Настоящему индейцу, по-любому, все ништяк

Настоящему индейцу, по-любому, все ништяк

Олег Смогельский – настоящий оренбургский индеец. «Ранчо», где он работает, расположено недалеко от города, но переступив его порог, будто попадаешь в вестерн и перестаешь чувствовать себя городским жителем. Олег с женой работают в частном конном клубе. Сейчас Олегу 48 лет, у него любимая работа, она же хобби, ковбойская шляпа с полями, лук, рыжий конь Альбано, верный пес Фокс и жизнь настоящего индейца.

Как стать краснокожим

Олег и его жена Светлана работают в частном конном клубе, который организовал Виталий Первушин (он когда-то брал уроки верховой езды у Олега, и его так очаровали лошади – эти красивые, умные и благородные животные, — что он решил построить собственное «ранчо»). Впрочем, работой эту любовь к лошадям назвать очень сложно, хотя в клубе 12 особей, за которыми супруги присматривают.

оренбургский индеец Олег Смогельский

Олег показывает свое уютное ранчо.

Сейчас Олегу 48 лет, у него любимая работа, она же хобби, ковбойская шляпа с полями, лук, рыжий конь Альбано, верный пес Фокс и жизнь настоящего индейца.

А все началось в 70-е, когда по телевидению на весь Союз гремел фильм «Чингачгук – Большой Змей»; он настолько впечатлил паренька, что изменил всю его жизнь. С десяти лет Олег начал заниматься конным спортом, стрельбой из лука и многим другим, например, легкой атлетикой. Позже подростковое желание быть похожим на Зоркого Сокола переросло в нечто большее.

оренбургский индеец Олег Смогельский

Олег легко попадает в пачку от сигарет с 20 метров

— Я профессионально занимался конным спортом почти 30 лет, но постепенно пришел к мысли о том, что делаю что-то неправильно, — вспоминает Олег. — Скачки и прочие соревнования на лошадях за награды и медали не имеют ничего общего с жизнью индейцев.

Олег ушел из спорта, хотя ему прочили блестящий успех. Но молодой человек понял, что его отношение к лошади идет вразрез со спортивными реалиями.

Сейчас Олег не жалеет, что бросил карьеру спортсмена, — зато он сумел наладить такие гармоничные отношения с животными и природой, которые были у индейцев.

Как и положено настоящему краснокожему, Олега по жизни сопровождает верная скво – любимая жена Светлана. Далеко не всякая женщина смирится с тем, что ее муж променял карьеру на стадо лошадей, а деньги и славу – на бревенчатое ранчо за городом. Но Светлана прошла тот же путь, что и муж – сначала попала в профессиональный спорт, а затем из-за любви к животным ушла. И это притом, что женщина получила образование… программиста! Но эта профессия ее совсем не привлекла.

оренбургский индеец Олег Смогельский

Костер в типи и "трубка мира" — досуг настоящего индейца.

— Я потеряла многих друзей со времен учебы, потому что они не поняли мой образ жизни, — вспоминает женщина. — Сейчас общаюсь лишь с немногими коллегами из спорта и, конечно, с лошадьми. Другого счастья я себе не желаю.

Раньше супруги жили в городе, но в квартире только ночевали, посвящая все свое время клубу. А потом и вовсе продали недвижимость и перебрались поближе к лошадям. Теперь бревенчатое ранчо — не только их работа, но и уютный дом, где на стенах развешаны портреты лошадей и волков, луки, стрелы и перья, а во дворе стоит типи — традиционное жилье, которое глава семьи построил сам.

Кстати, дочь «индейцев» живет и учится на экономиста в Оренбурге, среди нас, простых бледнолицых. Но родители замечают, как ее тянет к лошадям и природе, и думают, что она повторит их судьбу.

Лошадиные силы

— Лошадь и человек у краснокожих – одно целое, — рассказывает Олег. — А сейчас животных зачастую используют в качестве спортивного снаряда, заботясь лишь о тренировках и победах. Мало кто знает, что в дикой природе коню достаточно проскакать не больше пятисот метров – за это расстояние его либо догонит хищник, либо он оторвется. Других вариантов нет. В спорте же дистанции и физические нагрузки не соответствуют природным возможностям лошадей.

оренбургский индеец Олег Смогельский

Любопытный Монстрик, конь Светланы, заинтересовался объективом камеры

Олег против любых вмешательств в природу лошади, даже таких привычных, как, например, подковывание и расчесывание хвостов! Оказывается, подковы плохо влияют на работу сердца, от частого расчесывания выпадают волосы, а от попоны нарушается терморегуляция. А еще лошади – животные социальные, для них важно тактильно ощущать «соплеменников» — почесывать друг друга и тереться. Но, к сожалению, испокон веков повелось держать лошадок в тесных закрытых стойлах, где им одиноко. Зато в клубе у Олега 12 красавцев свободно бегают по загону, играют и резвятся в любую погоду, ведь им не страшен ни снег, ни дождь. В клубе сделали все, чтобы максимально приблизить условия содержания к естественным, и это сразу заметно по довольным мордочкам красавцев и их игривому настроению.

