Главная / Статьи / Как воруют миллиарды под генеральской крышей ФСБ

Как воруют миллиарды под генеральской крышей ФСБ

Многие из этих силовиков изображая выполнение поручений президента, на самом деле фиктивно борются с коррупцией, казнокрадством и контрабандой. И за счет этого живут на владивостокской Рублёвке – Санаторной.  Не зря, видимо, полпред президента Виктор Ишаев сокрушался по поводу объёмов воровства и контрабанды морской продукции.

Кто покрывает на Дальнем Востоке воровство и контрабанду водных биологических ресурсов?

На обращение капитана 1-го ранга Олега Годисова о противоправных действиях начальника Пограничного управления ФСБ РФ по Приморскому краю генерала Владимира Лакизо, военный прокурор дал исчерпывающий ответ: действовал исключительно «в целях недопущения нарушений законодательства», «в силу указанного конституционного принципа…»

[…] Воровство рыбы и продукции марикультуры не может существовать без сговора с контролирующими органами. На днях к депутату Николаю Марковцеву с официальным заявлением обратились бывший начальник государственной Морской инспекции Пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю, действующий капитан 1-го ранга Олег Годисов и бывший помощник начальника регионального Пограничного управления полковник Вячеслав Гниденко (в настоящее время офицеры находятся в распоряжении начальника Пограничного управления).

Рассказанное ими не просто поражает, но и заставляет задуматься – остались ли у нас в государстве хоть какие-нибудь структуры, не поражённые коррупцией, и способен ли кто из руководителей страны оценить масштабы порочной системы, которая была выстроена за последние 15-20 лет.

Олег Викторович Годисов, после окончания Ленинградского высшего военно-морского училища им. В.И. Ленина, с отличием окончил Академию Федеральной пограничной службы РФ. Служил на границе на Дальнем Востоке, на различных должностях, служил честно и добросовестно там, куда посылала Родина. Одно из последних мест службы капитана 1-го ранга – начальник Государственной морской инспекции Пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю. В компетенцию подразделения, руководимого капитаном 1-го ранга Олега Годисовым, входила, в том числе, и обязанность по пресечению контрабанды рыбы и других водно-биологических ресурсов за рубеж.

Досадная ошибка

Совместным приказом Федеральной пограничной службы и Государственного комитета по рыболовству от 11 июня 1999 года № 313/153 для осуществления государственного контроля за промыслом водных биоресурсов в исключительной экономической зоне был определен регламент прохождения промысловыми судами морских контрольных пунктов (или точек) и введено в действие положение о порядке прохождения этих контрольных точек. Нормативным актом были определены три контрольные точки – «Восток-2», «Восток-3» и «Восток-4». Установлено, что контрольные точки должны находиться в исключительной экономической зоне РФ, через которые должны проходить морские суда, вывозящие рыбопродукцию для реализации за границу.

Все промысловые суда при прохождении контрольных точек обязаны предъявлять вывозимую продукцию для досмотра пограничникам. Но в Регламент, как это у нас часто бывает, вкралась досадная ошибка – контрольная точка «Восток-4» была определена в 12-мильной зоне в координатах 43 градуса 55 минут северной широты и 135 градусов 45 минут восточной долготы. И потому считалась нерабочей, так как досмотр судов должен осуществляться, как указано в совместном приказе, исключительно в экономической зоне, то есть за пределами территориальных вод. И, естественно, в этой точке пограничные сторожевые корабли не должны были нести дежурство и осуществлять досмотр промысловых судов. Все капитаны промысловых судов знали: «Восток-4» – нерабочая точка, и избегали прохождения через неё.

Но в феврале 2007 года капитан 1-го ранга Годисов обратил внимание на странное обстоятельство – по справке координационного центра Пограничного управления вдруг появляется информация, что отдельные морские суда (в частности транспортный рефрижератор «Неолит»), вывозящие креветку, докладывают о прохождении контрольной точки «Восток-4» в экономической зоне РФ. А поскольку эта точка считалась нерабочей, то, естественно, эти суда никто там не досматривал, там попросту не было пограничных сил и средств. И количество продукции, фактически вывозимой за рубеж, и её вид никем не контролировались. Годисов стал разбираться: каким образом капитаны докладывали о прохождении точки «Восток-4», когда все владельцы промысловых судов были извещены о необходимости прохождения исключительно точек 2 и 3 и о нефункционировании точки 4.

Проверив по системе мониторинга, Годисов установил, что промысловые суда, докладывающие о прохождении точки «Восток-4», фактически её не проходили, по прокладке они обходили её стороной. Но когда капитан рефрижератора «Неолит» за нарушения режима прохождения контрольных точек был привлечён пограничниками к административной ответственности, он неожиданно для Олега Годисова предъявил документ, согласно которому контрольная точка 4 была перенесена. И действовал капитан строго в соответствии с распоряжением начальника Погрануправления ФСБ РФ по Приморскому краю.

