Главная / Статьи / Воспоминания о Енисее

Воспоминания о Енисее

Воспоминания о Енисее

Безлюдная тайга окружает живописные берега Енисея. Немало трофеев хранят чащи и водоемы сурового сибирского края. Путь к ним нелегок. А чем сложнее предстоящее путешествие, тем слаще предвкушения… Чаще всего продвинутые рыболовы путешествуют по рекам, текущим с правой, «каменной» стороны Енисея.

 Наша группа из трёх человек выбрала для похода маршрут, предусматривавший прохождение двух рек – Бакланихи и Фатьянихи. Устья этих соседних притоков Енисея находятся в 35 км друг от друга.

Нам предстояло на трёхместной байдарке подняться по Бакланихе до её верховья и затем перейти в бассейн Фатьянихи, чтобы вернуться по этой реке назад к Енисею. Бакланиха – река недлинная, маловодная. Почти вся она лежит в пределах широкой долины Енисея и лишь верховьем своим заходит в полосу увалов Среднесибирского плоскогорья. Из водных препятствий на Бакланихе встречаются лишь несложные перекаты. Фатьяниха значительно мощнее и шире. В русле её много шивер и бурных перекатов, а по берегам – скальных утёсов. Подъём по Бакланихе мы начали в первых числах сентября от маленького посёлка, до которого добрались теплоходом из Красноярска.

В тайгу пришла золотая осень. В жёлтый наряд оделись берёзы. Среди тёмной зелени елей и кедров жарким костром полыхала листва осины. Пройти на вёслах по реке удалось всего несколько километров. Дальше начались перекаты. Лодку то и дело приходилось разгружать и тащить бечевой. Рыбалка поначалу не радовала. В первые два дня попадались одни щуки. И только на третий день пути, когда позади осталось более 40 км, стали ловиться хариусы, затем и ленки. Бакланиха в среднем течении – это преимущественно мелкие плёсы, чередующиеся с перекатами. Во многих местах река перегорожена зарослями копытника. Лодку часто вели прямо по лопухам, поднимая на крыло прячущихся в них уток. Иногда в этих зарослях мы буквально натыкались на хариусов или щук, которые спешили уйти на открытую воду.

Рыбалка на Енисее. Таймень.

В тихую солнечную погоду были хорошо видны в прозрачной воде на плёсах жемчужно-изумрудные хариусы и золотистые ленки. Увидев в таких местах рыбу, мы обычно закидывали блёсны прямо с воды, если были на плаву, или с берега. Последнее, впрочем, далеко не всегда было возможно из-за близко подступающей к воде растительности. Ловили хариусов и ленков на разные типы блёсен. Наиболее уловистыми оказались вращающиеся. Были у нас с собой и фирменные блёсны Mepps с лепестками различных расцветок. Однако самыми привлекательными для этих рыб оказались миниатюрные японские воблеры. Ловля на искусственные мушки на Бакланихе была менее эффективной. Дело в том, что в этой реке хариус держится не только на струе, но и на плёсах со слабым течением. Мушки мы использовали в основном сухие (самодельные, сделанные из медвежьей и барсучьей шерсти).

Встретить тайменей на Бакланихе, откровенно говоря, мы не слишком надеялись – ям для стоянок крупной рыбы на реке было мало. К одному из таких мест подошли на четвёртый день. Река здесь делала зигзаг и текла в обрамлении высившихся по обоим берегам скал-траппов. В темнеющей глубине виднелась гряда из крупных валунов. Вся обстановка выглядела очень привлекательной для стоянки тайменя. Но увы! Попытка добыть его под скалами не увенчалась успехом. Пришлось довольствоваться всего-навсего единственной щукой. Ещё через день мы вышли на участок реки, где она на протяжении примерно десяти километров принимает слева один за другим три притока. Нижний под стать самой Бакланихе, средний и верхний больше походят на ручьи. Именно тут нам было суждено пережить немало радостных минут.

