Главная / Статьи / Весенняя охота на гуся или бегство от себя к себе / С.Л. Малашко Часть 3

Весенняя охота на гуся или бегство от себя к себе / С.Л. Малашко Часть 3

В 2005 году я провел небольшой эксперимент. Метрах в 150-200 от домика я окольцевал три лиственницы диаметром комля 30-35 сантиметров. Подобные эксперименты успешно проводил на родине в Амурской области, чтобы получить сухие дрова на корню.

"Психиатры различают три вида шизофрении – рыбалку, охоту и просто шизофрению. Первые две не лечатся", – С.Малашко…

 

 Малашко С.Л.

 

Весенняя охота на гуся или бегство от себя к себе / С.Л. Малашко. – Магадан: Ноосфера, 2008. – 270 с.

 

ISBN 978-5-91518-019-1
УДК 821.161.1-3

 
http://www.noosphere.su/izdat/books/img/malashko_cover.gif
 

01.05.07.

Первая ночь в нашем домике прошла спокойно. Ветра на улице не было, печь сработала прекрасно. В течение ночи Володя подбросил дрова только один раз. Ему не было холодно. Просто было лень лезть в спальник.

Мы никуда не спешили и дружно, не сговариваясь, проспали до девяти часов утра. В компании, пока мирно дремавшей на лежанке, уже действовало железное правило: «Кто первый встал, тому и чай варить!»

С самого первого дня это правило стало неукоснительно выполняться. Первым вскочил Володя, глотнул холодного чаю. Кряхтя, стал оживлять печку, подбросив сухих дров на угли. Затем начал брякать чайником и кастрюлей, подогревая завтрак.

Заворочался Серега, посмотрел на часы и решил поваляться еще немного перед довольно напряженным трудовым днем.

Я ненадолго выскочил на улицу. Утро встретило солнечным небом, отсутствием ветра. Морозный воздух взбодрил, и в домик я влетел полный желания как минимум одеться соответствующим образом.

У Володи практически все было готово, и, дождавшись Серегу, мы приступили к неторопливому завтраку. Над столом на гвоздик я повесил прогноз погоды на ближайшие 10 дней. Его я скачал перед выездом с сайта Gismeteo.ru.

Подобное я делал в 2005 году, но тогда метеопрогноз не оправдался совершенно.
Не оправдался метеопрогноз и в 2003 году на морском побережье между Тауйском и Балаганным, где мне пришлось провести весеннюю гусиную охоту.

– Серега, тебе уже все равно, после того как мы тебя назначили дежурным Чубайсом. Будешь у нас еще и дежурным флюгероводом, отвечающим за метеопрогнозы. Просвети, чего там Интернет глаголет, – выдал Володя в мой адрес и замер в ожидании, прекрасно зная, что в ответ получит нечто аналогичное.

– На правах вечно дежурного Чубайса и флюгеровода уведомляю вас о том, что у нас нет времени расслабляться. По прогнозу через сутки может начаться снег с ветром, что в переводе на колымский язык означает ”Пурга”. Поэтому хватит жрать – пошли пилить дрова. Это вам за Чубайса, – в тон ответил я.

Шутливый ответ на очередной прикол был воспринят абсолютно серьезно. А по-иному быть просто не могло – в одном домике собрались люди, любящие тепло, особенно в тех условиях, в которые они себя сами загнали. И самое главное, умеющие и желающие себе это тепло создать.

От ближайшей теплотрассы километров 30, трубы прокладывать далековато, поэтому решение проблемы простое. Лес рядом, там есть дрова, и от того, насколько успешно и результативно мы их будем пилить, носить и колоть, будет зависеть тепло и комфорт в нашем домике. Для людей, знакомых с законами жизни в поле, это – аксиома.

– Мужики, перед тем как начать лесозаготовки, предлагаю тихонько сбраконьерить и собрать стволы. А то неуютно как-то, чего-то не хватает. Вдруг налетят, – предложил я.

Возражений не последовало, и буквально через 10-15 минут на гвоздях, слева от дверей, появились заботливо собранные три МР-153, готовых к встрече водоплавающей дичи.

При сборке своего ствола вместо штатной удлинительной насадки на магазин на один патрон я привернул другую, заботливо привезенную из дома. Она позволяла увеличить объем магазина до 7 патронов. В итоге с патроном в стволе у меня появлялась возможность сделать поочередно 8 выстрелов.

– Серега, ты зачем ствол изуродовал? – я тут же огреб прикол от Володи.
– Поднимать это все будешь домкратом? – получил то же самое от Сереги.
– Злые вы. И все равно пусть будет, – только и ответил я мужикам.

