Главная / Статьи / Мнение: В Сибири было рабство?

Мнение: В Сибири было рабство?

Мнение: В Сибири было рабство?

Сибирь, которую в XVI веке покорил Ермак, всегда считалась территорией свободных людей. Но красноярский родослов и краевед Юрий Павлович Похабов, составляя свою родословную, натолкнулся на факты, говорящие, что в в XVII веке в городе вполне официально велась торговля рабами. Оказалось, что историки с этим фактом знакомы…

Сибирь, которую в XVI веке покорил Ермак, всегда считалась территорией свободных людей. Красноярский родослов и краевед Юрий Павлович Похабов натолкнулся на факты, подтверждающие обратное. Оказывается, в XVII веке в городе вполне официально велась торговля рабами, а на территории Енисейской губернии была целая деревня порабощённых монголов. Оказывается, вопрос холопства, или по другой терминологии рабства в Сибири для историков не нов. Но до сих пор единственное серьезное исследование в этой области принадлежит Серафиму Шашкову, написавшему свой труд в 19 веке.

На информацию о существовании рабства в Сибири Юрий Похабов обратил внимание, когда составлял собственную родословную. Нашёл сведения о енисейском сыне боярском Иване Похабовом, который незадолго до своей смерти в 1667 году получил поместье в малообжитом тогда районе на реке Кемь.

– В писцовой книге 1685 года приведены описания земельных угодий близ деревни бывшего сына боярского Ивана Похабова, расположенных «в межах в верхнюю сторону возле Кеми от Томиловской деревни от Черховово ручья», – рассказывает краевед. – Это было одно из самых крупных земельных владений Енисейского уезда того времени. Однодворная деревня Похабова была отмечена на чертеже «земли Енисейского города», выполненном Ремезовым в 1701 году. А из описания той же местности в 1735 году пропала. Вместо деревни Похабова вдруг появилась Мунгалова.

Краевед выяснил, что деревня Мунгалова находилась точно на том же месте, где до этого была деревня Похабова. У краеведа возник вопрос – почему же деревня поменяла своё название? И выяснил, что потомки енисейского сына боярского в первой четверти XVIII века утратили права владения поместьем на Кеми. Но деревня осталась на месте, а название своё получила по национальности населявших ее жителей.

– Мунгалами в Сибири называли монголоидных неясашных людей, которые в естественных условиях в Енисейском уезде никогда не проживали, – рассказывает Юрий Похабов. – У советского историка академика Окладникова я нашёл информацию о том, что Иван Похабов для своего времени был выдающимся предпринимателем по части операций с рабами среди русских завоевателей. Торговал он ясырем «мунгальской породы».

Мнение: В Сибири было рабствоИсследователи истории того периода рассказывают, что ввозить крепостных из России в Сибирь было дорого, да и закрепощение ссыльных и гулящих людей делом было нелёгким и бессмысленным, главный контингент рабов в Сибири составляли неясашные инородцы, которых брали в плен или покупали. В XVII и XVIII веках даже устраивали настоящие экспедиции для добычи пленников – «ясырей» и приводили массу невольников. Некоторые историки утверждают, что в те времена в Енисейской губернии вместо охоты на зверей вошла в обычай охота на людей-инородцев. А покупка дворовых азиатского происхождения формально обосновывалась приобщением их к цивилизации через крещение. Ведь по законам того времени холопами могли стать только крещёные люди.

В источниках XVII века зафиксировано очень интересное и единственное в своём роде сыскное дело о холопах бывшего якутского воеводы князя Ивана Голенищева-Кутузова. Возникло оно по челобитью якутки Нетегей Отогоевой о возвращении ей дочери, проданной «без её ведома, тайным обычаем».

– Именно с крещением как поводом для закрепощения крестников-холопов за их крёстными отцами и связывали миссионерскую деятельность Ивана Похабова, – рассказывает Юрий Павлович. – Кстати, сведения об этом дошли до нас в сказаниях монголобурят про угхар-угаха, то есть «мытьё водой». А в одном из документальных источников того времени рассказывается: «Если верить записке, сообщённой бывшим английским миссионером на Кудуне зайсаном Утаевым, процесс пахабского крещения состоял в следующем: просекши на льду реки Ангары прорубь, Пахабов сгонял к ней толпы бурят и буряток. Когда наступал момент погружения в воду, казаки связывали бурят человека по два, по три, прикрепляли эту вязанку к средине длинной жерди, брались за концы и, по поданному знаку, три раза погружали в прорубь».

Как выяснил краевед в различных источниках, для приобретения инородцев в некоторых сибирских острогах существовали рынки для торговли рабами и средоточные (центральные) пункты, на которые свозили добытых инородцев. Одной из крупнейших точек в XVII веке был Енисейск. Но, как свидетельствуют исторические источники, в течение всего XVII века и в начале XVIII века и в Красноярске на городском торгу перед проезжей Спасской башней постоянно продавали имущество и пленников «мунгальской, киргизской и калмыцкой породы», которых охотно торговали приезжающие в город монгольские, калмыцкие и бухарские купцы. При этом, как рассказывал в 1680 году один из иностранцев, побывавший в Сибири, калмыки сами добровольно продавали в рабство своих свойственников и детей. При этом говорили: «Ступай, бедняга, и не грусти: тебе будет там лучше – не будешь так голодать, как голодал у нас».

– В те времена в Сибири не было ни одного человека со средствами, который бы не имел хотя бы одного раба, – говорит Юрий Похабов. – В 1654 году отменили запрет «татар покупать». Этот документ практически узаконил закрепощение местного населения. Как говорят историки, тогда казачья и вся имущая верхушка стремилась стать дворянами-крепостниками с правом свободного распоряжения людьми и землёй. В Красноярске широко была распространена купля-продажа людей, различные сделки с землей. И наибольшую активность в этом проявляли дворяне и дети боярские, которым в городе принадлежали почти все дворовые люди.

Что же касается главного «крестителя» и торговца иноземцами Ивана Похабова, то его дворовые люди были настолько многочисленны, что осмелились идти с боем на казачий гарнизон. Юрий Похабов считает: вряд ли после завершения службы годовальщиком его пращур изменил своим привычкам и не перевёз хотя бы часть своих холопов в Енисейский уезд, которых после его смерти и унаследовал сын.

– Максимум до 1719 года в деревне Похабова проживали потомки енисейского сына боярского Ивана Похабова вместе с холопами – монголами, называемыми по-русски мунгалами, – считает краевед. – После ухода из деревни семьи Похабовых они остались там жить, дав новое название деревне.

Елена Давыдова

Другие статьи на эту тему:

Adblock
detector