Мало того что здесь прекрасно ловились хариусы и ленки, главное – удалось добыть нескольких тайменей. Первый попался в яме при впадении среднего притока. Я шёл с рюкзаком и спиннингом правым берегом Бакланихи, делая заброс за забросом, и нашёл то, что искал. Не снимая рюкзака с плеч, забросил малый «Шторлинг» в струи впадающей речки. Течение вынесло блесну к середине плёса, и тут же я ощутил хватку крупной рыбы. «Неужели таймень?» – пронеслось в голове. Резко подсёк. Уже через несколько секунд мелькнуло тёмно-серое тело рыбы с алыми плавниками. Таймень метался по яме на туго натянутой звенящей леске. Трещал тормоз катушки. Несколько раз то с сомкнутой, то с разинутой пастью рыба показывалась из воды… Напряжение росло. Страшно мешал тяжёлый рюкзак. Комары впивались в руки. При рывках рыбы мне с трудом удавалось удерживать равновесие. Под ногами оказался еловый корень, я споткнулся и едва не упал. На какое-то мгновение леска ослабла. Сошёл? Слава богу, нет! Я начал лихорадочно искать место для вываживания. Тянуть на себя нельзя – берег крут, а шнур на спиннинге диаметром всего 0,15 мм. Лучше всего выводить тайменя на гальку переката в устье притока – там полого. Но сначала надо перейти вброд перекат на самой Бакланихе. Кажется, там не очень глубоко, хотя сапоги наверняка зальёт. Я осторожно стравил немного шнура и, страхуя себя от падения, с трудом перешёл на другой берег реки. Еле передвигая ноги (сапоги залиты водой до краёв), оказался наконец на ровных валунах притока и втащил туда упирающегося тайменя. Вскоре подоспели и мои приятели. Как у них загорелись глаза, когда они увидели лежащую на траве метровую рыбину! Схватив снасти, друзья тут же закинули блёсны, и минут через десять наш улов пополнился хариусом и двумя ленками. Тайменей больше не было.

К вечеру следующего дня мы подплыли к месту впадения верхнего притока – конечной точке нашего пути по Бакланихе. Отсюда мы должны были начать переход по тайге к Фатьянихе (Бакланиха выше этого места резко меняла направление, поворачивая на север).

…Небо хмурилось. Вот-вот польёт дождь. Мы торопились разбить лагерь и приготовить ужин. Была моя очередь чистить пойманную за день рыбу. Вывалив хариусов и ленков из лодки, принялся их потрошить. Моё внимание привлекли разбросанные вокруг полусгнившие головы крупных хариусов. Значит, кто-то недавно тут был. И наверное, ловил в этой же яме!

Отложив нож, я взял стоявший у куста спиннинг. Далеко забрасывать не пришлось. Ширина ямы едва достигала двенадцати метров. Подмотал приманку. Пусто. Кинул ещё раз чуть левее. Есть хватка! Через секунду-другую у меня в руках уже трепыхался килограммовый хариус. Рыбы у нас было достаточно, и я отпустил его обратно в воду. Вскоре выудил ещё двух таких же красавцев и ещё трёх ленков. На этом проверку ямы прекратил.

Ловля здесь напоминала скорее черпание рыбы из садка: заброс – рыбина, ещё заброс – ещё одна… Роман тоже взял спиннинг. Он нацепил большую белую колеблющуюся блесну – явно нацелился на тайменя. Но его блесна избороздила всю яму вдоль и поперёк и никому не приглянулась. В конце концов терпение и упорство Романа были вознаграждены. Я занимался своим делом и вдруг услышал его хрипловатый голос: «Взял!» Поднял голову и увидел фонтан брызг – таймень ударил хвостом по воде. Роман умело работал тормозом катушки, изматывая рыбу. Вот он подвёл её к самому берегу… Но тут в воду неожиданно зашёл Олег сбоку от Романа, пытаясь в удобный момент забагрить рыбу. Собрав последние силы, таймень бросился к противоположному берегу. И всё повторилось снова. Через несколько минут Роман уже без посторонней помощи вывел «дичь» на песчаную косу.

Через день, упаковав разобранную байдарку в рюкзаки, мы отправились на волок. Вначале шли на восток, стараясь придерживаться долины притока, но вскоре он отклонился в сторону и мы взяли прямой курс по азимуту. К концу второго дня волока пересекли Соха – реку бассейна Сухой Тунгуски, впадающую в Енисей между Бакланихой и Нижней Тунгуской. Наш путь лежал дальше на восток. За Сохатиной идти стало труднее: началась пересечённая местность. К тому же движению мешали пихтовый стланик и болота. На четвёртый день волока, преодолев более 30 км, мы вышли на Малую Фатьяниху – один из двух основных притоков Фатьянихи. Малая Фатьяниха от истоков километров 35-40 течёт на север, а затем круто поворачивает на юг. Здесь то же чередование плёсов с перекатами, такая же растительность по берегам, что и на Бакланихе. Однако местность более гористая, что делает перекаты мощнее. Стали встречаться и крупнокаменные затяжные шиверы. В отдалении от реки высились сопки.

