Главная / Новости / Трудности оленеводства

Трудности оленеводства

В середине 80-х годов в Камчатском совхозе Карагинского района насчитывалось до 25 000 оленей. На сегодняшний день на тундровых просторах района выпасается около 3 000 оленей.  В чем же причина сокращения оленепоголовья? За свой образ жизни оленеводы Коми будут получать по четыре тысячи рублей. Белорусское Брашевичское лесничество занялось  разведением пятнистых оленей.  Приобрести  там животное, занесенное в красную книгу,  может  каждый желающий. В Незаевском районе бывший егерь приручил олениху.

Трудности оленеводства

Камчатка: кризисная ситуация в оленеводстве Карагинского района

Именно такую оценку даёт сложившейся в настоящее время ситуации в оленеводстве Карагинского муниципального района Камчатского края экс-депутат Думы Корякского округа Алексей Апполон, возглавлявший с 2004 по 2007 годы комитет по вопросам коренных малочисленных народов Севера (КМНС).

«Я могу назвать приблизительно данные поголовья оленей, которое насчитывалось на момент распада оленесовхоза «Карагинский». Тогда все олени, находящиеся в собственности этого крупного сельхозпредприятия, были поделены на три части – рассказывает Алексей Апполон, – в совхозе осталось 7 000 голов животных, в сельхозартели «Дружба» – 5 300 голов и в хозяйстве «Шаманка» – 2 500 голов.

В середине 80-х годов в совхозе «Карагинский» насчитывалось до 25 000 оленей. Во времена расцвета карагинского оленеводства совхозные табуны выпасались на тундрах в бассейнах рек Дранка, Макарьевск, Карага, и дальше на север до границ с Пенжинским и Олюторским районами Камчатки. Забой проводили в двух забойных пунктах в Оссоре и в Ильпыре. Забивали ежегодно до 5 000 голов.

Сегодня на тундровых просторах нашего района выпасается около 3 000 оленей. Проблем нехватки свободных пастбищ нет как таковых, но поголовье оленей продолжается стремительно сокращаться. В магазинах в продаже оленины нет. А на «чёрном» рынке в Оссоре килограмм оленины стоит 380 рублей. За последнее десятилетие выросло поколение детей, которые не знают вкуса оленины».

Как считает Алексей Апполон, ответить на вопрос в чём причина сокращения оленепоголовья однозначно нельзя. Здесь много составляющих. Первая в том, что у хозяйств сегодня нет денег на аренду вертолётов для отстрела волков, которые наносят существенный урон оленеводству. Отколовшиеся во время пурги или травежа табунов волками косяки оленей становятся лёгкой добычей браконьеров.

Оленеводство весьма затратная отрасль сельского хозяйства. Тех субсидий, которые выделяются на поддержку оленеводства, как считает Алексей Апполон, недостаточно. Существенную поддержку той же артели «Дружба» могли бы дать доходы от реализации рыбы промыслом и переработкой, которой занималось это хозяйство. В результате проведённых конкурсов по закреплению рыбопромысловых участков это предприятие лишилось возможности на долгие годы заниматься выловом лосося.

«Белое безмолвие» – таким будет представляться в скором будущем огромная территория тундры, если районные власти не примут экстренных мер по спасению карагинского оленеводства.

Между тем, в середине 1940-х годов поголовье оленей на острове Карагинском насчитывало до четырёх тысяч, напоминает Информационный центр «Лач» прайцентра Оссора. Только на острове! И это в то время, когда страна только начала восстанавливать своё хозяйство после самой страшной из войн в истории человечества. В то время не было спутниковых телефонов, снегоходов, вездеходов и вертолётов. Но была ответственность должностных лиц и рядовых оленеводов перед законом за порученное дело, отмечает координатор информационной сети коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока России Ирина Курилова. Сегодня, к сожалению, многочисленные рапорты и отчёты в краевой центр затмевают ту реальную печальную картину, которая сложилась в карагинском оленеводстве.

ДВ-Росс

***

В Коми насчитывается более 65 тысяч оленей

Оленеводы Коми будут получать по четыре тысячи рублей за свой образ жизни. Тем самым республика присоединяется к регионам, где это уже практикуется, в первую очередь, к соседям — НАО.

Кочевой и полукочевой образ жизни оленеводов нуждается в компенсации, и Республика Коми её предоставит. Это предусмотрено законом об оленеводстве, который в четверг, вероятнее всего, будет принят во втором — последнем — чтении, после чего поступит на подпись Главе РК.

Федерального закона об оленеводстве нет, но свои законы о нём приняты уже в девяти субъектах Федерации. Коми вот-вот присоединится к ним, и тогда республиканский бюджет пополнится новыми статьями расходов. Как следует из законопроекта, имеющегося в распоряжении «Красного знамени», в 2011 году таковые расходы начнутся уже в мае и составят до конца года 40 миллионов рублей.

