Главная / Статьи / Музеи России: Музей истории локомотивных депо и железной дороги на Алтае

Музеи России: Музей истории локомотивных депо и железной дороги на Алтае

Музеи России: Музей истории локомотивных депо и железной дороги на Алтае

В Барнауле есть уникальный музей истории локомотивных депо и железной дороги на Алтае. Некоторые экспонаты, которые представлены в этом музее, больше нельзя встретить ни в каком другом музее. Каждый месяц фонд музея пополняется десятками экспонатов. Сейчас в основном фонде их находится более 3,5 тыс. Директор музея Александр Попов рассказал о наиболее ценных и интересных из них.

Музей как память для барнаульцев

Коллекция барнаульского музея действительно уникальна – она одна из богатейших на сети дорог. Некоторые экспонаты, которые представлены в этом музее, больше нельзя встретить ни в каком другом музее. К примеру – действующая модель детской железной дороги 1952 года выпуска с работающим локомотивом марки ИС-51. Такие макеты железной дороги ставили в пионерских лагерях для развлечения детей. Всего было 3 тыс. экземпляров.

– В Центральном железнодорожном музее Санкт-Петербурга, когда делали опись, сказали, что у нас полностью сохранилась и работает эта дорога, а у них – только частично, – замечает директор музея истории локомотивных депо в Барнауле и железной дороги на Алтае Александр Попов. – Очень большой раритет. Я ее купил в антикварном магазине.

Но ценят свой музей барнаульцы не только за обширный фонд экспонатов. Дело в том, что история Алтайской железной дороги, которой собственно и посвящен музей, неразрывно связана с историей всего Алтайского края. Ведь если не было бы стабильного железнодорожного сообщения в военные годы, как бы смог Алтай принять 100 эвакуированных предприятий? И чтобы люди это не забывали, в 1975 году появилась идея создать музей, который бы не только разместил у себя экспонаты, но и сам стал «живым напоминанием» о связи края с магистралью. А напоминать есть кому: каждый год в музей приходят порядка 4 тыс. посетителей, причем не только железнодорожники. Одной из самых многочисленных групп являются дети, которые, порой целыми классами, приходят к «дяде Саше», чтобы он им рассказал о железной дороге.

 музей истории локомотивных депо и железной дороги на Алтае

Альбом выпускников с Павлом Семешко

– Работать в музей я пришел в 2004 году, – рассказывает Александр Попов. – За эти годы мне удалось заполучить интересные экспонаты, но и до этого времени в коллекции музея были настоящие «жемчужины». Надеюсь, что мы и дальше будет находить такие раритеты, ведь по примерным подсчетам каждый год коллекция музея пополняется на 150 экспонатов.

Так, среди «жемчужин» музея можно выделить альбом выпускников Новосибирского института военных инженеров железнодорожного транспорта 1938 года.

– Редчайший экземпляр, здесь фото людей, которые прошли всю войну, – говорит Александр Иосифович. – Кстати, на фото даже запечатлен будущий заместитель министра путей сообщения Павел Семешко, в честь которого названа новосибирская дистанция пути. Я его выменял у одного местного коллекционера.

– На что выменяли альбом? – спрашиваю я.

– У него в коллекции есть набор посуды Рабоче-Крестьянской Красной Армии, но одной тарелки не было, а у меня были повторяющиеся (вторые) экземпляры. Вот и поменялись. Кстати, у нас с ним налажены тесные бартерные отношения, – смеется в ответ директор музея.

Фарфоровые тарелочки для пассажиров

Рядом с макетом железной дороги находится «подборка» старых рельсов. Например, самый старый рельс в коллекции – 1871 годы выпуска, – был изготовлен на Демидовском заводе.

– Видите буквы на рельсе – КЖД? – спрашивает Александр Попов. – Это значит «Казенные железные дороги». В начале XX века, чтобы ускорить строительство железных дорог, создавались частные акционерные общества. Интересный факт: срок владения обществом Алтайской железной дорогой по договору составлял 81 год, после этого дорога должна была поступить бесплатно в полную собственность казны.

– Частные акционерные общества, стало быть, выпускали облигации, чтобы привлечь средства инвесторов к строительству магистрали? – уточняю я.