Браконьерство в данном случае пассивное – в этом году охоту на гуся открыли с 5 мая, и нахождение с собранным и заряженным оружием 1 мая формально является незаконным.

Минус ситуации с заготовкой дров заключался в том, что сухих лиственниц на расстоянии ближе метров 500 от домика нет уже давно. Сырых поблизости много, но трогать их нельзя: надо соблюдать маскировку. Так что тепло в домике может быть обеспечено только путем временного перевоплощения во вьючных животных..

Иначе будет очень прохладно и неуютно!

В 2005 году я провел небольшой эксперимент. Метрах в 150-200 от домика я окольцевал три лиственницы диаметром комля 30-35 сантиметров. Подобные эксперименты успешно проводил на родине в Амурской области, чтобы получить сухие дрова на корню.

Окольцовка – это удаление по окружности ствола коры, камбия и древесины на глубину до 5 см. Получается кольцо шириной сантиметров 15 с указанной глубиной. В течение года дерево на корню превращается в сухостой, чего я и хотел добиться.

Первое, что я сделал перед началом заготовки дров, – проверил результаты моего эксперимента. Издалека было видно, что вершинная часть дерева только до половины ствола стала сухой. У комля сухим ствол стал только на половину диаметра. И тем не менее заготовку дров мы начали с окольцованных лиственниц.

Нам здорово повезло, что для этой работы использовалась американская бензопила. Мы ей даже имя собственное присвоили – «ЛОБЗИК». Легкая, оборотистая, экономичная. Работать с ней одно удовольствие!

Запасной вариант существовал в виде лучковой пилы. Вещь, проверенная годами и необходимая в лесу.

Слава Богу и Деду, наш «Лобзик» работал как часы. Процесс шел методично и результативно. Без лишних слов Серега с Володей валили 2-3 дерева, быстро обрезали сучья и кряжевали ствол на 3 части .

Все это делалось на расстоянии от 150 до 250 метров от домика. Но это самое простое в этом процессе. Самое интересное дальше, когда все трое превращаются в транспортные средства по переноске дров к домику.

Дорогу к домику Магаданавтодор забыл заасфальтировать, поэтому с кряжем на плече движешься по замерзшей тундре или по большим снежным передувам.

Очень важно правильно подобрать выбранный вес. Нужно и кряж принести и не сорвать спину, пока не привычную к таким нагрузкам .

– Володя, ты хорошо помнишь картину ”Бурлаки на Волге”? – спросил я, когда мы очередную ходку.
– Помню, но они тащили баржу по воде, а не на горбу! – кряхтя, ответил Володя.
– Наша картина называется «Вьючные скоты на марше» Прошу принять название! – добавил я.

В итоге стараниями вьючных транспортных средств в нашем лице возле домика выросла добрая куча кряжей. Одни были полностью сырыми, другие – сухими и полусухими.

Во время перекура оценили их количество. При самых неблагоприятных обстоятельствах нам их хватит минимум на две недели.

Дело оставалось за малым – превратить кряжи в дрова.
– Серега, давай заменю за пилой. Ну, больно хорошо работать ”Лобзиком”. Перекури, рука-то побаливает, – предложил я Сереге.

Серега поморщился, потер больную руку и молча передал мне «Лобзик». Мне оставалось попилить, частично поколоть и уложить готовые дрова в поленницы. С этим могу управиться я один.

Поэтому решили распределить обязанности следующим образом: я готовлю дрова, Серега с Володей устраняют шероховатости, оставшиеся вчера при зашивке следов медвежьих пакостей. Небрежность при устранении этих мелочей в случае дождя грозит мокрыми боками .

Предварительно решили попить чайку. Пока он кипятился на плите , мне пришлось прогуляться по тундре. Просто ”до ветру”.

Есть старое доброе правило, которое в нашей компании соблюдается неукоснительно: куда бы ни шел от домика, бери с собой оружие. Что я и сделал.

По иронии судьбы в самый не совсем подходящий момент услышал гусиный крик. Слева довольно высоко налетали 6 гуменников. В начале охоты любой налет, особенно первый, воспринимается особенно остро, свербит от желания попробовать живой бой нового ствола, поэтому штаны одевать времени не было. Первые выстрелы из нового ствола были сделаны в очень некомфортных для неких частей тела условиях. Ну холодно, однако!

Тем не менее стрелял, выцелив одного из гумешей. После второго и третьего выстрела гусь просел, полет замедлился, он часто замахал крыльями и начал медленно снижаться.