На всём участке сплава по Малой Фатьянихе в наших уловах ни ленков, ни тайменей не было. Попадались одни хариусы, но зато какие! Красавцы на килограмм и больше. Блесну они брали уверенно, почти без сходов. До середины сентября стояла хорошая погода. Если и шли дожди, то не затяжные. В дневные часы было ещё довольно тепло, часто проглядывало солнце. Со второй половины месяца в ясные ночи сильно подмораживало.

…Ниже слияния Малой Фатьянихи с Фатьянихой на большом галечном острове, наполовину покрытом лесом, мы увидели большую палатку и людей у костра. Четверо красноярцев проводили здесь свой отпуск. Их забросили сюда вертолётом. Примерно через неделю они намеревались спускаться по Фатьянихе на резиновой лодке. Нам рассказали, что накануне в 6-7 км ниже по реке им удалось с большим трудом вытащить на берег здоровенного тайменя килограммов на 25. На берегу рыбина сумела освободиться от тройника и вернулась в родную стихию. Описали приметы того места.

Поплыв вниз, мы вскоре нашли знакомую по описанию курью. Большой валун за границей струи… Всё совпадало. Заброс следовал за забросом, но поклёвок не было. Конечно, каждый из нас понимал, что травмированный таймень и не подумает взять приманку. Но как уймёшь азарт? Наконец у Романа кто-то всё же схватил блесну. Почти сразу при вываживании стало ясно, что взял не «кит». И точно, это оказался таймешонок килограмма на четыре.

…Начинался очень интересный отрезок реки: на протяжении примерно 40 км до Большого порога чередой шли мощные перекаты и шиверы. Это позволяло надеяться на успешную ловлю ленка и тайменя. Мы предполагали задержаться здесь дней на пять и сделать две днёвки. Однако в наши планы вмешалась погода. Ночью поднялся сильный шквалистый ветер. Вскоре пошёл дождь, порой переходящий в снег. Временами ветер стихал, но дождь лил непрерывно двое суток.

Когда наконец прояснилось, пришлось навёрстывать упущенное. Проходить через сложные препятствия втроём на тяжело гружёной байдарке было рискованно. В таком случае кто-то из нас сплавлял лодку в одиночку, а остальные передвигались берегом, по ходу забрасывая снасти. Пока плыли до Большого порога, удалось поймать в общей сложности восемь тайменей и больше двадцати ленков. Самый крупный таймень весил 14 кг. Хариусы на этом горном отрезке пути попадались, но были значительно мельче тех, которых мы ловили на Малой Фатьянихе. Ниже Большого порога, находящегося примерно в 100 км от Енисея, Фатьяниха на протяжении 15-20 км ещё течёт в горном каньоне. Берега её на этом участке очень живописны. На выходе с плато в долину Енисея Фатьяниха проходит в одном месте через щель между двумя скальными утёсами, образуя так называемые Ворота. Ниже Ворот течение реки постепенно замедляется. Весь нижний участок Фатьянихи – от Большого порога до устья – мы прошли за четыре дня.

Рыбалка на Енисее

Все явственнее ощущалось дыхание приближающейся зимы. За два дня до нашего выхода на Енисей ночью повалил густой снег, и утром мы проснулись в заснеженной тайге. Так мы и плыли последние километры среди белых берегов. От выпавших обильных осадков вода в реке заметно прибыла. Уже перед Енисеем на одном из поворотов мы увидели обширную яму. Пропустить такое место было невозможно. К тому же после часового плавания все замерзли, и надо было сделать остановку, чтобы согреться.

День был хмурый. С низкого неба сыпала снежная крупа, дул пронизывающий северо-западный ветер. Первым делом развели костёр – много ли нарыбачишь с одеревеневшими от холода руками? Когда немного пришли в себя, взялись за спиннинги. …Раз за разом я забрасывал блесну в реку, но она всё время цепляла мусор. Чего только не несла большая вода – ветки, траву, шапки грязной пены, целые острова листьев, хвои… Наконец получился удачный заброс – блесна упала на чистое место. Тотчас же последовала поклёвка. По хватке – таймень. Прошла секунда, другая… Пленник бросился против течения. Взлетел свечкой, плюхнулся в воду и… сошёл. Досадуя, я вытащил пустую блесну. Ну конечно, так и есть! Тройник совсем тупой. Ведь собирался же наточить его ещё в прошлый раз, когда менял блесну, да забыл. Так хотелось поставить победную точку в конце похода, да, видно, не судьба.

Приятели мои на сей раз тоже остались без добычи. Но никого это особенно не огорчило. Мы наверстаем всё на новом маршруте в следующем году!

Константин Сидоров

Adblock
detector