Встреча с Зорким Соколом

Каково же было удивление супругов-индейцев, когда они узнали, что в Оренбург приезжает сам Гойко Митич – тот самый Зоркий Сокол и Чингачгук, который так повлиял на жизнь Олега! Они подготовили встречу и устроили заморскому гостю экскурсию по своему ранчо.

оренбургский индеец Олег Смогельский

Оба индейца — германский и оренбургский — в отличной форме

Митич пробыл у Смогельских почти три часа и все это время не переставал удивляться, как в российском городе живут такие увлеченные люди.

— Сначала мы сидели в типи, где развели костер, и общались, — рассказывает Олег о встрече с кумиром. — Ему было очень приятно, что я так знаком с его биографией. Ну еще бы – он же герой моего детства! Тогда ведь не было ни Бэтменов, ни Суперменов, поэтому появление индейского вождя просто потрясло умы советских школьников.

Кстати, Олег убедился, что Гойко в свои 70 лет в прекрасной физической форме. И это неудивительно, ведь всю жизнь актер снимался без дублера, сам исполнял сложные акробатические трюки и восхищал зрителей рельефной мускулатурой.

Два индейца – оренбургский и германский – постреляли из лука, Олег рассказал о лошадях, о своей жизни, а Гойко так растрогался, что даже принялся петь!

— Он включил некоторые треки на своем мобильном телефоне и начал тихонько подпевать, — рассказывает Олег. — Кстати, голос у него замечательный.

А вот зажечь легендарную трубку мира Зоркий Сокол отказался, он признался, что это было самым сложным на съемках, ведь он никогда не курил.

оренбургский индеец Олег Смогельский

Такое седло — мечта любого наездника

Незадолго до приезда гостя Олег заказал за границей дорогое ковбойское седло. Шикарное кожаное изделие показалось мужчине лучшим местом для автографа кумира — он протянул Митичу гвоздь, чтобы тот нацарапал на нем свое имя.

— Тот стал возмущаться, мол, рука не поднимется испортить такую вещь! — вспоминает Олег. — Но потом все же расписался гвоздем по седлу. И с каждой новой буквой, которую он выводил, стоимость седла все росла и росла. Но я его, конечно, ни за что не продам, ведь это память о встрече с человеком, который изменил мою жизнь.

оренбургский индеец Олег Смогельский

Седло с автографом кумира не для продажи

оренбургский индеец Олег Смогельский

Лук и стрелы сделаны по технологиям краснокожих из кости, дерева, кожи и органического клея

оренбургский индеец Олег Смогельский

Лошади, которых не заставляют тренироваться, резвятся сами по себе

оренбургский индеец Олег Смогельский

Возле кормушки в стаде разборки — кто самый главный?

оренбургский индеец Олег Смогельский

Альбано с удовольствием гарцует и позирует

оренбургский индеец Олег Смогельский

Олег здоровается с питомцами "за руку"

оренбургский индеец Олег Смогельский

Кони внимательно слушают и понимают все, что говорит Олег

оренбургский индеец Олег Смогельский

Альбано и Монстрик в ожидании морковки

оренбургский индеец Олег Смогельский

Одна из кошек облюбовала седло с подписью Митича

оренбургский индеец Олег Смогельский

Фокс — верный преданный пес Олега — спокойный и невозмутимый

оренбургский индеец Олег Смогельский

Это не картина на стене, а вид из окна кухни, который никогда не надоедает хозяевам

оренбургский индеец Олег Смогельский

Интерьеры ранчо выдержаны в индейском стиле

оренбургский индеец Олег Смогельский

Шкуру волка Олегу подарили, а сам он говорит, что может убить животное только из-за сильного голода

оренбургский индеец Олег Смогельский

Типи устроено так, что дым от костра сразу выходит наружу и не разъедает глаза

оренбургский индеец Олег Смогельский

Самое сложное — стрелять из лука на скаку

оренбургский индеец Олег Смогельский

Для Митича "трубка мира" была самой большой проблемой на съемках

оренбургский индеец Олег Смогельский

Все животные на ранчо живут в мире и любят поиграть друг с другом

оренбургский индеец Олег Смогельский

Еще одна обитательница ранчо — сова Софа. Смогельские нашли ее в лесу со сломанным крылом

province.ru

Оцените статью
Adblock
detector