Главная / Прочее / Сип Рюппеля

Сип Рюппеля

В средней Африке белоголового сипа заменяет сип Рюппеля (Gyps ruppellii), самый красивый вид.
Все сипы, по-видимому, предпочитают жить на скалах; поэтому их чаще всего встречаешь поблизости гор, имеющих удобные, прямые, отвесные стены. Но некоторые виды, и особенно сип Рюппеля, нередко садятся на деревья, даже и ночь проводят на них.

Сип Рюппеля (Gyps<span id= rueppellii) ” width=”450″ border=”0″ src=”https://stfond.ru/images/load/Image/sip_ryuppelya.jpg”/>

Сип Рюппеля (Gyps rueppellii)

Образ жизни белоголовых сипов во многом сходен с образом жизни других видов. Сипы так хорошо ходят по земле, что человек должен употребить известное усилие, чтобы догнать шагающего грифа. Белоголовые сипы лучше всего, хотя и не в хорошем смысле, выказывают характер всех грифов вообще. Они самые сердитые, вспыльчивые и коварные.

Но сравнительно с другими грифами их умственные способности не велики; кажется, что у них хорошо развиты только одни низменные качества. Они живут большими стаями, основывают вместе поселения и соединяются также с другими видами. При уничтожении падали преимущественно выедают внутренности околевших животных. Несколькими укусами они прорезают круглую дыру в животе и всовывают в нее свою длинную шею, насколько только могут. Самые мясистые внутренности проглатывают, не вынимая головы из дыры, а кишки сначала вытаскивают сильными движениями наружу, разделяют их клювом на части и уже кусками проглатывают. Само собой разумеется, что при такой работе голова и шея покрываются кровью и слизью, так что после еды сипы представляют самую ужасную картину. Вопрос, бросаются ли они также на больных и околевающих животных, я оставляю открытым. Арабы обвиняют их в этих проступках, как и пастухи южных венгерских гор.

О размножении белоголового сипа дают сведения Бальдамус, Крюпер, Симпсон, Гейглин и мой брат. Наблюдения последнего содержат в главных чертах все, до сих пор известное. "Время размножения белоголового сипа в Испании падает на вторую половину февраля или на начало марта. Гнездо обыкновенно устраивается в трещине скалы или, по крайней мере, под выступом скалы и состоит из тонкого слоя не очень крупного хвороста. Самка откладывает в это гнездо одно белое яйцо, величиной с гусиное, с толстой скорлупой. Она высиживает его поочередно с самцом таким образом, что на самца падает обязанность насиживания обыкновенно в утренние и в первые послеобеденные часы, а на самку, напротив, во все остальное время дня. Белоголовый сип никогда не гнездится на деревьях. В удобных местах находятся всегда несколько гнезд на расстоянии приблизительно 100-200 шагов друг от друга. Замечательно то, что общество, гнездящееся таким образом на скалистой стене, вовсе не состоит исключительно из грифов; последние преспокойно терпят в своем соседстве бородача и ястребиного орла, позволяют даже черному аисту поселиться и гнездиться в непосредственной близости от их гнезда. Сипы довольно плотно сидят на яйцах и только при громком крике показываются из гнезда, садятся на край его и высматривают нарушителя их спокойствия. Если последний хорошо спрятался, они возвращаются на гнездо и вообще покидают его только тогда, когда на самом деле убедятся в грозящей им опасности. Не раз думали, что именно эти грифы храбро нападают на охотника, который грозит их гнезду, но после моих наблюдений это показание оказывается лишенным всякого основания.

Мне осталось не известным, сколько дней они должны высиживать, чтобы большое яйцо созрело; я знаю только, что в конце марта уже некоторые из птенцов оказываются вылупившимися. Замечательно, что взрослые птицы не издают никакого запаха, а только что вылупившийся птенец и развивающийся еще в яйце зародыш, даже желток и белок сильно пахнут мускусом. На самом деле, чтобы решиться выдуть ртом содержимое подобного яйца, нужно обладать спокойствием страстного исследователя, да даже и он должен с собой бороться, чтобы победить сильное отвращение. Птенец, который похож на маленький комок шерсти, пользуется большой любовью обоих родителей, которые его аккуратно кормят сначала уже совершенно разложившимися и сгнившими кусками падали, позже более питательной пищей, но, конечно, все-таки падалью*. Благодаря изобилию пищи птенец растет очень скоро, но проходит три месяца, пока он не сделается способным летать".
* Птенцов выкармливают отрыжкой родителей, как и у грифов.

Белоголовый сип приручается редко. "Не слишком преувеличивают, – говорит мой брат, – когда утверждают, что сип, в известной степени, всегда остается опасным. Только один раз я видел настоящего ручного сипа на дворе одной гостиницы в Байоне. Конечно, он был привязан на длинную, тонкую цепь, и вследствие этого лишен свободы движений. Эта птица, заслышав голос своего хозяина, слетала с жердочки, доверчиво подходила к нему и даже позволяла брать себя между ног и гладить голову, шею и спину. С живущими в гостинице собаками она жила также в большой дружбе". Граф Лацар, который называет белоголового сипа коварным и мрачным существом, имеющим некоторое сходство со злобным идиотом, знал также, в виде исключения, двух ручных птиц этого вида. Одна из них, которая была ранена, летала за своим господином в открытое поле, самостоятельно предпринимала маленькие путешествия и иногда исчезала дня на два, но всегда возвращалась к своему хозяину. Один мясник держал другого белоголового сипа несколько лет на своем дворе. Этот гриф жил в большой дружбе со старой собакой мясника. Когда последняя околела, то ее смело положили перед грифом; но, несмотря на то, что он был голоден, сип не дотронулся до своего старого друга, загрустил, отказывался с тех пор от всякой пищи и на восьмой день лежал мертвый около мертвой собаки.

В Египте часто ловят белоголовых сипов, потому что их перья используются как украшения или в хозяйстве. Говорят, что на Крите и в Аравии продают шкуры этих сипов скорнякам, которые ее выделывают и превращают в ценный мех.

Из Энцилопедии "Жизнь животных" по Альфреду Брему.

Adblock
detector