Главная / Статьи / Русско-европейские лайки: Лицом к началу

Русско-европейские лайки: Лицом к началу

Русско-европейские лайки: Лицом к началу

Предысторией к этой авантюрной поездке стало банальное желание обновить крови русско-европейских лаек в нашем калужском регионе. У многих заводчиков области аккумулируются одни и те же крови, а варианты близкородственного скрещивания (инбридинга) довольно опасны и не всегда приносят желаемый результат.

Были проработаны «очаги» разведения русско-европейской лайки, и в конце концов предварительная договоренность с любителями этой породы Республики Коми была достигнута. За что огромная благодарность большому знатоку русско-европейской лайки Владимиру Краснову, который вызвался быть гидом и подготовил мне потрясающую программу пребывания. Мы, калужане, в свою очередь решили подарить коллегам из Коми щенка от нашего лучшего кобеля, который имеет первые дипломы по подсадному медведю и вольерному кабану. Счастливая возможность полететь из-за сильной занятости друзей выпала мне, чем я с огромным удовольствием и воспользовался. Коми как племенной центр разведения РЕЛ меня всегда интересовал. Прежде всего лайками, работающими вольного медведя. Все помнят, что чемпионат России в 2010 году среди лаек памяти А.А. Ширинского-Шихматова по подсадному медведю в паре выиграли П-Анкор Краснова и Ника Чемодурова.

Мне были известны такие замечательные собаки республики, как ч. Пыж 7332/96 Пазюры – чемпион 14-й республиканской выставки охотничьих собак 2000 г., Всероссийской выставки «Лайки России» 2001 г., 9-й Всероссийской выставки охотничьих собак 2002 г., ч. Чина 7905/97 Маклакова Д.С. – чемпионка 2-й всероссийской выставки РЕЛ в г. Ярославле (2003 г.), ч.Чар 7615/97 Чемодурова, ну и, конечно, Агат 7904/00 Краснова.

В общем, глаза боятся, руки делают… Все необходимые разрешения и справки получены, спешу в Домодедово. Через полтора часа полета начинаю понимать, что такое тайга сверху. Тут никаких батареек на Garmin Astro не хватит, для того чтобы просто выйти к населенному пункту. Кое-где видны высохшие болота, извилистые реки, вырубки, молодой подрост и, конечно, отличающиеся по цвету ели и сосны.

Встречает Сыктывкар меня палящим солнцем и +24 по Цельсию. «Вот тебе и север!» – подумал я.

русско-европейские лайки

Сразу к делу – еду выбирать щенков, а потом уже следует культурная программа. В моем понимании, конечно, не музеи с театрами, а местный колорит и природа севера. Выбор дался без особых проблем, в этом деле мне помогал Владимир, и теперь мы можем отправиться на восток от Сыктывкара в деревню на берегу реки Локчим, одного из крупных притоков равнинной реки Вычегды. Дорога за разговорами об охоте с Владимиром проходит очень быстро, и вот мы въезжаем в типичную для тех мест деревушку Четдино. Отмечу необычность здешних домов, они двухэтажные, на первом этаже держат скот, а на втором живут люди. Это связанно с суровыми северными зимами.

На краю деревушки стоит пилорама, единственное возможное место для работы. Есть и сельский магазин «Товары повседневного спроса» с максимально узким ассортиментом необходимых товаров, который напомнил мне мое детство. Проводя аналогии с известным в определенных кругах фильмом Тарковского «Счастливые люди», особого счастья я не увидел. Работы нет, ремесел нет. Это и есть суровая правда русского севера. Жаль молодежь, которая далека от хорошего образования, перспективной работы, спортивных секций и социальных сетей. К слову, единственное средство связи – стационарный таксофон возле магазина.

Все собаки спокойно разгуливают по деревням без привязи рядом с коровами и курами.

русско-европейские лайки

Наш домик располагается недалеко от разрушенной деревянной церкви, тропинка, петляя, через огород выходит на реку. За столом веселая компания, все охотники. Вечерние разговоры, конечно же, о медведях и хариусах, еще о местной жизни и местном языке, кстати, который очень похож на финский, поскольку он входит в финноугорскую группу. Мне интересны возможные клички собак на языке коми, а то вездесущие Бои, Бимы, Бураны уже порядком надоели. Ведь для русской лайки кличка – это важный эстетический аспект, который говорит прежде всего о кинологической образованности человека. Кличка должна выражать характер, фенотип, говорить об истории. Для себя на будущее отметил несколько приглянувшихся слов: «варыш» – ястреб, «тар» – косач, тетерев, «ош» – медведь, «мича» – красивая, «лымва» – талая вода, «ухта» – город Коми.