Я начал отслеживать траекторию снижения на тот случай, если гусь все-таки упадет.

В этот раз гуменника поддержала стая и помогла ему улететь. По какому-то сигналу стая мгновенно перегруппировалась. Подранок оказался выше её, а вся стая оказалась под ним. Гусь вначале выровнял полет, затем стал медленно набирать высоту вместе со стаей.

– Ушел! – в сердцах выразил я свои эмоции. Оставалось только подтянуть штаны и идти дальше пилить дрова.
У домика меня встретили изрядно возбужденные напарники. В глазах каждого читался немой вопрос.
– Кого стрелял? – спросил меня Серега.

Они с Володей слышали крик гусей и, естественно, вылетели из домика, как ужаленные. Коротко рассказал о происшедшем, после чего по лукавому Володиному прищуру я понял, что сейчас будет очередной прикол.

– Уважаемый, вы стреляли по гусям сидя или стоя? Ведь сидя стрелять рискованно. Стиркой чревато, – выдал Володя.

Отвечать не стал, выразительно глянул на Володьку. Дружный хохот трех мужиков подвел итог этому случаю. Тем не менее меня ждали дрова и «Лобзик», а мужиков доводка ремонта.

Во время чаепития Серега обратился к Володе:
– Уважаемый, если мне не изменяет память, у тебя так здорово получается борщ, – и выдержал паузу.
– Запросто, на ужин будет! – ответил с готовностью Володя.
Попив чайку, занялись делами в соответствии с ранее определенным планом, как говаривал Лелик из классического фильма ”Бриллиантовая рука”.

«Лобзик» входил в древесину как нож в масло, работать с ним только в охотку. Очень быстро куча кряжиков превратилась в чурки. Часть из них необходимо было еще переколоть, что я и сделал с превеликим удовольствием.
Результатом этой работы стали две поленницы дров – сырых и сухих.
Очень быстро мужики управились с остатками ремонта.

Оценив все сделанное нами, пришли к выводу: минимум на две недели мы в нашем лагере готовы к безбедному проживанию. Бытовуха закончилась! Будем в тепле, нам не будет капать с крыши на голову. Дело за малым – закончить другую часть подготовки и дождаться гусей.

Немного о том, где и как нам придется охотиться. Ведь расположиться нам троим нужно так, чтобы и хорошо пострелять и друг другу не помешать.

На озере, возле которого стоит домик, есть два наиболее удобных места для расположения скрадков. Так называют различные укрытия, маскирующие охотника от гусей. Они расположены метрах в 10 от берега озера на расстоянии около 100 метров друг от друга. Обзор из них идеален на все 360 градусов Та часть берега озера, где они стоят , имеет прибрежно-сплавинный тип зарастания. Это абсолютно открытое место, не имеющее кустарников и деревьев. Промерзшая за зиму сплавина позволяет в это время передвигаться по ней без проблем, но совершенно открытое место требует определенных усилий для качественной маскировки.

Все делается просто: из жердей рубится прямоугольный каркас высотой 1,5 метра, шириной и длиной около 2 метров. Каркас обтягивается маскировочной сетью. Для усиления маскировочного эффекта есть один нюанс, который я сам узнал в 2005 году.

По Серегиным словам, места расположения скрадков на этом озере выверены годами. Иногда гуси налетают так, что попадают в зону поражения из обоих, и тогда им трудно позавидовать. Надо отдать должное людям, построившим домик именно в этом месте. Скрадки находятся не далее 300 метров от него. Более комфортных условий для охоты придумать сложно – это просто курорт. Все рядом, без дополнительных ломовых усилий. В них на ближнем озере мы с Володей и расположились.

Еще при погрузке бутора в «Фермер» в последний момент Серега погрузил четыре деревянных рамы 1,5 х 1,5 м, окрашенные в белый цвет, и куски белого материала. При этом загадочно улыбался.
– Серега, правильно я понял, что это новый скрадок на соседнее озеро? – уточнил я.
– Совершенно верно. У меня давно чесались руки сделать его переносным к для расположения прямо на льду.

ынче вроде бы соорудил, будем проводить испытания, – подтвердил Серега.

По прошлой поездке я знал, что метрах в 300 –400 от домика расположено другое озеро. Оно гораздо меньших размеров. Гусь там тоже хорошо тянет, поэтому Серега по-рыцарски уступил нам места на большом озере и параллельно решил провести испытание своего экспериментального сооружения.

