Главная / Новости / Хроники разрушенного берега от Михаила Кречмара

Хроники разрушенного берега от Михаила Кречмара

Вышли в свет «Хроники разрушенного берега» — книга приморского зоолога и охотоведа Михаила Кречмара. Автор книги за 25 лет побывал во многих северных экспедициях, пешком, на оленях, лошадях, лодках, вездеходах, вертолётах и самолётах покрывал огромные пространства тайги и тундры. Интервью  М.Кречмара РИА "Владтайм".

Автор книги — полевой зоолог, в течение двадцати пяти лет был участником большого количества северных экспедиций, пешком, на оленях, лошадях, лодках, вездеходах, вертолётах и самолётах покрывал огромные пространства тайги и тундры. В каждом инструктаже по технике безопасности, совместной ночёвке с товарищами у костра, долгом и однообразном маршруте он слышал буквально джеклондоновские рассказы о долге, мужестве, терпении, смекалке и выносливости. Равно как и о малодушии, разгильдяйстве, трусости и предательстве (да-да, люди остаются людьми — что в залах Эльсинорского замка, что в Чаунской тундре). Часть этих историй была вполне правдоподобными, часть — маловероятными, а часть звучала совершенно фантастически.

 Михаил Кречмар, автор книги невероятных историй из охотничьего эпоса дал интервью корреспонденту РИА «Владтайм».

— Мы с вами живём в сложном, быстро меняющемся и почти непредсказуемом мире… В коловращении городской жизни, в меняющихся каждый день обстоятельствах, в теленовостях, в сплетнях за чаем у рабочего стола, на досках приказов корпорации, где вы работаете, на перекрёстках проспектов и улиц, в сводках валютного курса и прогнозах погоды — везде, в той или иной форме, скрыта угроза. Угроза потерять работу, лишиться пособия, не продвинуться на ступеньку по должностной лестнице, не получить прибыли со сделки, быть обманутым мошенником или ограбленным бандитом. С каждым днём постиндустриальный мир набирает обороты, и человек, в нем выживающий, как бы пытается удержаться на ободе качающегося колеса истории. Невесёлая картинка, не правда ли?

Так вот, подавляющее большинство героев моей новой книги оказывались в ещё более негостеприимных мирах.В мирах, где они не могли апеллировать к морали или гуманизму, законам социального общежития или просто рассчитывать на дружескую поддержку. В мире, где отсутствовало добро и зло в нашем человеческом понимании, где основными их противниками выступали четыре Стихии — Вода, Земля, Огонь и Ветер. Более того, они попадали в эти миры в результате внезапной перемены судьбы (что само по себе является страшнейшим потрясением для человека); и в значительной степени неподготовленными для предстоящих им испытаний.

Многие из них в первые секунды своего существования в этом ином мире вынуждены были довольствоваться ощущением того что они, да, остались-таки в живых. И более ничем.

 — Кто эти герои?

 — Как ни странно, я говорю здесь не о героях народных эпосов, сказок или научно-фантастических произведений. Я говорю о людях обычных профессий — лётчиках, туроператорах, геологах, охотниках, а в одном случае — даже конторском клерке. Просто в результате несчастного стечения обстоятельств (или чьего-то разгильдяйства) им приходилось оказываться один на один с природой и упорно, с напряжением многих сил, выкарабкиваться из сложнейших ситуаций, которые наш мир считает экстремальными. Далеко не всегда они находились в хорошей физической форме, многие из них были серьёзно ослаблены и даже тяжело ранены. И сложности, с которыми пришлось им столкнуться на своём пути, оказались нисколько не меньшими, нежели у бизнесмена, разорившегося под прессом гангстеров и государства, или у менеджера, потерявшего работу в супермаркете. Но для того чтобы выжить (а многие кроме выживания ещё и ухитрялись выполнять свои прямые, так сказать, производственные задачи), этим людям не пришлось делать практически ничего сверхъестественного. Да, в ряде случаев им пришлось потрудиться руками…

 — Наверное, и ноги стереть до пояса в пеших переходах?

 — Ну, не без этого… А как еще убежать от неприятностей — только ножками. Но в гораздо большей степени им пришлось поработать головой — нестандартность всего происходившего после крушения самолёта или пожара единственного таёжного жилища подразумевает повышенную активность смекалки. Но самое главное — они были психологически подготовлены к любому, пусть даже самому худшему развитию событий. И очень не хотели умирать. Именно за счёт психологической уверенности в победе над силами стихии они остались живы. Собственно, этой с главной мыслью я и обращаюсь к людям, которые теряют работу, разоряются и снова обретают способность трудиться в наших благоустроенных, освещённых и оснащённых общественным транспортом городах.

