогда достаточно разжать пальцы, чтобы освободить опутенки и пустить птицу. Носить птицу на руке следует так, чтобы локоть руки с птицей не прикасался к туловищу охотника и не передавал бы руке движений и толчков туловища охотника — руку нужно держать спокойно и твердо.

Дело в том, что не только невыношенные птицы, а часто многие из птиц, прошедших уже весь курс обучения, часто боятся движения руки и толчков. Испугавшаяся же ловчая птица может взлететь с руки и упасть, так как ее задержат зажатые в руке охотника опутенки, а это нежелательно и опасно. Птица может при таком взлете ушибить и помять себе крылья или хвост, или, что еще хуже, вытянуть, повредить а порой даже вывихнуть ноги или, как говорят охотники, «сбиться со следей».

Многие птицы становятся таким образом инвалидами и теряют свои охотничьи качества: «сбитые» птицы не могут ни держать, ни убить сильной и энергично сопротивляющейся добычи [Чтобы проверить, не вымотаны ли у ловчей птицы ноги, ее сажают на руку, а затем слегка потягивают за хвост. «Сбитая» птица при этом скользит назад, а здоровая упорно и крепко держится на месте, иногда даже взмахивает крыльями и припадает вперед.]. Поэтому нося птицу, надо избегать всего того, что может ее испугать. Если птица испугалась, то немедленно следует возвращать ее на руку. 

 

Чтобы посадить на руку слетевшую и повисшую вниз головой птицу, нужно бережно подхватить под грудь ладонью свободной руки. Чтобы приучить птицу взбираться на перчатку, можно подхваченную под грудь птицу опереть грудью о перчатку и затем отнять левую руку. Совершенно недопустимо дергать взлетевшую птицу рукой вниз за опутенки или должик — от этого птицы также «сбиваются» с ног, как и при повисании. Очень беспокойным птицам опрыскивают водой грудь и брюхо, для чего охотник набирает воды в рот и брызгает на птицу.

Последствия таких взлетов с руки тяжелы (хотя собственно говоря, эти взлеты бывают нечасто и большинство птиц не имеют этой привычки), так что иногда лучше до того, как брать птицу на руку, приучить ее к себе путем ношения в руках в пеленках [Надо помнить общее правило пеленания хищных птиц — сытую птицу с полным зобом пеленать нельзя].

Признаком окончания первой стадии приучения ловчей птицы, продолжающейся у некоторых 4-5 дней, а у других — и неделю, служит то, что при приближении к ней птица не вертит головой и не делает движений плечами, показывающих попытку улететь.

Упражнение в хождении на руку состоит в том, что, поносив птицу на руке, начинают ее кормить на перчатке. Кормят с руки куском мяса, зажатым в перчатку. Самый удобный кусок — это оторванное с частью грудных мышц крыло птицы величиной с голубя; лучше для этой цели употреблять правое крыло, которое, при держании его в правой руке за маховые перья, ляжет мясом вперед — это удобней для охотника.

Смирные птицы начинают делать поклевки с рук охотника с первого раза. Другие дичатся и начинают клевать лишь вечером, при искусственном освещении. Но бывают птицы, которые не клюют два, даже три дня. Им надо постоянно предлагать корм из руки. Если же они не возьмут корма и вечером третьего дня, то придется, посадив их на стул или колодку, положить рядом с ними мертвого мелкого зверька или птичку — иначе «воспитанник» потеряет слишком много сил.

Следующее упражнение такое. Во время еды у птицы, незаметно, отнюдь не резким движением, отнимают мясо и прикрывают его свободной рукой. Птицу сажают на нашесть или на стул и, придерживая ее за должик, показывают отнятую еду и подманивают на перчатку, заставляя ее перейти на нее. При этом рука с мясом держится около самой птицы, несколько пониже ее. Птица переходит или перескакивает на руку — ей дают сделать несколько поклевок (но отнюдь не досыта) и затем повторяют это упражнение, пока птица не съест свою порцию целиком. Такое подвабливание можно делать за один прием до 10 раз подряд. Подманивая птицу, полезно начать ее приучать к позыву (старые русские сокольники кликали птицу «ау, ау») или по свисту. Последний делается протяжно, губами или при помощи свистка, но всегда совершенно одинаково, чтобы облегчить птице запоминание значения этого позывного звука.