Интернет-прогноз оправдался полностью. Было тихо, ясно, что добавляло хорошего настроения.

– Серега, слышишь? – обратился я к напарнику.

Еще не успевшие пресытиться видом и криками гусей, мы очень резко реагировали на них или их подобие.

Дружно завертев головами, увидели десятка полтора гуменников, проходящих очень высоко и далеко.

– Маршевая стайка, идут на эшелоне. Это точно не наши, – сразу же оценил ситуацию Серега.
– Главное, уже летят. И наши скоро прилетят, – добавил я.
– Дай Бог и Дед, – мечтательно вздохнул Серега.

Подошло время заняться другой частью подготовки – более приятной, чем простая бытовуха.

Еще раз пропустив по чайку с колбасой, мы разбежались по озерам. Серега двинулся со своим экспериментальным скрадком на свое озеро. Там ему предстояло собрать это сооружение, обтянуть тканью и расставить профиля. У Сереги было 11 корпусных гусиных профилей в разных позах: сторожа, кормящегося и отдыхающего.

Нам с Володей предстояло обтянуть маскировочной сеткой уже стоящие каркасы, поставить часть профилей и выполнить прошивку сетки прошлогодней травой. Это и есть тот нюанс, который необходимо учитывать при подготовке.

Скрадки должны иметь вид, наиболее схожий с естественным фоном. Для начала взяли мои 15 фанерных профилей, маскировочные сетки и выдвинулись к озеру. Профиля поставили на равном расстоянии от каждого из них. Они у меня не самые современные – фанерные, хорошо раскрашенные. Снизу имеют металлическую трубку, окрашенную в красный цвет, которая в итоге садится на металлический штырь. Его при установке вбивают в лед или в землю.

Установили профиля очень быстро, повесить сетку на каркас Володиного укрытия было еще быстрее. Но вот завершение маскировки требовало дополнительной работы по сенозаготовкам. Необходимо было нарезать желтую прошлогоднюю сухую траву и прошить ею стандартную армейскую маскировочную сетку. В 2005 году при резке травы мы пользовались серпом, нынче мне удалось все это делать гораздо быстрее при помощи топора.

У Володи так хорошо получалось прошивать, что разделение труда напросилось само собой. Я резал траву, Володя прошивал сетку. После того как я нарезал две кучки травы, Володя встретил меня приколом:

– Послушай, у нас в совхозе «Сеймчан» каждую осень проблемы с заготовкой кормов. Подумай об оказании шефской помощи совхозу. Коровы будут рады, – выдал Володька и хитро прищурился.
– Хорошо, я подумаю, – ответил я.

Тем не менее все работы, запланированные на сегодняшний день, были закончены. Неготовым оказался только мой скрадок, но наступающие сумерки не позволили нам с Володей закончить его оборудование.

После того как мы увидели пришедшего со своего озера Серегу, решение пришло само собой: на сегодня работа заканчивается. Сумерки понемногу брали свое, появилось желание расслабиться.

Мы уже находились здесь вторые сутки, а еще не приходило ощущение того, что ты здесь полностью. Тебя уже ничего не давит из городских «головняков», но мысли ещё часто возвращаются к тому, как идут дела в городе.

Собравшись втроем, мы с Серегой дружно напомнили нашему компаньону о его обещании накормить нас борщом.

н это воспринял как должное и сразу же приступил к его приготовлению. Однако предварительно поддел:
– Уважаемый вечно дежурный Чубайс и флюгеровод! Приступите к своим обязанностям по освещению помещения и оглашению метеопрогноза на завтра!
– По прогнозу завтра может начаться пурга. Устроит? – прозвучало в ответ с моей стороны.
– Вот так всегда, ничего от вас приличного не услышишь на сон грядущий. Злой вы, батенька. Одним словом, Чубайс, – продолжал дурачиться Володька, колдуя над борщом.

Ну, а к обязанностям Чубайса я вернулся с удовольствием. Мне очень хотелось реабилитировать лампу, которая не совсем хорошо зарекомендовала себя в первый день. Как и предполагалось, ларчик открывался просто: я немного неверно делал подкачку бензина. После того как я все сделал правильно, яркость свечения лампы увеличилась раза в три. Рядом с лампой можно было спокойно читать.

Серега расположился в углу нар, занявшись какими-то мелкими хозяйственными делами.
– Володя, чем помочь? Могу картошку почистить, капусту порезать, – спросил я у Володи.
– Принеси что-нибудь из «нычки», – предложил Володя.
– Легко! – ответил я и, взяв фонарик, вышел из домика и направился к ”нычке”. Я откопал её из вновь смерзшегося снега, вынул батончик сырокопченой колбасы и вновь закопал все в снег.

