Главная / Статьи / Охотничьи собаки: Южнорусская степная борзая

Охотничьи собаки: Южнорусская степная борзая

Охотничьи собаки: Южнорусская степная борзая

Изображения борзых археологи встречают  чуть ли не с X тысячелетия до Р.Х. Восточная борзая появилась на юге россии и Украины еще до татаро-монгол. Южные отродья отечественных борзых были «вновь открыты» владельцами крупных псарен в начале XIX века. В 20-х годах прошлого века в Ростовской области борзых уничтожали, но во время войны спрос на борзых собак вырос и началась работа по восстановлению породы.

Вокруг южнорусских степных борзых гуляет много заблуждений, и, чтобы добраться до истины, придется обратиться к истории, без которой невозможно правильное понимание настоящего. Начнем с того, что эта борзая явно относится к восточной группе.

Группа эта очень древняя, из археологических находок, наверное, самая «старая» на сегодняшний день – это скелет салюкоподобной борзой, датируемый V тысячелетием до Р.Х. и найденный на территории, соответствующей современному Ираку. Изображения же борзых встречаются и в более древних слоях – по некоторым сведениям, чуть ли не с X тысячелетия до Р.Х. Практически все крупные цивилизации оставили после себя изображения борзообразных собак.

Говорить о породах в современном понимании этого слова в те давние времена не приходится. На старинных изображениях мы видим самых разных борзых, причем порой вместе. Там есть собаки со стоячими, затянутыми и висячими ушами, гладкошерстные и «одетые», причем с различным расположением уборной псовины. Правильнее будет рассматривать восточную борзую как большую породную группу, включающую в себя большое количество географических и климатических типов, из которых впоследствии и сформировались породы, при этом между ними всегда существовали переходные формы.

Если говорить о народах, населявших ранее «наши» территории, то у них изображения борзых, найденные на сегодняшний день, появляются задолго до татаро-монгольского ига, с которым обычно принято связывать распространение этих собак. И киммерийцы (VIII–VII вв. до н.э.), и скифы (VII–III вв. до н.э.) имели борзых.

Мотив «борзая, бегущая за зайцем» нередко встречается в скифских золотых украшениях. Венгры, народ финно-угорской языковой группы, в IX веке вышли с Урала, прошли по территории юга России и Украины и в конце IX века осели в Европе, при этом привели с собой короткошерстную борзую восточного типа. Поэтому говорить, что до татаро-монгол борзых у нас не было, нелепость.

Южные отродья отечественных борзых были «вновь открыты» владельцами крупных псарен в начале XIX века. Приводимые классиками описания этих пород хорошо показывают, какое большое разнообразие типов попадало под эти названия. Вплоть до того, что некоторые описания крымки вполне укладываются в современный стандарт хортой борзой. Думается, вполне правомерно утверждать, что к концу XIX века на территории, соответствующей бывшему СССР, сформировались следующие морфологические типы восточной борзой: хортая – степи юга и юго-запада России и Украины с относительно мягким климатом; горская и крымская – борзые более сурового климата предгорий и самый северный аборигенный тип – псовая борзая.

Все эти породы не были жестко отграничены друг от друга, могли встречаться одновременно на одних и тех же территориях, имели общие корни и промежуточные типы. А.В. Шубкина назвала такие породы взаимоформирующими. Как и все аборигенные породы, они обладали большой пластичностью, отвечая изменением экстерьера на смену климата. В таком виде древняя восточная борзая шагнула в XX век.

Средняя степная резвее средней псовой.
Средняя степная резвее средней псовой. Лучшие резвачи вполне сопоставимы с хорошими грейхаундами

Великолепный специалист по восточным борзым, эксперт и настоящий подвижник Константин Михайлович Эсмонт писал: «В Ростовской области охота с борзыми существует очень давно». «Основным поголовьем являлись борзые собаки крымской и горской пород. Реже держали хортых борзых и совсем мало псовых…», «…псовая и английская борзые не «приживались» в нашей области». «После Октябрьской революции в Ростовской области возникли союзы охотников, а в 20-х годах даже Донское общество кровного собаководства», «…однако борзым собакам было уделено очень мало внимания, а весь упор был взят на спортивных собак». А дальше… С трудом верится, что такое возможно, но я сама еще видела охотничий билет с графой отработки «отстреляно борзых собак».

«Со временем взгляд на борзую собаку изменился». «В области по настоянию авторов предлагаемого проекта стандартов (К.М. Эсмонта и А.В. Лерхе) с 1938 года началось проведение выводок борзых собак в районах». Представляете, что стоит за этой скромной фразой? В годы репрессий добиться изменения отношения к «барской охоте»… «На этих выставках собак разбивали на четыре основных типа: псовых, крымских, горских, хортых. …В ряде районов ежегодно проводились коллективные охоты с борзыми собаками, на которых после выводки участвовали со своими собаками все охотники-колхозники». «В такой охоте участвовало 50–70 охотников с 100–120 собаками».

«К сожалению, война, а затем временная оккупация области совершенно разорили наше собаководство. Огромное количество собак было перестреляно немцами, очень много погибло от голода. С 1943 года началось восстановление». «В городах охотники получали корма для собак от Управления охотничьего хозяйства, а в сельской местности – от райконтор Заготживсырье.

Отсутствие ружей и боеприпасов в первые послеоккупационные годы, а также несложность охоты с борзыми, позволяющая даже детям охотиться, заменяя ушедших на фронт отцов, сильно подняли спрос на борзых собак».

Средняя степная резвее средней псовой.