Описанные выше уроки повторяются при каждом кормлении. Если птица непослушна, то ее следует настойчиво заставлять переходить для поклевки на руку, здоровых и жирных птиц, не подчиняющихся сокольнику, можно даже лишить очередной порции. При приучении к кормлению на перчатке никоим образом нельзя позволять «ученику» уносить пищу с руки учителя.

Следующие этапы обучения сводятся к тому, чтобы приучить птицу идти за едой на руку уже не на расстоянии должика, а на большем. Первый шаг к этому — «подвабливание» птицы на небольшом расстоянии, но с отвязанным от колодки или стула должиком. Эти упражнения переносятся уже на открытый воздух, причем к должику привязывается различной длины шнур. В XVII веке это упражнение называли «вабить с вервием». Первые упражнения в поле надо начинать под вечер, в тихом и спокойном месте. При этом надо соблюдать правило: не подвабливать птицу под ветер и против солнца (после содержания в полутемном помещении в первом периоде вынашивания, по-видимому, это ей очень неприятно и вредно). Ветер сзади приводит в беспорядок оперение птицы и беспокоит ее, а сильный ветер срывает птицу с руки или заставляет ее проноситься мимо. Перед упражнением птицу «выдерживают» (не кормят). Птицу подманивают постепенно на все большем и большем расстоянии — 20,30 и до 100 метров.

«Подвабливая» птицу на расстоянии, охотник вытягивает от себя руку и время от времени машет кистью.

Самое трудное в этом упражнении — приучить птицу идти на руку на расстоянии в 5-6 метров. Очень часто птица, хорошо переходившая на руку в закрытом помещении на расстоянии должика, при первых упражнениях в поле оказывается невнимательной и непонятливой, не дает охотнику подойти и пытается улететь. Но когда первые трудности преодолены, то в дальнейшем и при увеличении расстояния «хождение на руку» достигается легко. Эту стадию обучения можно считать законченной тогда, когда птица летит на «позыв» или на «посвист», не видя мяса в руке. Обычно на это нужно затратить от 2 недель до месяца.

Для соколов и кречетов имеется еще один этап предварительного приучения — замена руки вабилом. Сокола (на шнурке) сажают на стул или на землю, или на перчатку помощника. Затем вабило бросают вверх, сперва на близком расстоянии, метра в 3-4, потом на более далеком. Сначала вабило бросают на землю около птицы и ей дают поклевать «ввязанного» на нем мяса. В дальнейшем при увеличении расстояния птица приучается налетать на вабило, причем при каждом упражнении она получает на нем несколько поклевок. Подманивание вабилом сопровождается «позывом» или «посвистом». 

 

Попутно следует приучать ловчих птиц к людям, лошадям и собакам. Для этого сокольник носит птицу по таким местам, где можно встретиться с людьми, или ходит в сопровождении кого-либо. К лошадям ловчие птицы привыкают легко — для этого надо ездить, держа птицу на перчатке, а затем несколько раз перевабить ее на седло лошади или на руку верхового охотника. Тут только надо иметь в виду, что иногда лошади боятся птиц, в особенности звона бубенцов, и что в других случаях подвабливаемая ловчая птица, будучи посаженной на седло или не сев по той или иной причине на перчатку охотника, садится на холку или на круп лошади и при этом может поцарапать ее когтями. Во избежание последнего, лошадей для соколиной охоты лучше седлать седлом с широким вальтрапом.

Для приучения ловчих птиц к собакам надо при вынашивании птиц как можно чаще брать с собой собак, но строго наблюдать за тем, чтобы собаки не пугали птиц и относились к ним, как говорят охотники, «вежливо». При таком обучении ловчие птицы не только перестают бояться собак, но узнают и понимают действие собаки на охоте (поиск и стойку) и в соответствии с этим действуют. В особенности это относится к ястребам. Известен даже случай, когда ястребы-перепелятники при горячем поиске собаки слетали с перчатки сокольника и перемешались на спину идущей собаки и с нее уже срывались за вылетевшей птицей.

