Главная / Статьи / Холуй – опера лаковой миниатюры

Холуй – опера лаковой миниатюры

Холуй - опера лаковой миниатюры

Историю Холуя как торгово-промышленного села можно условно разделить на три периода, если принимать во внимание занятость населения в определённой сфере деятельности. Основу благосостояния жителей в разные периоды составляли солеварение, иконопись и лаковая миниатюра.

От Москвы до Холуя, что в Ивановской области, 360 километров. Этот путь в середине XVIII века занимал 5-6 дней, а сегодня 5-6 часов. Красота этих мест привлекает многочисленных туристов в любое время года.

Река Теза хоть и небольшая, но глубокая, с широкими весенними разливами, по одной из версий и дала название этим местам. На Руси плетёные из ивняка запруды для ловли рыбы, иначе говоря, сетки, называли холуем. С помощью таких сеток перегораживали реки не на всю длину, а наискосок. А рыбы в Тезе было много – её ловили и для себя, и на продажу. Вот места эти и стали называть Холуем.

Ансамбль Троицкой и Введенской церквей на берегу реки Теза
  Ансамбль Троицкой и Введенской церквей на берегу реки Теза

Историю Холуя как торгово-промышленного села можно условно разделить на три периода, если принимать во внимание занятость населения в определённой сфере деятельности. Основу благосостояния жителей в разные периоды составляли солеварение, иконопись и лаковая миниатюра.

По рассказам директора Холуйского художественного училища Михаила Печкина, первая известная на сегодняшний день грамота, в которой упоминается село, датирована 1543 годом. В ней Иван Грозный освобождает от пошлин солеварни Троице-Сергиева монастыря, расположенные в Холуе. Соль ценилась на вес золота, а само солеварение было делом прибыльным, владели варницами, как правило, князья, бояре, а также крупные монастыри. И хотя Холуй не стал знаменитым на всю Россию местом добычи соли, как, к примеру, Соликамск, но на соли рос, развивался, постепенно превращаясь в зажиточное село. Впрочем, не "белой смертью" единой крепил он свое экономическое благосостояние – в Москву отсюда отправляли обозы с рыбой, холстами, скатертями, нитями и даже сушеной малиной и варенья из ее ягод.

В документах 1613 года слобода упоминается уже как иконописное место, которое было пожаловано Василием Шуйским князю Дмитрию Пожарскому за защиту Москвы. Последний ценил своё имение в Холуе и бывал здесь неоднократно, иначе зачем ему было держать "два двора вотчинниковых" и большой штат слуг.

   Пасторальный вид так и просится на миниатюру
  Пасторальный вид так и просится на миниатюру

"Ученые иконописное искусство Палеха, Мстёры и Холуя называют древнерусской живописью. Они же утверждают, что раньше всех из них иконописание возникло в Холуе. Первыми иконописцами были монахи Холуйского Троицкого монастыря, который принадлежал Троице-Сергиевой лавре", – отметил директор компании "Русская Лаковая Миниатюра" Владимир Чиркин.

C начала XVIII века иконописное искусство в Холуе развивалось стремительно, что отчасти было обусловлено постоянно растущим спросом на иконы. Здешние творения поставлялись в северные губернии России – Вологодскую, Архангельскую, Олонецкую, Петербургскую, и в саму столицу. Более того, холуйские мастера получали заказы из-за границы: Болгарии, Македонии и Сербии.

"Пройдя множество этапов становления, художники пришли к росписи лаковой миниатюры на папье-маше. Первые опыты миниатюрной живописи относятся к 1932 году. Художники Холуя, как и Палеха и Мстёры, явились основателями нового искусства – русской лаковой миниатюры на папье-маше", – рассказывает Чиркин.

Заготовки для шкатулок.
  Заготовки для шкатулок.

Изготовление шкатулки рукотворно на всех этапах её производства. Всё начинается с изготовления трубок из папье-маше, которые служат телом шкатулки. Картон наматывают слоями, прессуют и варят в льняном масле. Это длительный и трудоёмкий процесс, который в дальнейшем гарантирует долгие годы жизни произведению лаковой миниатюры. После этого готовые трубки шлифуют, нарезают по высоте будущего произведения, полученные полуфабрикаты соединяют с помощью клея на натуральной основе. Затем окончательно шлифуют каждую грань, грунтуют и отдают шкатулки в покраску, где их по несколько раз лакируют черным снаружи и красным внутри. Причем каждый слой лака должен сохнуть минимум сутки, наставляет Чиркин.

Член союза художников России Лев Никонов уже более 30 лет занимается лаковой миниатюрой. Приехал он в Холуй из Юрьевца и помнит, что его стремление к рисованию и учёбе проявилось очень рано. "В школу я убежал из дома в шесть лет, как Филиппок, хоть она и находилась в другой деревне. В седьмом классе твёрдо решил стать художником", – рассказывает он. Учась в Холуйской художественной профтехшколе, он был среди лучших, умел быстро схватывать характерные черты, обладал широкой раскованной живописной манерой. А дипломная работа "Мой дед", написанная в классических традициях холуйской миниатюры и посвященная истории семьи, и поныне считается одной из лучших в училище и принимает участие во многих выставках.