Самой затратной (10 миллионов) окажется геоботаническое обследование территории оленьих пастбищ площадью 3,04 миллиона гектаров для ОАО «Птицефабрика «Интинская», ГУП РК «Абезь» и «Петруньское». 9,3 миллиона составят субсидии на поддержку оленеводства по ставке на одну голову январского оленя, а 7,8 миллиона – как раз те самые компенсации за образ жизни из расчёта четыре тысячи рублей в месяц на человека.

По данным разработчиков документа, претендентов на подобную компенсацию в Республике Коми — 245 человек. Как пояснила «Красному знамени» ведущий специалист отдела животноводства Минсельхозпрода РК Ольга Канева, в подавляющем своём большинстве это работники ООО и производственно-сельскохозяйственных кооперативов. В соседнем с Коми НАО на аналогичную добавку могут рассчитывать также семейно-родовые ненецкие общины, каковых в РК попросту нет. В 2010 году в Ненецком округе ставка компенсации за образ жизни, по данным Каневой, составляла 2,5 тысяч рублей на человека в месяц.

Как заявил первый заместитель председателя Государственного Совета РК Валерий Марков, представлявший в среду законопроект на заседаниях парламентских комитетов, в дальнейшем господдержка оленеводства обретёт форму целевой республиканской программы. Уже произведён расчёт для 2012 года: общая сумма 69,6 миллиона рублей, субсидии на поддержку собственно оленеводства — 26,7 миллиона, компенсации за образ жизни — 11,8 миллиона из расчёта всё тех же 4 тысяч на душу. Расчёт субсидий ведётся из ставки 400 рублей за голову. Таким образом, разработчики закона насчитали в Коми 66 750 оленей.

Валерий Марков выразил надежду, что новая ЦРП будет разработана до того, как Минфин начнёт верстать проект бюджета следующего года.

Валерий Валентинов
Красное знамя

***

Коза хорошо, а олень лучше

Кого в деревне удивишь коровой или овцой? А вот пятнистый олень на сельском подворье — экзотика. Самца можно купить за миллион рублей, оленуху — за 910 тысяч*, а олень–сеголеток обойдется в 805 тысяч. На днях объявление с такими расценками увидела на брестских сайтах. Оказалось, торгует грациозными копытными, занесенными в Красную книгу, Брашевичское лесничество Дрогичинского лесхоза. Воображая себя хозяйкой агроусадьбы (домик в деревне и вправду имеется), отправляюсь в Брашевичи…

Думала, у меня спросят документы. Уверена была, что не всем позволительно заводить оленя. Но, оказалось, купить «краснокнижника» может любой. И какой–либо справки, подтверждающей, что вы любите животных и в состоянии содержать их сытыми да ухоженными, совсем не требуется.

— Олени — неприхотливые. Особых знаний для ухода за ними не нужно, — лесничий Брашевичского лесничества Александр Король ведет меня к вольеру. Все оленье стадо в 47 голов, завидев нас, рвануло к сетке. Главный лесничий Дрогичинского лесхоза Владимир Важинский кормит рогатого самца хлебом, чтобы я успела сфотографировать. Сейчас самцы спокойные, а во время гона, рассказывают, издают пронзительный свист, становятся на задние ноги и перебирают передними. Много дерутся, нередко погибают от ран. Оттого и ценятся дороже, чем оленухи.

— Пятнистые олени появились в Брашевичах в 1989 году. Здешний лесничий Алексей Казак был экспериментатором, он и завел копытных, — Владимир Важинский вспоминает, что в советские времена проще было с подобными инициативами.

Потом поголовье сократили почти вдвое. За год стадо «съедает» до 10 миллионов рублей. Это стоимость овса. Трава растет в вольерах, сено и ветки заготавливают лесники, со свеклой помогают хозяйства района.

— Если продать 10 оленей, все годовые затраты окупятся, — подытоживает лесничий Александр Король.

И продаются? Конечно. Недавно десяток особей приобрел российский бизнесмен для собственного зоопарка. На Гомельщину отправились несколько самцов и самок — в лесхозы, один — в хозяйство (теперь модно в сельскохозяйственных предприятиях заводить мини–зоопарки), а также в агроусадьбу Витебской области. В нынешнем же году, кроме меня, никто брашевичскими оленями еще не интересовался.