Чтобы покончить с изложением основных правил первой стадии вынашивания ловчей птицы, надо добавить несколько слов об употреблении клобучка. «Клобучечить» в старой соколиной охоте было принято соколов и кречетов; в Туркестане клобучки надеваются только беркутам и очень редко — соколам. Ястребы — большие и малые — вынашиваются и притравливаются без клобучков. Приучать птицу к клобучку следует с самого начала вынашивания. Первый раз надевать клобучок лучше вечером, когда птицы более спокойны. Если птица сбрасывает клобучок, его следует спокойно надеть снова и повторять это до тех пор, пока птица не перестает сбрасывать. После этого птицу оставляют сидеть по нескольку часов подряд в клобучке. С вечера клобучки должны сниматься, чтобы дать отдохнуть птице и, что не менее важно, не затруднять ей нормальное сбрасывание погадки. Дальнейшие упражнения состоят в том, что птице несколько раз через определенные промежутки времени надевают и снимают клобучок.

Когда птица к клобучку привыкла, тогда ее «клобучат» лишь отправляясь в поле на охоту.

Залов и притравливание. Следующим этапом обучения ловчей птицы является притравливание, носящее у соколиных охотников специальное название «залова» или «залавливания». Первыми шагами притравливания гнездарей является кормление живыми животными, которых бросают в закрытом помещении, в сарае или в той комнате или садке, где гнездари содержатся.

Справляться с такими животными гнездари начинают очень скоро, но это не дает еще никакой уверенности в том, что они бросятся на точно такое же животное в поле. Часто при первом уроке «залова» птица, воззрившись на внезапно появившуюся дичь, не пытается даже слететь за нею.

Для притравления («правления», по старинному выражению) должны употребляться звери и птицы такой величины, которая соответствует той дичи, на какую предназначается ловчая птица. При этом однако, особенно на первых порах, следует избегать сильных экземпляров, с которыми неопытная ловчая птица может не справиться; «проловив» же добычу на первом уроке, ловчие птицы как правило совсем не берут тех зверей и птиц, на которых неудачно пробовали свои силы. Поэтому при притравливании на крупного зверя азиатские сокольники начинают уроки залова с того, что напускают птицу на чучело (грубо сделанная фигура с накинутой на нее шкурой) соответствующего животного, прикрепив к голове его мясо. Так именно притравливают в Туркестане и Персии беркутов на джейранов и коз, а тетеревятников и балобанов — на джейранов.

Обучение ястребов и балобанов охоте на зайцев надо начинать с зайчат и полувзрослых экземпляров. Первоначальное притравливание к птицам средней величины начинают с голубей или кур. Притравливание малых ястребов можно начинать с перепелок.

Для приучения беркутов к промысловой охоте за зайцами, козами, лисицами и волками пользуются особо изготовленным чучелом соответствующего животного. С тушки зайца, джейрана или козы снимается шкура до головы. Голова оставляется при шкуре, а тушка отрезается. Затем из головы вычищается мозг и удаляется язык и глаза. Глазные отверстия черепа расширяются так, чтобы получились два отверстия диаметром сантиметра в два. Шкура до шеи набивается соломой (в шее остается отверстие) и зашивается. Изготовленное таким образом чучело подсушивается. Перед притравливанием в голову чучела набивают рубленное мясо, так чтобы оно торчало из расширенных глазных щелей. Подвабливая беркута, ему показывают чучело. Орел-гнездарь сначала боится чучела, но потом голод берет верх и он, хотя и приподнимая перья на голове и шее (признак страха), но хватает чучело «емью» и начинает клевать торчащее мясо. Охотник же подсовывает орлу мясо через оставленную в шее дыру. Через 2-3 урока беркут уже смело бросается на чучело, хватает его и приучается клевать мясо через глазные отверстия.

Затем описанную тут искусственную голову заменяют настоящей заячьей головой с раздробленным черепом.

Чучело начинают волочить на шкуре или веревке и заставляют беркута хватать его с разлета. Молодой орел при этом хватает приманку одной емью и, балансируя крыльями, старается остановить ее движение и в то же время клюет торчащее из глазниц мясо или настоящие глаза. Получается уже настоящий орлиный охотничий прием. Следующие упражнения продолжаются верхом на лошади. 

