Главная / Статьи / Стоит ли отдавать ребенка в конный спорт?

Стоит ли отдавать ребенка в конный спорт?

Стоит ли отдавать ребенка в конный спорт?

Даже в больших промышленных городах люди продолжают тянуться к лошадям. Стоит ли отдавать ребенка в конный спорт? В прямом эфире радио КП тренер по конному спорту Ася Александровская рассказывает ведущим Михаилу Антонову и Ноне Трояновской, что пони совсем не злые и как они прыгают через барьеры.

Антонов: Кто-то хочет научиться ездить на лошадях – не только в детском возрасте, но и во взрослом. У нас в гостях инструктор-берейтор, тренер по конному спорту Ася Александровская. «Берейтор» – немецкое слово, это специалист по обучению лошадей и верховой езде. Учитель, обучающий верховой езде, объездчик верховых лошадей. Ася, вы представляете какой-то клуб?

Александровская:
– Я представляю саму себя и небольшой коллектив тренеров, который сейчас пытается объединяться и начинать большое дело по восстановлению детского конного спорта.

Антонов: Это профессиональный или любительский уровень?

Александровская:
– До профессионального нужно подрасти. Профессиональный требует времени подготовки спортсменов.

Антонов:  Вы КМС?

Александровская:
– Нет. У меня в жизни не сложилось больших разрядов, я считаю, что это не нужно. У меня большой опыт работы с детьми, работы с людьми, подготовки к соревнованиям людей, лошадей.

Трояновская: Как появилась первая лошадь в жизни? С чего вдруг?

Александровская:
– Это было с глубокого детства. По рассказам мамы, была кобыла Майка, мне было года четыре. Я к ней лезла, оттащить было нереально. В 8 лет стало очевидно, что это неизбежно, и мама привела меня в Битцевский пони-клуб. Я там занималась, у меня остался абонемент с красивой смешной фотографией. У меня была замечательный тренер Нина Евгеньевна Никитская.

Антонов: Сейчас молодые люди, дети, айфоны, ВКонтакте, компьютер, мультфильмы, все есть. Казалось бы, урбанистически цивилизованный индустриальный город – и лошади. Тем не менее знаю, что приходят, иногда приходится кому-то отказываться. Потому что в группе нет мест, нет лошадей. Откуда такое желание, такая страсть у нас – жителей Москвы, других городов? Нас не смутила цивилизация, мы по-прежнему к лошадям рвемся на генетическом уровне.

Александровская:
– Мне кажется, это генетическая память. Жизнь человека была связана с лошадью, основное средство передвижения. Мы без лошади живем не так много времени, лет 100. До этого лошадь была необходимостью, это член семьи. Эта генетическая память срабатывает. Почему нам хорошо в исторических местах – мы чувствуем корни. И когда мы работаем с лошадьми, тоже чувствуем эту связь, связь с природой. Плюс срабатывает историческая память, культурная.

Антонов:  Вы привязались накрепко. Но вы видите людей, которые приходят к вам – просто покататься, сделать романтическое свидание с девушкой – проехаться на лошадях. А кто-то прикипает душой. Зачем к вам приходят – чтобы попробовать. Вы питаетесь людям привить любовь?

Александровская:
– Нельзя привить любовь, если ее нет. Если человек пришел просто покататься, покрасоваться перед девушкой – с этим ничего нельзя сделать.

детский конный спорт
Конный спорт для детей в КСК ЛЕВАДИЯ

Антонов: А к вам можно придти, покрасоваться?

Александровская:
– Можно. Но это быстро заканчивается. Если человек приходит покататься, а не заниматься – он покатался и ушел. Грустнее история, когда ребенок не хочет, а мама хочет. А мама в восторге, что у нее ребенок занимается лакшери-спортом. Это очень дорогой спорт.

Трояновская:  Грустнее история, когда ребенок прикипел, и родители понимают, что попали. Когда идет разговор о профессиональных достижениях, лошадь стоит космических денег.

Антонов:  Это Ася ее содержит. Почему лакшери?

Александровская:
– Нона правильно говорит. Если вы хотите просто покататься – это ни к чему не обязывает. Но вообще конный спорт связан с содержанием лошади. Если вы хотите хорошо выступать и стать великим спортсменом – для этого нужна своя хорошая лошадь, которую нужно содержать, которым нужен штат сотрудников, коневодов, берейторов, тренеров, коневозку, чтобы возить ее на соревнования, плюс снаряжение.

Трояновская: А корма, денники, конюшни.

Александровская:
– Одно содержание лошади в среднем больше 15 тысяч рублей в месяц, это нижняя планка.

Антонов: К вам приводит семья ребенка и говорят: хотим. Вы сразу задаете вопрос что хотите? Чтобы ребенок просто покатался, провел время? Или можете предложить групповые занятия? Какой спектр услуг вы предлагаете? Вы же не предлагаете сразу: мама, вам нужна лошадь.

Александровская:
– Конечно, нет. Когда приходит ребенок, мы сначала на него смотрим. 2-3 занятия требуется, чтобы понять ему самому: надо или не надо, хочет или нет, насколько боится, насколько тяжело.

Антонов: Папа платит. Мы знаем, бывают такие тренеры, берейторы, фирмы, которые: заплатил папа – давай, обучайся. Может, ты эту лошадь ненавидишь, она тебе в страшных кошмарах снится.