Глянув на небо, увидел, что с востока горизонт уже затянут низкими тучами. Кроме этого, обратил внимание на смену направления ветра. Похоже, метеопрогноз на завтра начинает оправдываться. Пурга будет, однако.

В домике возле плиты колдовал Володя, стоял запах зажаренного лука на сале, ярко горела «Колеманка». Серега переоделся и прилег на нары в ожидании вкусного борща и тихонько подремывал. Тепло, светло и просто здорово!
– Володя, когда будет готов твой борщец? – спросил я Володю.
– Минут через 20-30 все будет на мази, – получил в ответ.

Я сбросил с себя верхнюю одежду и остался в костюме «Телохранитель», испытания которого проводил в этом году.
Пока Володя заканчивал борщ, я занялся сервировкой стола: нарезал хлеба, тоненько сырокопченую колбаску, открыл маринованные корнишончики, почистил хорошую жирную селедочку, заправив ее луком, зеленым горошком и растительным маслом. Стол был готов, осталось только дождаться Володиной команды.

Сигнал прозвучал скоро, на столе появились тарелки с ароматным наваристым борщом. Значит, подошло время будить Серегу.
– Уважаемый, кушать подано. Жрать будете? – в две глотки обратились мы к Сереге.
Он что-то пробурчал не совсем внятно, но вкусные запахи, витавшие в домике, взяли свое, и Серега присоединился к нам.
– Мужики, а по стопке? – с места в карьер взял Серега.
– И вообще, кто-нибудь помнит, пили ли мы сегодня? – добавил он.

Вопрос повис в воздухе. Оказалось, что мы как-то выпустили из вида дежурные стопочки за дневной суетой.

Решили срочно исправить ситуацию, тем более что проголодались изрядно и поработали здорово.
– Володя, вам не кажется, что вы чего-то не поставили на стол? Майонез зажилил? Отвечайте, пожалуйста, – честно зацепил я Володю.
Крякнув, Володя полез в свой неподъемный деревянный ящик и достал из него бутылку с майонезом.
– Ничего от вас не спрячешь. Лопайте, волки, – пробурчал он.

Плотно перекусили. Между делом одна полулитровая бутылочка водки под такую закусь была быстро уничтожена. Под занавес выпили чаю с Володиным вареньем из ароматнейшей дикой сеймчанской смородины. Никто даже и не понял, что выпита бутылка водки. Не было дурных мыслей принести еще одну из многих. Не хотелось каким-либо излишеством портить установившийся в домике баланс между количеством принятой водки и своим состоянием.

Время было глубоко за полночь, когда усталость от работы, выпитая хорошая водочка под своими же руками приготовленную закуску, тепло горящей печи взяли своё. Возникло здоровое желание – плотно поспать.

Перед тем как завалиться на свою лежанку, я вышел из домика. Все-таки обязанности дежурного флюгеровода требовали своего. Оглядев горизонт, я увидел, что больше половины его уже затянута низкими тяжелыми облаками. Установилась тишина, как правило, являющаяся предвестником перемены погоды. Похоже, метеопрогноз из Интернета начинал сбываться буквально. Вероятно, с утра врежет.

Вернувшись в теплый и уютный домик и глянув на мужиков, растянувшихся на лежанках, я с удовольствием выдал свои наблюдения.

– Алло, золотая рота, вероятно, к утру завертит пурга, готовьтесь, – обратился я к напарникам.
Володя выдержал короткую паузу и выдал в ответ:

– Да, батенька, вечно дежурный Чубайс – это уже диагноз. Не могли бы вы чего-либо хорошего на сон грядущий выдать? Вечно какую-нибудь гнусность в соответствии со статусом и именем. Злой вы, батенька! А вот уходить никуда не будем, здесь тепло и не сыро! Верно, Серега?

В ответ раздалось мелодичное сопение уже спавшего напарника. Он явно никуда не хотел уходить из теплого домика.

Я положил дежурный фонарик под руку, выключил ”Колеманку” и с диким удовольствием растянулся на лежанке. Завершился еще один день пребывания на Ланковой, предоставив Богу и Деду распорядиться следующим по их воле.

 

Весенняя охота на гуся или бегство от себя к себе / С.Л. Малашко Часть 2 >>>

Весенняя охота на гуся или бегство от себя к себе / С.Л. Малашко Часть 1 >>>

Adblock
detector