Главная / Новости / 40 лет Птичьему Раю

40 лет Птичьему Раю

40 лет Птичьему Раю

Так называют крупнейший водоем Западной Сибири — озеро Чаны. На его побережье в 1971 году для изучения закономерностей миграций перелетных птиц был организован стационар Биологического института Сибирского отделения АН СССР (ныне — Институт систематики и экологии животных СО РАН).

Птичий Рай. Чановский научный стационар отметил 40-летие со дня основания

Про грипп, самолёты и наших в Италии

Миграционный процесс пернатых интересовал ученых по поводу переносимых птицами вирусов, которые через кровососущих насекомых могут быть переданы человеку. Факт, что птицы переносят сотни различных заболеваний, известен с тридцатых годов прошлого века. Есть и другая версия создания биостанции на Чанах. В конце 60-х остро встала проблема столкновений летательных аппаратов, созданных человеком, с хозяевами небесных просторов — пернатыми. Речь в первую очередь шла о военных самолетах, а ремонт таких машин стоил колоссальных денег. Предполагалось попытаться эту проблему решать, изучая миграционные пути птиц.

Чановский научный стационар, судя по карте птичьих миграционных маршрутов, действительно представляется настоящим орнитокурортом для водоплавающих и околоводных видов. Для одних пернатых — это транзитная точка. Для сотен тысяч особей Чаны — постоянная летняя квартира. В зимний период перелетные обитатели здешних мест устремляются в разные стороны света: спектр направлений — от Голландии до Корейского полуострова в Юго-Восточной Азии. К примеру, окольцованную чановскими естествоиспытателями утку волонтеры-наблюдатели зарегистрировали в Италии. В общей сложности на причановском участке орнитологам удалось «пометить» 180 тысяч особей. Эта работа продолжается. Кстати, в процессе кольцевания птиц исследуют. В частности, берут пробы на наличие вирусов птичьего гриппа.

Хозяева и гости

Постоянное население станции — всего четыре человека. Это семья смотрителей, на попечении которых стационар находится круглый год. Ученые исследователи наведываются сюда сезонно, группами человек по пятнадцать. В последние годы встретить иностранца на Чанах можно куда чаще, чем, к примеру, в Новосибирске. Еще до официального образования стационара сюда из Индии приехал очень известный во всем мире орнитолог.

Жили исследователи тогда в брезентовых палатках — никакого особенного приема в честь заграничной персоны не было. Сейчас спектр сотрудничества с зарубежными коллегами у сотрудников института включает десятки государств Европы и Азии. Недавно Чановская биостанция принимала японских исследователей, позже работала над голландским проектом, в результате которого, кстати, была выпущена экологическая памятка для местных жителей. Это часть просветительской работы, которую, помимо фундаментальных научных изысканий, ведут сотрудники биостанции и института. Стационар охотно предоставляет свою базу для практических исследований студентам-биологам и юннатам.

— Для них это не только первый полевой опыт, — говорит руководитель стационара Александр Юрлов. — Кроме того, это незабываемые уроки любви к природе.

Главные хозяева на Чанах — птицы. Но работы хватает не только орнитологам, но и тем, кто изучает насекомых, рыб и паразитов. Вирусологи, экологи по умолчанию «всеядны» — их интересует вся представленная биологическая линейка.

Эволюционный след

На озере Чаны орнитологи работают начиная с 1967 года. Заезжали весной, когда и нормальной трассы не было. До пункта назначения добраться можно было только на внедорожнике. И ехать приходилось почти сутки.

У истоков организации станции в 1969 году стоял новосибирский ученый-биолог, ветеран войны Константин Юрлов. Его последователем стал сын Александр, ныне кандидат биологических наук, заведующий лабораторией НИИ систематики и экологии животных.

— Птицы на тот момент были самыми изученными на планете, — говорит Александр Константинович. — Известно более 80 тысяч видов. Причем эта цифра увеличивается в связи с развитием биологии и генетики, удешевления исследовательских работ, выявляются новые связи, гибриды уже известных видов. Кстати, большинство эволюционистов были именно орнитологами. Систематика птиц на тот момент была самой разработанной. И сейчас поклонников орнитологии большинство. В Европе существует движение волонтеров-наблюдателей, сотрудничающих с исследовательскими центрами. Они и нам помогают проследить миграцию окольцованных на нашей станции особей.

Работа на станции тогда была сопряжена и с определенными рисками. Так называемая «чановская болезнь», которой время от времени страдали естествоиспытатели, объяснилась в итоге самым банальным образом. В крови людей были обнаружены антитела одного из видов лихорадки, характерного для южных стран. Вирус, слава богу, для жизни биологов не представлял опасности. Но температура под сорок держалась несколько дней. Однако сам факт подтверждал теорию о том, что птицы играют большую роль в циркуляции вирусов, различного рода возбудителей болезней.

Сейчас, как шутят работники института систематики и экологии животных, им ничего не страшно: «Через нас прошло столько птиц, что выработался железный иммунитет!»

Сорок лет спустя биостанция активно участвует в российских научных и экологических проектах по линии Российской академии наук. А чановское побережье остается центром притяжения для ученых Азии, Европы и Америки, занимающихся разработками проблем окружающей среды.

Юлия НАЗАРЕНКО

Adblock
detector