Кульминацией вечера стала баня «по-черному», в которой я парился впервые. Как большой любитель русской бани, считаю, что полученное удовольствие дополнило мой багаж ощущений весьма существенно. Пар сырой, весьма специфичный, отличный от пара «турецкого». Русская «черная» баня пахнет дымом, в ней чувствуется какая-то вечность, что-то старинное, исконно русское. Недаром пропитанные дымом «черные» бани стоят веками. Вдоволь напарившись, мы легли спать, дабы с утра отправиться на рыбалку выше по течению реки Локчим. Проснулся ночью, за окном светло-белые ночи, погода поменялась, задул северо-восточный ветер, пошел дождь. Пришлось ждать, пока распогодится, надежды поймать хариуса уплыли вместе с мутной дождевой водой. Спиннинги решили не брать, поедем на двух моторках проверять поставленные местными сети. Моя главная задача была поснимать природу, постоянно меняющиеся пейзажи каждого поворота Локчима. С нами были две русскоевропейские лайки П-Анкор и его потомок Нарзан, различить их издалека было проблематично. Шли на двух лодках, одна «казанка», другая местная, деревянная, на обеих моторы «Ветерок-8», течение несильное, двоих лодка тянет, хотя до глиссера, ясное дело, им далеко. Дошли в верховье до избы, проверили сети, уловом стал некрупный карась, пара подъязков и небольшая щучка. Начали скатываться обратно, собаки бежали параллельно лодке, то плыли в ней, а то и просто переплывали с одного берега на другой. Наснимал много красивых кадров. Пытался заснять следы «деятельности» медведя. Дело в том, что каждую весну, а именно в мае, медведь выходит на поля, дабы полакомиться личинкой майского жука. Он скатывает дерн в ровные рулоны, почти как наш кабан.

Третий день моего пребывания был посвящен местным аборигенным лайкам. Известный эксперт всесоюзной категории Д.В. Фуртов писал: «Известно, что родиной русско-европейских лаек является лесная полоса севера европейской части России, основной регион, откуда произошли собаки, – Республика Коми. Порода пошла от черно-белого кобеля Музгара – аборигена, вывезенного из села Помоздино, Усть-Куломского района, который имел хорошие рабочие качества и экстерьер». К сожалению, до родного села прародителя мы не доехали, но территориально были в деревнях, находящихся в ста километрах. Главный наш интерес – черно-белые аборигенные лайки, которые могли бы быть использованы в качестве племенного материала много лет назад. Хотелось понять, а есть ли они сейчас?! В любой деревне севера есть собаки, у которых хвост крючком, уши торчком. Нас интересовал тип русской лайки: колодка, голова и, конечно, окрас. Кстати, по пути попадались и карамистые лайки (или, как называют их местные, «четырехглазые» – один из стандартизированных окрасов восточно-сибирской лайки, черного с белесоватым подпалом на лапах, животе, груди, морде и обязательно со светлыми пятнами, «бровками» над глазами). Это говорит о том, что вряд ли поселок Карам, находящийся в верховье таежной реки Киренги Иркутской области является эксклюзивным представителем карамистых лаек, так как активно вывозить их стали в 60-х годах с развитием лесной промышленности. Однако задолго до этого времени, по словам местных, на европейском севере существовали лайки такого окраса. Но речь вовсе не о них, а об аборигенах черно-белого окраса. Мы с Владимиром посетили несколько деревень, расположенных на берегах Вычегды и ее притоков, и в каждой нашли аборигенных лаек.

русско-европейские лайки

В общей массе аборигены все же сильно отличаются от современной заводской породы, прежде всего более мощным костяком, колодкой, ушами, поставленными шире и с более широким основанием. Глаз у наблюдаемых представителей был достаточно темный, ни одного светлоглазого не встретили.

Хвост аборигены распускают часто, некоторые носят распущенным кольцом, а то и серпом. К сожалению, «одежку» оценить не удалось, многие в разлиньке. Крап на передних ногах встречался, но не часто. Охотничьи инстинкты определить на данном этапе практически невозможно, селекции не ведется. Все собаки спокойно разгуливают по деревням без привязи рядом с коровами и курами. Также наблюдал, как мимо аборигена пробегала кошка – ноль внимания. Возможно, с годами они остудили свой пыл к домашней скотине, а возможно, сейчас и бесполезны в лесу.

Известны результаты экспедиции в 60-х годах эксперта всероссийской категории М. Волкова, который с группой единомышленников исследовал более пятисот аборигенных промысловых лаек Коми. Около половины получили оценку экстерьера выше «хорошо». Конечно, для столь серьезного исследования требуются ресурсы, но, думаю, что многое изменилось за прошедшие полвека. Нет уже заготовительных контор, совхозов, родовых угодьев, спроса на пушнину, да охотников очень мало в деревнях, а соответственно, нет и народной селекции. Рабочих лаек единицы. Остается уповать на заводскую, кровную породу русско-европейская лайка, которая достойно ведется энтузиастами-заводчиками и племенным сектором РЕЛ из Республики Коми. Людьми, которые высоко ценят экстерьер и не забывают про рабочие качества, ценят прежде всего специализацию лаек-медвежатниц, лосятниц и мелочниц. А аборигены – это всего лишь история любимой породы, и ее следует знать…

Алексей Кулабухов, фото автора «Охотничий двор» №11/2011

Другие статьи на тему Охотничьи собаки:

Adblock
detector