«Восток-4»

Начальник Пограничного управления ФСБ РФ по Приморскому краю генерал Владимир Лакизо

Как выяснилось в дальнейшем, начальник Пограничного управления генерал-лейтенант Владимир Лакизо, в обход действующих нормативных актов, самостоятельно определил новое местоположение контрольной точки «Восток-4». Издав, по сути, противоправный приказ. Об этом он письменно информировал президента ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Дмитрия Глотова, хорошо известного по совместной деятельности с лидером ОПГ «Винни-Пухи» (по версии профессора Номоконова) Владимиром Николаевым. Но при этом, «забыв» проинформировать другие рыболовецкие компании Магадана, Сахалина и Камчатки. И самое главное, приказ о переносе контрольной точки «Восток-4», Лакизо «забыл» довести до своих подчинённых-пограничников.

И пока подчинённые Лакизы безуспешно пытались пресекать контрабанду в контрольных точках 2 и 3, где, как правило, несли постоянное дежурство сторожевые корабли, эту самую контрабанду, возможно, провозили через точку 4, где дежурство пограничниками не было организовано. Ведь никому из них не могла прийти в голову крамольная мысль, что Лакизо незаконопослушный генерал и способен отменять приказы вышестоящих начальников. Не все же генералы дураки.

После обращения капитана 1-го ранга Годисова к своему непосредственному руководителю – начальнику отдела береговой охраны Михаилу Галочкину, который также не догадывался о противоправном приказе начальника Управления, и в прокуратуру Владимир Лакизо понял, что в служебном рвении по защите рубежей он сильно перегнул палку, и вынужден был спешно свой преступный приказ отменить. Но, тем не менее, эта лакизовская контрольная точка (скорее даже не точка, а контрабандное окно) действовала в течение целого года, и сколько и какой продукции через него контрабандистами было, возможно, похищено у государства, известно, наверное, одному богобоязненному Лысаку и его подельникам. Но нам они, по причине нахождения в международном розыске по линии Интерпола, ничего рассказывать не захотели. Понимаю, что воруют, но не в таких же масштабах!

Не зря, видимо, полпред президента Виктор Ишаев не так давно сокрушался по поводу объёмов воровства и контрабанды морской продукции. По его словам, сравнительный анализ данных экспорта водно-биологических ресурсов Федеральной таможенной службы России и таможенной статистики министерства финансов Японии показал, что цифры не просто не совпадают, а катастрофически расходятся.

Российская таможня утверждает, что в первом квартале 2010 года вывезено 7364,6 тонны продукции морского промысла, а по данным японских коллег, из России поступило 26 983,1 тонны. Погрешность в 3,7 раза – недопустима, отметил на совещании Виктор Ишаев.

В 2007 году эти данные расходились в 5,3 раза, в 2008-м – в 5,1 раза, в 2009-м – в 2,6 раза. Только по этой причине государство потеряло в 2007 году – 900 млн долларов, в 2008 году – 1 млрд 200 млн долларов, а в 2009-м – 800 млн долларов. «Я понимаю, что в нашем обществе воруют, но не в таких же масштабах!» – заявил полпред. Перегибы на местах административное дело против капитана рефрижератора «Неолит», как вы понимаете, сразу было прекращено. Иначе надо было привлекать к ответственности и начальника Пограничного управления генерала Лакизо, причём к уголовной.

Ну, а против капитана 1-го ранга Годисова, как вы догадались, наоборот – было начато. Причём не административное, а уголовное. На обращение капитана 1-го ранга Олега Годисова о противоправных действиях начальника Пограничного управления ФСБ РФ по Приморскому краю генерала Владимира Лакизо, военный прокурор 304-й военной прокуратуры гарнизона полковник юстиции В.Л. Гришмановский дал исчерпывающий ответ – Лакизо действовал исключительно «в целях недопущения нарушений законодательства», «в силу указанного конституционного принципа…» и, самое главное, – «существенных нарушений прав и законных интересов граждан либо охраняемых интересов общества и государства» он не совершал.

Вероятно, прокурор установил, что обозначенные Виктором Ишаевым на совещании объёмы воровства и контрабанды водно-биологических ресурсов осуществлялись не через лакизовское окно, а совсем через другие. Благо таких окон, которые находятся в частных руках, на границе сегодня более чем достаточно. Лысаковские, текиевские и других депутатов Законодательного собрания Приморья. Не зря, видно, отдельным депутатам краевого парламента сегодня сопредельные государства (например, Китай) отказываются выдавать визы на въезд. Да и зачем им нужны визы, когда есть окна? А потому в действиях Лакизо ничего противоправного прокурор и не нашел. Зато военный прокурор усмотрел опасность для государства в действиях старшего офицера Олега Годисова.