Александровская:
– Да, такое случается. Но с конным спортом это не проходит. Потому что лошадь – существо живое, и это не будет дальше двигаться. Если нет желания у человека – это не сдвинется с мертвой точки. Можно научить даже против желания. Были случаи, что ребенок вообще не хотел садиться, убегал от лошадей по всей конюшне с круглыми глазами. А через год она ездила рысью.

Трояновская: Лошади откуда попадают?

Александровская:
– Все лошади разные, судьбы у них разные, их не так много. Как вы выбираете друзей? Они должны быть приспособлены физиологически, у них должны быть природные данные. Под детей невысокие лошадки, достаточно спокойные, симпатичные.

Антонов: Определенная порода?

Александровская:
– Под детей у меня не породные, они помесные. Но они пони-класс, невысокие. На них можно посадить как пятилетнего ребенка, так и 12-летнего. Обычно 12-летние дети занимаются на шетмандах, или в дорогих школах на уэльсах, побольше пони. Поскольку у нас школа доступная, основная ее задача – это доступность, сделать по возможности. Где можно урезать цену – мы ее убрали. Но чтобы мы куда-то выходили.

Звонок, Владимир: Учились ли вы на тренера, есть сертификация? У меня дочери 4 года – пора ли ей заниматься?

Александровская:
– У меня педагогическое образование. Я нигде специально не училась. У нас был семинар, когда я работала в большой организации, посвященный детскому конному спорту, я была тренером в организации. У нас были обучающие семинары, «Сьюзен Макен» – который является мировым лидером по обучению тренеров. Было очень интересно, познавательно, очень много дало для работы. Поскольку я с 8 лет занимаюсь, и с 12 чуть не каждый день – у меня большой опыт именно работы с людьми и лошадьми. 4 года – можно.

Антонов: Вы для меня сможете подобрать?

Александровская:
– Для вас будет сложнее. Потому что ограничение по весу существует.

Антонов: 2 метра роста и 108 килограммов – это, по-моему, в пределах. Но если я приду – вы что-нибудь для меня подбреете?

Александровская:
– К сожалению, у нас сейчас нет лошадей. Бывают лошади для большого веса, крупные породы, которым нетрудно тянуть вес больше 80. но у нас такой лошади нет.

Трояновская: Приходи со своей, Миша.

Антонов: Буду вспоминать Абхазию, 2006 год, конная прогулка. Лошадь мне досталась по кличке Мишка, спокойная. Но когда она припустила рысью, я понял всю прелесть катания. И понял, почему люди, которые занимаются конным спортом, держатся за копчик.

Звонок, Игорь: Вы обучаете европейской манере езды, держаться в седле. Есть азиатские, казачьи варианты?

Антонов: Есть женское седло, когда нога не перекидывается.

Александровская:
– У нас классическая посадка, классическое управление лошадью. Кроме дамской, казацкой посадки есть еще вестерн-посадка, которая тоже отличается. Ковбои сидят по-другому.

Антонов: Это когда едешь, спишь, а лошадь везет.

Александровская:
– Все не так просто. Потому что надо гнаться за коровой. Но у нас классическая выездка, классический конкур.

Трояновская: А пони прыгают?

Александровская:
– Да, еще как.

Антонов: Говорят, пони злые.

Александровская:
– Нет, иллюзия. Очень мало кто любит пони, думают, что они злые. Они совсем не злые, они чудесные.

Звонок, Алина: У меня 12-летняя внучка занимается четвертый год конным спортом. А маленькая, годовалая, сопровождает нас, когда мы едем на занятия. Мы занимались целый год, ей сейчас два года, у нее любовь к лошадям. Занятия очень дорогие, но ничего не поделаешь, когда ребенок к этому тянется.

Антонов: По фильмам, по книгам – чтобы было единение с лошадью, ее надо самостоятельно чистить, убирать за ней. Вы детей учите ухаживать за лошадьми?

Александровская:
– Убирать нет, чистить – да. Что ты не к снаряду подошел, а к живому существу, покормить до и после. Научиться понять, как она себя ведет, ее поведенческие моменты, седлать. Но пятилетнего ребенка не попросишь седло положить. Сказать спасибо после каждой тренировки, погладить, дать морковку. Нужно быть благодарным.

Трояновская: У многих родителей возникнет этот вопрос: страховка существует? Ведь можно и упасть.

Александровская:
– Можно. Есть техника безопасности, которая для детей строго соблюдается. Обязательно шлем, правильная обувь. Не надо торопить тренера, инструктора. Падения неизбежны.

Трояновская: Есть сумасшедшие родители, которые могут подать в суд.

Александровская:
– Могут. Конный спорт не настолько травматичен. И если соблюдена техника безопасности. Да, подписываем бумаги.

Антонов: Помните, как называлась ваша первая лошадь, ее кличка?

Александровская:
– Первая лошадь – Майка. Настоящая первая лошадь – это Гипс.

Антонов: Люди привыкают к лошадям, помнят их. Лошади привыкают к людям, запоминают?

Александровская:
– Конечно. Она же живая.

Антонов: У меня хомяк тоже. А кусает, как видит в первый раз.

Александровская:
– Они все знают и узнают по шагам…

Михаил Антонов, Нона Трояновская

  ***

КСК Левадия катание на лошадях

Подробнее о Конно-спортивном комплексе Левадия >>

 Другие статьи на тему Конный спорт:

Adblock
detector