Теперь мы подошли к вопросам, которые часто дискутируются: что же такое южнорусская степная борзая и вымерли ли горская и крымская борзая? Цитаты из К.М. Эсмонта дают совершенно однозначный ответ на эти вопросы, судите сами. «Первые выводки были проведены в 1948 году с охватом трех районов (было приведено всего 27 собак), а затем в 1949 году было охвачено 25 районов». «1949 год показал: из 426 выведенных собак было только 4 горских борзых, 18 крымок, 1 тайган и 99 собак «вислоухих» промежуточного типа, отвечающих требованиям описания «степной» борзой. Остальные собаки были – хортые (55) и псовые (70). 177 были отбракованы совсем». «Результаты выводок 1949 года показали, что в разделе вислоухих собак крымская и горская борзая в чистом виде попадаются очень редко и стоят как бы на крайних флангах основной массы собак вислоухого типа, которая наиболее многочисленна в области и обладает определенными внешними признаками, которые достаточно устойчиво передаются по потомству». В другом месте: «Собравшиеся в ст. Мечетинской Ростовской области эксперты вынесли решение вести отбор собак по Ростовской области, придерживаясь следующих типов: хортой борзой (сохранившейся почти в чистоте) и местной вислоухой (продукция скрещивания крымской и горской борзых собак, а иногда с примесью хортой борзой, на что указывает намек на затяжку ушей)». Вот теперь возникает вопрос у меня. Эти материалы общедоступны, опубликованы в Интернете, тем не менее целый ряд экспертов и рядовые борзятники продолжают игнорировать южнорусскую степную борзую, величая ее выборзком, при этом трогательно вздыхая о таинственно исчезнувших в никуда горке и крымке. Зачем? Мне логика такого поведения непонятна.

Работа продолжалась. «В 1950 г. выводками было охвачено 128 и полевыми испытаниями – 51 собака. В 1951 г. выводками – 102, испытаниями – 63. В 1952 г. выводками – 127, испытаниями – 82. В 1950 и 1951 г. были проведены областные состязания, а в 1952 г. – и Межобластные состязания, на которых от Ростовской области выступало 12 борзых собак степного типа и которые, по выражению главного судьи состязаний, показали «лучшие рабочие качества».

Всего за три года на испытаниях и состязаниях дипломировано 116 борзых собак степного типа». В 1953 году был утвержден стандарт на породную группу южнорусская степная борзая.

Вот, казалось бы, и счастливый конец, однако мытарства потомка горок и крымок – южнорусской степной – на этом не закончились. Константин Михайлович умер в конце семидесятых. И на Южнорусскую степную обрушился новый поток репрессий, теперь со стороны экспертов – наших, отечественных экспертов. Их объявили дворняжками, старательно выгоняли с рингов и испытаний. Это я уже застала лично.

В 80-х степных на выставки и испытания выставлять перестали. Собаки эти принадлежали сельскому населению, которое плохо разбирается в оформлении необходимой документации, поэтому выше обозначенная политика быстро привела к тому, что поголовье степных осталось без родословных.

Подробнее рассмотрим вопрос, волнующий любого истинного борзятника, – рабочие качества. Южнорусская степная действительно очень интересная борзая. В XIX веке классики характеризовали горок и крымок как борзых, «соединявших силу с пруткостью и стальными ногами, не разбивавшимися ни в какую колоть и гололедицу» (Л.П. Сабанеев). В XX веке автор стандарта К.М. Эсмонт в статье «Хортые и степные собаки на Дону» пишет: «Представление о том, что наша промысловая (хортая и степная) борзая берет русака измором, но не в состоянии «сжечь» его, неверно.

…Заметив, что поднятый зверь стремится спастись в полезащитной лесополосе, борзые на последних 15–20 метрах перед полосой берут его без угонки таким стремительным порывом, за которым невозможно уследить… Настойчивость и выносливость борзых Ростовской области получила отличное развитие. Тут они, безусловно, превосходят собак северных областей и способны преисправно и безотказно скакать изо дня в день… Поимистость присуща большинству промысловых борзых нашей области. Некоторые из них ловят русака даже в полезащитных лесных полосах. Тут, конечно, наряду с поимистостью требуется и особое мастерство, умение учитывать и даже предвидеть, где, каким местом побежит преследуемый зверь». В другом месте: «На межобластных состязаниях 1952 года не было случаев, чтобы местные хортые и степные сорвали пятки. Главный судья состязаний пишет про «железные ноги и лапы, позволяющие скакать несколько километров по замерзшему грунту».

Слава богу, эти времена канули в Лету. Последние годы южнорусские борзые все чаще выставляются и участвуют в полевых испытаниях. Уже сформировалось поголовье, обладающее не только высоким экстерьером, но и великолепным полевым досугом, подтвержденным полевыми дипломами II степени.

В 2011 году впервые в истории южнорусская степная борзая Карагюль вошла в племенной класс «Элита» и стала чемпионом породы В 2011 году впервые в истории южнорусская степная борзая Карагюль вошла в племенной класс «Элита» и стала чемпионом породы

А в прошлом году на Московской выставке ч. Карагюль покойной ныне Елены Федоренко впервые в истории была отнесена к племенному классу «Элита» и заслуженно получила высокое звание чемпиона!

Так может, хватит уже старательно пытаться уничтожать то, что досталось нам по наследству, то, что мы обязаны сохранить и чем вправе гордиться наряду с другими нашими отечественными породами? В конце концов, разбазаривая свое наследие, мы обкрадываем в первую очередь самих себя. Эти борзые заслуживают уважения уже только за одну свою непростую и порой очень жестокую историю, да они сами фактически живая история – прямые потомки легендарных крымок и горок, в полной мере сохранившие их уникальные качества.

Лада Пономарева, фото из архива Алексея Оболенского
«Охотничий двор» №09/2012

 Другие статьи на эту тему:

Adblock
detector