– Конечно, и у меня целая куча таких облигаций. Целый комплект от акционерных обществ Алтайской железной дороги, который прибыл из Франции, вернее, из французских банков, я купил за современные 7 тыс. рублей. У нас даже сохранился займ 1867 года, выпущенный императорским российским правительством.

В этой же комнате мой взгляд приковывает вроде и простая на вид, но все же чем-то примечательная тарелка, которая висит на стене.

– Заметили ее? – улыбается мой «гид». – Эта фарфоровая тарелка 1913 года, заказанная для железной дороги, а вернее для буфета на алтайском вокзале. Таких тарелок сохранилось очень мало. 

 музей истории локомотивных депо и железной дороги на Алтае

О воровстве в музее

Расхаживая по многочисленным комнатам, в которых находятся тематические подборки экспонатов, и видя уникальные и редкие вещи, я не мог не задать вполне бытовой вопрос о случаях краж или их попыток.

– К сожалению, от этого нельзя застраховаться – бывали и такие случаи.

– Расскажите о самых «дерзких ограблениях».

– Вот смотрите: в этом углу у меня находится ценная коллекция часов. Например, карманные часы фирмы «Павелъ Буре» машиниста паровоза 1940 года – в те времена не каждый мог иметь часы, поэтому на обороте выгравирована Томская железная дорога и стоит инвентарный номер 145. Подобные часы были и с алтайский магистрали, но их 20 лет назад украли.

– Пытались как-то возместить потерю?

– Сейчас я пытаюсь в интернете найти подобные экземпляры с гравировкой Алтайской железной дороги, но их цена начинается с 400 долларов.

– Недешево…

– Согласен. Поэтому у меня все еще остается авантюрная идея – купить такие же карманные часы, но без гравировки, за 100 долларов и уже самому нанести гравировку. Конечно, это своего рода мистификация, но у людей хотя бы будет перед глазами настоящий экземпляр, а не как сейчас – распечатанный на ксероксе рисунок.

– Но это случилось 20 лет назад, а на вашей памяти что-то подобное происходило?

– Да, украли серебряные монеты. У меня каждый год традиция – устраивать экскурсии для поступивших в училище студентов, видимо, кто-то из них не страдал от избытка совести.

– Не нашли?

– Да как найдешь, нереально.

– Но бороться же как-то надо.

– Сейчас мы установили камеры видеонаблюдения – везде записывают, так что такого, думаю, не повторится.

Масштабные планы

– Александр Иосифович, мы с вами разговариваем в большей степени про то, что у вас в музее происходило. А вот есть ли какие-нибудь масштабные проекты в будущем?

– Во-первых, это переезд музея в этом году в новое помещение. Сейчас совсем рядом реконструируют здание реабилитационного центра: 2 этажа будет занимать сам центр, 3 этаж – «отдыхающие», а примыкающая пристройка в 2 этажа – будет наш музей. В этой пристройке раньше был гараж и химлаборатория. Правда, там на 4 метра меньше чем здесь – 342 метра всего. Зато здание будет новеньким – с раздевалкой, туалетами, холлом. На 2 этаже построим кинозал. Надеюсь до лета переедем.

– А во-вторых?

– А во-вторых, есть у меня мечта – к 100-летию Алтайской железной дороги восстановить «столыпинский вагон». Этот вагон имеет большое значение для Алтайского края – ведь именно в нем, начиная с 1910 года, перевозили крестьян в Сибирь.

– Для этого есть все необходимое?

– У меня уже есть винтовая сцепка, буфера мы найдем в вагонном депо. Также у нас есть старая двухосная платформа. Я ездил в наши местные дачные общества и нашел там целый кузов вагона, из которого местный предприниматель сделал киоск. Сейчас он расширился – сделал павильон, а вагон отдал под склад. Хочу его выкупить.

– Что будет внутри?

– Я хочу не просто сделать внешне подобный вагон, но и воссоздать, как он выглядел внутри – в одном углу поставить буржуйку, в другом – кровати для людей, а также построить загон для скота, ведь в Сибирь ехали всей семьей, вместе со всем своим имуществом.

Виктор Мусиенко

Другие статьи на тему Музеи:

Adblock
detector