Главная / Статьи / Подмосковье: В гостях у хаски

Подмосковье: В гостях у хаски

Подмосковье: В гостях у хаски

Летом 2012 года в подмосковном поселке Сосны появился музей-заповедник с говорящим названием «Хаски-Лэнд». Названный в честь северной ездовой собаки, он призван сохранить обычаи, быт и нравы малочисленных народов и познакомить с ними всех желающих. 

История с географией

Автор концепции «Хаски-Лэнда» журналист Игорь Кузнецов пятнадцать лет прожил на Камчатке и Чукотке, женился на местной красавице. Там же, на Севере, у него родилась дочь, а потом появилась идея создать музей-заповедник культуры и традиций малых народов. Составили смету, написали бизнес-план, сделали чертеж территории и пошли с предложениями в правительство.

Изначально создатель парка хотел открыть его в Анадыре, но не нашел поддержки ни в городской администрации, ни у спонсоров. Тогда москвич Игорь Кузнецов вернулся на историческую родину, предложил свой проект правительству РФ и Департаменту культуры народов Севера. В итоге созданием музея заинтересовались и частные спонсоры, и некоторые чиновники, и правительство Московской области. Под строительство заповедника выделили десять гектаров земли.

хаски-ленд– Нам сказали: «Сможете организовать? Тогда в путь…» – вспоминает менеджер-администратор «Хаски-Лэнд» Любовь Зорина. – И мы зашли на эту территорию в конце мая – начале июня 2012 года. Зашли с двумя щенками хаски, морем энтузиазма и наполеоновскими планами.

– Всего народов Севера насчитывается около 120: чукчи, ительмены, якуты, камчадалы, эскимосы, поморы… – рассказывает Любовь Зорина. – Мы планируем сделать несколько деревень, каждая – для одного из племен. Там будут традиционные жилища, костровища, вешала (место, где сушат и выделывают шкуры), площадки для игр. Будут полностью восстановлены предметы быта, национальные костюмы, традиционные обряды и песнопения.

Деревня чукчей

Пока полностью построена только одна деревня – чукотская. В ярангах из оленьих шкур есть и костровища, и предметы культуры…

– Яранга – это живое существо, женское начало, – проводит для нас экскурсию Любовь Зорина. – Она ставится на треноге, которую во время обряда мажут кровью. К потолку обязательно подвешивается веточка ивы – она спасает от сглаза и раздоров в семье.

На застеленных шкурами лавках лежат традиционные предметы: бубен, деревянные чаши и человечек, испещренный лунками.

– Каждая такая лунка означает праздник, который был в жизни человека, – поясняет экскурсовод. – Чаши служат для обряда очищения. Их вырезают на бревнышке, обязательно вручную – четыре, по числу сторон света и первородных элементов. Потом в них складывают все, что есть на столе: мясо, хлеб, рыбу…  Каждый член семьи берет щепотку из чаши и скармливает костру. Обойдя вокруг огня, человек переступает через него, тем самым очищаясь от всякого зла и принося благодарность духам огня, земли, воды и воздуха.

Это не единственный обряд, в котором можно поучаствовать. Причем традиционные праздники и экскурсии здесь проводят сами чукчи. Экскурсоводы рассказывают гостям музея-заповедника о своих обычаях и верованиях, о том, как и почему проводится именно этот обряд, откуда он появился. Можно посетить концерт народных танцев и музыки, услышать игру на варганах и горловое пение.

На всей территории деревни есть резные тотемные столбы.

– Сова – это символ мудрости, – рассказывает Любовь Зорина. – Медведь – силы и хитрости, ворон – посредник между людьми и богом, а человечки призваны отгонять злых духов.

На обрядовой площадке возвышается шест.

– Если хотя бы одна птица во время обряда сядет на него, значит, боги услышали.

На игровой площадке каждый может попробовать себя в традиционных чукотских забавах: поймать моржа деревянной палкой-копьем, заарканить оленьи рога или померяться ловкостью рук – кто быстрее скатает веревочку, в центре которой находится приз.

Началось строительство еще двух деревень – ительменской и эскимосской. Но пока деревянные каркасы иглу и балаганов дожидаются обшивки и обитателей.
– Невозможно построить деревни на все 120 народностей, – поясняет Любовь Зорина. – Но хотя бы пять мы хотим сделать. Предпочтение отдается тем народам, которые сохранили самобытность и пытаются сохранить свой язык.

– Многие представители малых народов своего языка не знают, – продолжает рассказ Зорина. – В 60 – 70-е годы прошлого века разговаривать на этих языках было запрещено. Тогда на территории СССР было всеобщее образование, детей забирали из кочевых племен, запирали в школах-интернатах.
Все, что они знают о языке и культуре своего народа, почерпнуто из справочников.

Ближе к природе

питомник хаски Знакомство с традициями и культурой малых народов – не единственная задача «Хаски-Лэнд». Есть и еще одна – помочь своим гостям окунуться в дикую, первозданную красоту северной земли.

На территории заповедника живут благородные пятнистые олени, которых желающие могут покормить с руки, есть здесь и множество хасок, к которым можно зайти в вольер.

– У нас сейчас есть собаки разных пород: аляскинские хаски, сибирские, канадские, маламуты… Есть даже финская дворняга, – перечисляет Любовь Зорина, открывая дверь вольера.

Единственный транспорт парка – собачьи упряжки.

– Прокатиться на такой – незабываемые ощущения, – мечтательно улыбается наш экскурсовод.

Город мастеров

Именно так называется один из проектов парка.

– Мы хотим построить на территории город мастеров, – делится планами Любовь Зорина. – Чтобы каждый человек мог попробовать себя в каком-то из народных промыслов.

Здесь будут учить резьбе по дереву и выделыванию оленьих шкур, лепке из глины и шитью бисером, рисованию и изготовлению яраров (бубнов). Каждый посетитель музея сможет сделать себе на память амулет или какой-то элемент традиционного костюма.

– А еще мы хотим поставить отдельный домик с традиционной печью. Чтобы каждый желающий мог попробовать испечь национальное чукотское блюдо – лепешки с олениной. Они на Севере, как у нас пончики.

Но пока все упирается в финансирование.

Хаски – не порода

Название «Хаски-Лэнд» появилось далеко не сразу. Первым вариантом было «С северной земли». Однако стилисты музея-заповедника решили иначе. Хаски здесь – символ Севера, а вовсе не порода собак.

– Хаски переводится как северная рабочая собака, – рассказывает менеджер-администратор. – Любая собака, которую запрягают в упряжку, – это хаски. Даже если это будет сотня йорков, то они все равно будут хасками. Хаски – та собака, которая ведет, служит, оберегает.

По легенде собаку-хаски послал на землю в помощь людям тот самый ворон-посредник. А так как на Севере холодно, ей пришлось надеть шкуру волка.
В XX веке хаски в России практически исчезли.

– Возможно, это связано со Второй мировой войной, – рассуждает Любовь Зорина. – Хаски – отличные ищейки, и их, если так можно выразиться, приняли на службу. К сожалению, они часто гибли, порода почти вымерла.

Снова они появились в России всего 12 – 15 лет назад.

– И то их приходилось закупать за границей.

Сейчас существует несколько питомников. Возможно, одним из них когда-нибудь станет и «Хаски-Лэнд».

Елена Калабухова

Другие статьи на эту тему:

Adblock
detector