Слушая эти былины, я стал их записывать, и там, где возможно — проверять их подлинность. Часть этих очерков, которые базируются на наиболее достоверных и проверенных случаях, я предлагаю читателям.

Главное, о чём они говорят, — так это то, что человек способен преодолеть практически любые препятствия — если он целеустремлён, сообразителен и руководствуется принципом «Никогда не сдавайся»!

 — Как японцы Фукусимы?

 — Кстати о японцах. В течение более чем двадцати лет я, как и большинство соотечественников, тем более приморцев, пользуюсь японскими фотоаппаратами, автомобилями, бытовыми приборами. Я работал с японцами как с клиентами и как с работодателями. Меня связывали самые разные отношения с этими людьми, я всерьёз увлёкся их культурой. Всё, что я хочу сказать, — они хорошие соседи, обязательные и держащие своё слово люди, построившие свою собственную замечательную страну. В конце концов, они просто делают хорошие и надёжные вещи, которыми может гордиться любой человек, который что-то делает своими руками. И это здорово! И да, я восторге от того, как они справились с модернизацией страны в то время, когда находились на уровне значительно ниже России, в период отмены крепостного права (реставрация Мэйдзи). И нам у них учиться и учиться. Мне не безразличны ни Япония, ни сами японцы, и уж тем более то, что происходит у них, или, по нашим меркам, на нашем заднем дворе. Они справятся и без нашего сочувствия и наших трёх копеек помощи. Но мне, как человеку, хотелось бы, чтобы они знали — лично мне небезразлично всё происходящее у них дома. И добавлю, что мне японцы гораздо ближе, чем те странные бунтующие чуваки в чалмах на другой от меня стороне Земного шара.

 — Михаил, пару слов о себе?

 — Родился в городе Ленинграде, который потом какие-то идиоты переименовали в Санкт-Петербург. Учился в Ленинграде, Владивостоке, Москве, Фэрбенксе. Работал на Чукотке, в Магаданской области, Корякии, на Аляске, в Хабаровском крае, Приморье и Северной Корее. Изучал бурых медведей, снежных баранов, северных оленей, лосей, тигров, но более всего — людей.

 — Где можно прочесть Вашу книгу?

 — Купить — в Москве. Некоторые мои рассказы — на «Прозе.ру». Там же можете писать мне рецензии. Можете не писать. Мне по фигу.

Хроники разрушенного острова Кречмар

 Отрывок из обрывка одного из рассказов новой книги Михаила Кречмара РИА «Владтайм» публикует с любезного разрешения автора.

…По возвращению Виталий понял, что в напарнике он ошибался. Сергей Бабцев превзошёл самые худшие его ожидания. Может, он и выезжал когда-то с родственниками на промысел, но, похоже, на этом промысле ему даже кашу варить не доверяли. Все наличные пилы — и даже бензопила «Дружба» — оказались «задавлены» в кряжах разной степени мощности, и Рюмину пришлось потратить полтора дня, чтобы высвободить их из цепких древесных объятий. Изба оказалась изрядно загажена, мусор напарник предпочитал выбрасывать сразу за углом, а не выносить на пятьдесят метров в сторону, посуду не мыл, а естественную нужду справлял сразу за домиком. Рюмин сгоряча наорал на него, но про себя поставил на «молодом» крест. По здравому размышлению он даже решил, что нет худа без добра — такой охламон вряд ли разберётся в хитросплетениях промысловой жизни, и Рюмину не составит труда убедить его, что сам он еле-еле сводит концы с концами.

Жизнь, однако, собиралась преподать Рюмину урок. Только он этого пока не ведал.

Так, с переменным успехом в борьбе с природой и компаньоном, прошли три самые важные промысловые недели. Все путики были расчищены от нападавшего на них за лето валежника, старые капканы расставлены и насторожены, изготовлены стационарные площадки для новых ловушек. Рюмин с нетерпением уже ждал снега, чтобы начать лов соболя «под след».

Но раньше снега, как это обычно и бывает, пришёл мороз.

Это был настоящий мороз, не чета лёгким осенним двадцати или даже тридцати градусам ниже нуля. Сквозь атмосферу сюда достал настоящий космический холод. Именно он, наряду с летними комарами и делает эти места абсолютно непригодными для долговременного проживания белого человека. И холод вцепился в этот край света своими когтями до самого марта. Щёлкнули, почти мгновенно, замёрзнув, крупные озёра и большая река. Застонала почва, которую принялись корёжить и пучить грунтовые воды. Заскрипели и затрещали деревья.

А через три дня после прихода холодов Сергей Бабцев сжёг избу.

По материалам vladtime.ru

Adblock
detector