Как все начиналось. Часть 2-я

[…] В 2001 году золотой медалист Академии Пограничной службы РФ Олег Годисов был удостоен высокой чести присутствовать на президентском приёме в Кремле. Очевидцы того знаменательного события рассказывают: приветствуя по очереди всех приглашённых, Владимир Путин подошёл и к Годисову, чокнулся с морским пограничником рюмкой водки и пожелал достойно защищать дальневосточные морские рубежи России. Знал бы тогда Годисов, чем Родина отблагодарит его за выполнение наказов президента.

Начальник Государственной морской инспекции Пограничного управления РФ по Приморскому краю Олег Годисов после реорганизации и слияния пограничников с контрразведчиками, в 2005 году был назначен на должность начальника отделения по организации государственного контроля Пограничного управления ФСБ РФ Приморья. По большому счёту это было понижение по службе, но формально считалось равнозначной должностью. Хотя никаких конкретных претензий к нему по службе не было. Более того, в 2003 году инспекцию признали лучшей в России.

Практически Годисова лишили возможности непосредственно пресекать преступную деятельность контрабандистов и браконьеров. Вероятно, кому-то сильно не нравились его активность и принципиальная позиция. За время руководства морской инспекцией Годисов так построил работу, что у многих судовладельцев и капитанов отпала охота нарушать российское законодательство. Но вот некоторые, наоборот, искали пути воздействия на неподкупного инспектора.

На новой должности в обязанности Олега Годисова входила выработка предложений по улучшению деятельности Государственной морской инспекции, которые прежде чем найти практическое применение, должны были быть утверждены начальником Пограничного управления генералом Лакизой. Кроме предложений по ликвидации фальшивых контрольных точек, о чём мы подробно рассказали в предыдущем материале, Годисов вносил предложения по пресечению запрещённого вылова креветки и её контрабанды. И настойчиво добивался их выполнения.

Креветочный прилов. О чем речь

Промысел креветки в Южной подзоне Приморья, согласно правилам промысла, был запрещён. Группа компаний судов – «Моррыбпром-Находка», «С Роуд-компани» по квотам Хабаровскморепродукта осуществляли на юге Приморья промысел донных видов рыб – камбалы, палтуса и терпуга. У них было разрешение на промысел донных видов рыб. Донные виды рыб ловятся тралом. И разница в настройке трала на донные виды рыб или на креветку заключается только в двух вещах. Первое – это стоят ли в трале селективные доски и какого размера ячейки в траловом мешке.

Грубо говоря, трал – это большой мешок с определённым размером ячеек. Вот он идёт по дну и вылавливает то, что на дне есть. Если трал настроен на рыбу, то виды малого размера, такие как креветка, гребешок, мидии и так далее, будут через этот трал проскакивать. И в трале, в траловом мешке, останется только рыба. Та рыба, на которую этот трал настроен, с определённым размером ячейки.

Для того, чтобы трал переделать в креветочный, нужно на входе трала поставить так называемые селективные доски. Доски – это простые дюралюминиевые или деревянные пластины, в которых сделаны прорези и которые позволяют креветке через эти прорези проскакивать в трал, а рыба отсекается. И траловый мешок делается с ячейкой меньшего размера для того, чтобы эта креветка там оставалась. Вот и всё различие в настройке трала.

Правилами промысла допускается, что, допустим, есть разрешение на вылов камбалы. Но так как донные виды рыб существуют вместе, ареалы их пересекаются – камбала, минтай, терпуг ходят рядышком, – то правила промысла допускали, что в трале, настроенном на промысел камбалы, могут оказаться терпуг, минтай, то есть другие донные виды рыб.

Но теми же правилами определено, что прилов не может быть более 8 процентов от основного вида вылова. То есть капитан посмотрел, определился по своим приборам, что здесь должна быть, скорее всего, камбала. Настроил трал, опустил, провёл траление, трал подняли. В трале камбала и, допустим, там оказались минтай и терпуг или креветка. Считают, сколько там этой креветки или других видов. Если менее 8 процентов – всё нормально, улов законен, вопросов нет. Можешь продолжать траление. Если больше 8 процентов, улов тоже законен, но в этом случае капитан должен сменить место траления и отойти от этого места не менее чем на 5 миль. Только после этого траление повторить, для чего существует система мониторинга, которая позволяет проследить траекторию движения рыболовецкого судна и сопоставить с записями в судовом журнале.