— Прежде оленя промышляли из–за вкусного мяса и рогов–пантов. Оленьи панты дороже пантов марала и изюбра. Но чтобы их заготовка стала рентабельной, необходимо стадо в сотни голов. При небольшом стаде — одни убытки. Что касается заготовки мяса, то олень пятнистый занесен в Красную книгу и охота на него до недавнего времени была полностью запрещена. Грациозные, с изящным телосложением, почти ручные — разве это не польза? — Владимир Важинский считает, что общение с животными делает человека добрее. Трудно возразить. Но мне пока с лихвой хватает в хозяйстве кошки…

Как оказалось, пятнистые красавцы — не единственная достопримечательность Брашевичского лесничества. За конторой растет «панский» парк, а в нем немало экзотов, в том числе кария овальная — единственное в Беларуси подобное дерево–орех, памятник республиканского значения. Рядом со старинным парком лесничество планирует заложить дендропарк с 350 видами деревьев и кустарников. Так, глядишь, в Брашевичи будут приглашать не только за оленями, но и за положительными эмоциями. Места здесь на редкость красивые, и всего в километре трасса Брест — Гомель…

*) Белорусских рублей

Валентина Козлович
Беларусь сегодня

***

Как приручить оленя?

У бывшего егеря Шевченко в хуторе Захоперском Нехаевского района поселилась олениха. Она сразу стала общей любимицей и за восемь месяцев ни разу не попыталась удрать в лес.
Свобода зависит от капусты

В мае прошлого года работники местного лесхоза заготавливали дрова и нашли на вырубке оленёнка. Был он трёх дней от роду – пуповина ещё не отсохла – и почти до смерти заеденный комарами. Матери рядом не было: то ли кто подстрелил, то ли малыша принесло водой издалека. В те дни прошёл бешеный ливень. Лесорубы пожалели малыша и принесли Михаилу Шевченко. Тот любит животных и никого в беде не бросает. Однажды у него жил дикий кабан.
Оленёнок оказался самкой. Назвали Катей в честь племянницы. Девочка такая же любительница зверья, как и дядя. Дома у неё живой уголок с черепахами, попугаями, морскими свинками и рыбками, дети ходят к ней, как на экскурсию. Узнав о находке, девочка тут же прибежала, вместе начали отпаивать и лечить страдалицу.

Сначала Катя выпивала за раз двести граммов молока, потом – два литра. Шесть литров в день. И так выкармливали оленёнка полгода, привыкли друг к другу. Хозяин выходит во двор – она уже бежит и кричит, как ребёнок. Общительная.

Всё лето к Шевченко ходили с Хопра отдыхающие москвичи и питерцы фотографировать оленёнка. Катька не пряталась ни от кого. Потом и вовсе осмелела, стала уходить до Дома культуры, на детскую площадку. Малыши бегают за ней, гладят. Но тут олениха повадилась забредать на чужие огороды, где выросла капуста. Да не нижние листья гложет, а кочаны.

– Пришлось ограничить ей свободу, пока капусту не убрали, – говорит глава Захопёрского сельского поселения Татьяна Волоскова. – Потом выпустили. Мы все её любим, это же наша основная достопримечательность.
Спрашиваю: а как охотники?

– Местные её знают, о приезжих трудно сказать. Есть опасность. Очень просим всех, кто встретит Катьку: поберегите её, она домашняя.
Катька копает картошку

Оленей стрелять запрещено. Правда, браконьерам ничто не указ и недавно они пытались убить здесь лося.

Охотоведы их поймали и оштрафовали. А про Катьку сказали, пусть живёт на хуторе и радует жителей. Однако напомнили, что по закону дикое животное нельзя держать взаперти. Им ответили: олениха – вольная птица, когда захочет – уйдёт.

Зимой Катя кормится крупой и сеном. Больше всего любит жареные семечки, а вообще ест всё – морковь, сушёные груши, сырую картошку. Когда картофель уберут с огородов, Катю пускают подбирать мелочь. Соседи не против.
Пьёт интересно: постучит копытом по воде, будто лёд разбивает, потом уж суёт морду в ведро. Верхняя губа у неё зажила, а нижней так и нет. Комары съели.

А вообще животных у Шевченко полный двор. Катька дружит со всеми, особенно с тёлкой. Так и носятся друг за другом. Ну, а что дальше?

– В лесу она теперь не сможет, к нам привыкла, – думает Михаил Шевченко. – Голос человеческий услышит – сразу идёт. А в лесу убьют, люди у нас какие?

Совсем маленькой Катька была пятнистой, как и положено благородному оленю. Сейчас подросла, и пятна исчезли. Погладить далась и мне. Шерсть жёсткая и в то же время шелковистая, ужас как приятно. С собой у меня были хлеб и пряники, но олениха от всего отказалась. В следующий раз принесу семечек.

Владимир ЧЕРНИКОВ
АиФ-Нижнее Поволжье

Adblock
detector