  Потомственный художник Алёна Романова за работой.
Потомственный художник Алёна Романова за работой.  

 Краски – а это яичная темпера, то есть смесь уксуса, воды, желтка и пигмента – художник делает и подбирает индивидуально. За красками следует черед сусального золота, которое полируют, только не удивляйтесь, волчьим зубом. И опять лакировка – не менее пяти раз – и полировка. И всё это вручную, женскими, можно сказать девичьими руками. "Никакая механизация нам не помогает", – подтверждает Никонов.

Холуйские художники с 1937 года участвовали во Всемирной выставке в Париже, где им были присуждены бронзовые медали, а в 1939 году их работы демонстрировались на Всемирной выставке в Нью-Йорке.

Период расцвета холуйской лаковой миниатюры пришелся на 50-60-е годы. По мнению Чиркина, разнообразие тем, сюжетов, своеобразное направление в русской лаковой миниатюре позволило местным творцам найти свой путь, отличный от Палеха и Мстеры. Художники Холуя, приняв наследство от старых мастеров, сумели развить это искусство, сделать его современным, сохранить лучшие традиции лаковой миниатюры, ее народную основу.

   Работы Льва Никонова.
  Работы Льва Никонова.  

Современные работы ежегодно участвуют в выставках-продажах как в России, так и за границей, получают медали и занимают призовые места. Среди холуйских художников есть как народные и заслуженные, так и молодые да ранние, но очень талантливые.

"Холуй – село древнее. С XVI века все жители здесь уже занимались иконописью. Своих детей, чтобы подготовить к будущей жизни, для иконописания они готовили дома, в своих мастерских. В 1883 году здесь открыли Холуйскую иконописную школу, но после революции её закрыли. В 1935 году открыли профтехшколу, которая стала готовить живописцев, но, просуществовав шесть лет, она тоже была закрыта. В 1943-м открыли профтехшколу, которая стала готовить молодых специалистов для лаковой миниатюры. С тех пор в нашем училище два отделения – лаковой миниатюры и художественной вышивки. Это те профессии, которые бытовали в Холуе в XVI-XVIII веках. То есть мы учим тому, чем занимались здесь наши предки", – рассказывает директор Холуйского художественного училища Михаил Печкин.

Сейчас училище в стадии реорганизации, оно скоро станет филиалом Высшей школы народных искусств Санкт-Петербурга и уже со следующего года в Холуе можно будет получить высшее образование. Многие выпускники продолжают свою работу здесь же, тем более что Холуй славен династиями.

   Сам Лев Никонов с очередным шедевром в руках .
  Сам Лев Никонов с очередным шедевром в руках .

"В нашем промысле есть народные и заслуженные художники. Благодаря им и их творчеству промысел процветает и имеет широкую известность в России и за рубежом. Многие коллекционеры приобретают наши шкатулки. Благодаря популярности наших изделий туристы приезжают в нашу глубинку, чтобы посмотреть на ту красоту, которую мы делаем непосредственно здесь на месте", – завлекает Чиркин.

Нередко туристы, любуясь произведениями русской лаковой миниатюры, задаются вопросом о стилевых различиях работ Холуя, Палеха и Мстёры. Очень интересным в этом плане является их сравнение с видами театрального искусства. Палех Печкину напоминает балет – своей условностью художественного языка, лёгкостью и изяществом фигур, как бы пританцовывающих, слегка касающихся земли. Холую, по его мнению, подошло бы сравнение с оперой, менее условной по характеру, чем балет, но при этом наполненной великолепными декорациями и звуками. А для Мстёры более всего подойдёт сравнение с драматическим спектаклем, более реалистичным по характеру и стилю, но менее возвышенным по сути. "Отсюда и зритель, любитель искусства, у каждого промысла подбирается свой", – выносит он свой вердикт.

Лаковая миниатюра – искусство высочайшего уровня. В разнообразном русском декоративно-прикладном и народном искусстве, по мнению Чиркина, лаковой миниатюрной живописи отдается предпочтение за уникальность и красоту. Лаковая миниатюра рукотворна, очень трудоемка и сложна как в исполнении, так и в понимании. "Проработав много лет в промысле, могу с уверенностью сказать, что фактически работу пишет не столько художник,  сколько время. Потому что со временем работы приобретают глубокий древний вид, неизменно сохраняя при этом сочность живописи", – отмечает Никонов.

Кстати, он уверен в том, что в наше сумасшедшее время нет ничего прекраснее, чем отдохнуть от суеты людской, приехать в эти прекрасные места и полюбоваться издавна знаменитыми изделиями русской лаковой миниатюры. "Я приехал в Холуй и как-то прирос к этой земле. Понравилась эта красивая деревня с морем цветов в летнюю пору и золотым листопадом осенью", – задумчиво произносит мастер, и ты понимаешь, что не прикипеть ему было попросту невозможно.

Галина Жукова, фото Евгений Макаревич

Другие статьи на эту тему:

 

Adblock
detector