Притравливание к волку и лисице начинается с кормления беркута на собачьей или лисьей или волчьей голове, изготовленной указанным выше образом. Затем применяют чучело из волчьей или лисьей шкуры и действуют так же, как и с зайцем или джейраном. Некоторые охотники притравливают беркутов к волкам и лисицам при помощи «залова» беркутом собак, иногда связывая последним челюсти. Большинство охотников — и справедливо — считает однако такое притравливание вредным, так как в результате орел будет не столько ловить волков и лисиц, сколько бросаться на собак и успешное применение его на охоте станет весьма проблематичным.

Вообще при притравливании птицы поступают так: на первом уроке залова птица должна быть «выдержанной», голодной. Лучшее время для притравливания — вечер, летом после 6 часов вечера, осенью раньше. Накануне птицу кормят в ползоба, не больше, а днем назначенного для притравливания дня вовсе не кормят. Должик у ученика заменяют длинным шнуром в 5-6 метров. Охотник сажает птицу и манит ее «позывом» или «посвистом» метров на 50-60, а затем подвабленной птице бросает добычу, которой также привязывают к ногам шнурок или бечевку.

Соколов, кречетов и балобанов следует при этом сбрасывать с руки («откидывать», по выражению старых сокольников), т.е. слегка подкидывать, вытянув руку и тщательно избегая всякой возможности для слетающей птицы помять себе перья, в особенности на крыле. Ястребы слетают с руки сами, но при спуске их за взлетевшей или побежавшей добычей полезно делать рукой легкий взмах — движением локтя или кисти. Приучая ястреба к этому движению, имеют целью заставить его воззриться на добычу. Без этого ястреб может иногда просмотреть ее, если его внимание чем-либо отвлечено.

Очень важно не задержать случайно взлетающую ловчую птицу, так как, во-первых, при этом можно вывихнуть или растянуть ей ноги, а во-вторых, будучи задержанной, на

взлете, она может ускорить привычку «усиживать», т.е. вовсе не бросаться за добычей, очевидно полагая, что ее опять не пустят. 

 

Туркестанские охотники, кроме сбрасывания или спуска птицы с руки (у узбеков это называется «достакы»), применяют изредка и другой образ действия. Они берут мелкую ловчую птицу (перепелятника) в руку и бросают его за добычей. Этот способ называется «мушляб» и требует от охотника большой ловкости и осторожности.

На первом «залове» птицу надо накормить на добыче. Для этого ей сначала дают возможность сделать несколько поклевок. Затем охотник, тихо и осторожно, но никоим образом не крадучись, идет к птице (отнюдь не сбоку или сзади, а обязательно спереди) и отнимает у нее добычу, заменяя ее подсунутым вабилом или оторванным с мясом крылом птицы и дает птице наклеваться в ползоба.

При притравливании малых ястребов к перепелам применяют такой способ. Когда ястреб клюет пойманную перепелку, охотник, подойдя к нему указанным выше образом, отрывает у перепелки голову и затем, взяв эту голову в правую руку, выдавливает через затылочное отверстие мозг. Голову перепелки подставляют ястребу, который начинает клевать мозг, а перепелку в это время, не отнимая у ястреба, берут в левую руку. Ястреб клюет голову перепелки, а охотник правой рукой хватает плюсны ястреба и нажимает большим и указательным пальцамя сгибатели пальцев (т.е. сухожилия, сгибающие пальцы у птиц) у самого места прикрепления пальцев к плюсне. Ястреб разжимает еми, а охотник принимает перепелку, а затем берет ястреба на руку. После «залова» 2-3 перепелок ястребу надо дать наклеваться в «ползоба», для чего или специально носят с собой мясо, или дают поклевать пойманную перепелку.

Аналогичным образом отнимают добычу и у других ловчих птиц средней величины.

С беркутом же поступают иначе. Выезжая на притравливание или на охоту, охотник берет с собой в мешке кусок мяса или заячью голову, набитую мясом, или даже заячье чучело. Пойманного беркутом зайца или лису прикрывают левой рукой перед клювом орла, а правой подносят ему мясо или набитую заячью голову. Беркут перемещается на руку, а в это время добычу отнимают и прячут в мешок у тороков.

После того, как орел сделал несколько поклевок, его берут за опутенки и «клобучечат», приманку же прячут обратно в сумку. Так же отнимают у беркута и волков (которых как иногда и лисиц, приходится прикалывать).