Старые правила промысла запрещали на юге Приморья промысел креветки как промыслового вида. Но в то же время в качестве прилова про креветку ничего не было сказано. То есть законодательно предел 8 процентов, определённый для рыб, для креветки не был определён. Потому что раньше, в советский период, креветку за промысловый вид не считали. И не предполагали, что она станет объектом браконьерского промысла. Потому и не считали необходимым регулировать объём прилова креветки.

Если трал настроен на вылов рыбы, то креветки там просто не может быть. Что стала делать группа компаний, которые имели разрешение на промысел донных видов рыб, но ловили креветку? Я уверен на сто процентов, утверждает капитан 1-го ранга Олег Годисов, что они этот трал настраивали как креветочный. Но в промысловом журнале писали, что трал настроен, например, на камбалу или минтай. Производили траление, поднимали улов. В улове оказывалось, допустим, 1 тонна 400 кг креветки и 200 кг камбалы. Камбалу они списывали как основную квоту, а креветку оформляли как прилов. После этого, как положено, меняли место и вновь повторяли вылов неправильно настроенным тралом – то есть настроенным не на камбалу, а на креветку. И поймать их на браконьерском вылове не представлялось возможным.

Вернее, возможность пресечь такое браконьерство была только одна – посадить на это судно инспектора. Но вот именно это предложение Олега Годисова – посадить на добытчика инспектора – начальник Пограничного управления генерал Лакизо категорически отверг, заявив, что его там перекупят. То есть, если следовать генеральской логике, границу вообще нет надобности охранять: все равно все пограничники – предатели. Вот это генеральский довод! Во всём Управлении нет честных людей, потому что всех перекупят.

На том совещании начальника Пограничного управления, где Лакизо посетовал на предательство всех своих подчинённых-пограничников, присутствовал и начальник Управления военной контрразведки ФСБ РФ по Тихоокеанскому пограничному управлению, боевой генерал, прошедший афганскую войну, Юрий Федорович Федоров. Его принципиальная позиция в работе по защите дальневосточных рубежей ещё ой как выйдет ему боком! Но об этом – особая история.

С кем боролся, на того и напоролся

Как это часто у нас бывает – с кем боролся, на того и напоролся. Эрнеста Бахшецяна, бывшего начальника Дальневосточного таможенного управления, успешно боровшегося с контрабандой, самого и посадили по ложному обвинению в контрабанде. Начальник отделения по организации государственного контроля Пограничного управления ФСБ РФ по Приморскому краю Олег Годисов также был обвинён в абсурдной взятке.

Мы не отрицаем – взяточников и контрабандистов в силовых структурах Приморья сегодня довольно много, но вот только контрабандисты и взяточники на таких серьёзных должностях, как должность Годисова, не проживают в панельных домах 83-й серии по улице Ватутина, которыми уставлен весь 71-й микрорайон. Кто живёт или жил во Владивостоке, тот знает – это далеко не самый комфортный район для проживания даже простых смертных, а тем более взяточников, да еще взяточников высокого ранга.

Приморские взяточники и казнокрады сегодня проживают преимущественно в пригороде Владивостока, в районе станции Санаторной или на Чёрной речке, и не в панельных домах, а в роскошных коттеджах-дворцах, с рыночной стоимостью более миллиона долларов.

Сегодня Санаторная – это своего рода владивостокская Рублёвка. Бери под арест практически любого за казнокрадство или взяточничество, ставь к стенке – и не ошибёшься. Но вот арестовывать и ставить к стенке коррупционеров сегодня некому, потому что на владивостокской Рублёвке живут в основном те, кто сам руководит этой самой борьбой с коррупцией, казнокрадством и контрабандой, фиктивно изображая выполнение поручений президента. Их фамилии при желании легко можно установить. Для этого надо только получить официальные телефонные справочники высокопоставленных сотрудников администрации края и силовых ведомств региона.

Хотя жителям Приморского края все казнокрады и контрабандисты хорошо известны и без этих справочников. Не догадывается об этом только российский президент, назначая их на очередные высокие должности и поощряя их деятельность государственными наградами. Но мы-то с вами знаем: президент не может ошибаться, президент может только заблуждаться.

(Продолжение следует).

[в сокращении]

Савелий Васин, газета «ФОРУМ.мск», 9-17.12.2010

http://forum-msk.org/material/power/4893738.html 

http://forum-msk.org/material/power/4960664.html

«За народ!», № 10 (58) декабрь 2010 г., № 11 (59) декабрь 2010 г.

http://www.zanarod.ru/gazeta10-58-2010_03.htm

ДВ-Росс

Таможня.ру

Adblock
detector