При притравливании нередко выясняется скверная привычка ловчей птицы — клевать добычу («зобать», как говорилось в старину), скрываясь от охотника. Еще хуже, если ловчая птица обнаруживает наклонность к «носке», т.е. стремится подниматься с добычей и улетать прочь, когда к ней приближается охотник, повторяя такой маневр несколько раз. При вынашивании надо стараться избежать этого тем, что к ногам приманки привязывается шнур, за который и придерживают добычу, заловленную такими непослушными ловчими птицами. Если при этом ловчая птица будет стараться унести добычу, то она вырвется у ней из емей. 

 

На первых порах у хорошо летающих птиц, на которых учат ловчих птиц залову, привязывают к ногам палочки или прутики, затрудняющие полет. Туркестанские сокольники для той же цели употребляют птиц с поврежденными крыльями. Этот способ, впрочем, применялся и русскими охотниками.

С каждым уроком эти палочки берутся все более и более легкие, так что «ученик» должен будет постепенно развивать свою быстроту и энергию.

Так как для некоторых видов охот напускается 2 или 3 птицы одновременно, а в других случаях, например, по нескольким штукам поднятой дичи (по волчьему выводку или по гусиной стае) — также можно пустить несколько ловчих птиц, то необходимо притравливать в поле несколько птиц сразу. Одновременно притравливать можно только тех птиц, которые уже прошли весь курс одиночного обучения. Для этого обучаемых птиц сажают рядом и подвабливают на вабило. Подлетевшим «ученикам» подбрасывают голубя или курицу на бечевке или шнуре. Задача охотника — не допускать ссор и драк между будущими сотоварищами по напуску. Для этого после окончания залова необходимо дать клевать всем его участникам как поймавшему, так и не поймавшим птицу. Такие упражнения повторяются до тех пор, пока ловчие птицы не привыкнут друг к другу и не станут при нападении на добычу координировать свой действия. Соколы при этом чередуют свои нападения, называемые в охоте «ставками»: как только один из них ударит птицу и станет взмывать вверх, ударяет добычу следующий и т.д. Такого попеременного «боя» не выдерживают даже самые крупные и сильные птицы — лебеди, гуси, цапли и журавли.

Упомянем еще о некоторых особых приемах притравливания. Наиболее сложно — не встречающее у нас теперь применения — притравливание птиц к тем видам животных, на которых они «на свободе» не нападают. Поэтому в былое время верхом искусства вынашивания считались напуски соколов и, в особенности кречетов, на коршунов, сарычей, луней и других хищников, или перепелятника — на ворону, или, наконец, соколов на цапель. Притравливая ловчих птиц к такому роду добычи, старались последнюю обезвредить: обстригали хищным птицам когти и перевязывали клюв; в XVII веке в Москве при пробном напуске соколов на коршунов, последних ослепляли, а цаплям и воронам надевали соответствующие приспособления на клюв.

Притравливание соколов к диким гусям начинают с того, что учат их нападать на домашних гусей, выбирая из них экземпляры, сходные по окраске с дикими. Гусей этих несколько дней держат на уменьшенной порции пищи с тем, чтобы в поле при встрече с соколом они оказывали ему меньшее сопротивление.

После такой подготовки гусей в мешке или в клетке, накрытой каким-либо куском материи, вывозят в поле, выпускают и заставляют их взлететь, а затем пускают на них сокола. Хороший сокол уже при притравливании старается сбить на землю нескольких из поднявшихся гусей: наносит удар одному, взмывает, бьет другого и т.д. Нужно иметь в виду, что при притравливании начинающий сокол обыкновенно не убивает гусей, да и не надо давать ему это делать; если сокол спускается с гусем, то ему надо скорей давать вабило.

Если приучение гнездарей — дело сравнительно легкое, а приучение розмытов и дикомытов — трудно, то при притравливании мы имеем обратное. Легче всего притравить птицу, уже ловившую на воле. Но и тут бывают исключения. Некоторые дикомыты, попав в неволю, как бы разучиваются нападать на живую добычу. Птицы, имеющие уже свою охотничью практику, часто с большим трудом, чем гнездари и слетки, притравливаются к добыче, ловить которую они по той или иной причине не привыкли на воле; это имеет, например, место при притравливании тетеревятника — к зайцам, сокола — к цаплям и журавлям, беркута — к волкам. 

Аксаков С.Т.

Adblock
detector