Главная / Статьи / Утиная охота

Утиная охота

Утиная охота

Сафари на африканскую "большую пятерку" занимает особое место в жизни охотника. Оно зрелищно, эмоционально, опасно и памятно. Это занятие для избранных, как бы высший пилотаж для охотника. Однако помимо сафари существует великое множество иных видов охот, не менее интересных и захватывающих, а уж по зрелищности и романтичности ничем не уступающих трофейной. Поэтическая – именно так издавна характеризовали охоту на пернатую дичь, открытие которой празднуется всей охотничьей братией.

Фото:  Алексей, Санкт-Петербург

Открытие осенней охоты по  перу  празднуется всей охотничьей братией во вторую субботу августа. Это время неслучайно выбрано для открытия сезона по перу, ещё А.Т. Аксаков писал, что к этому времени все старые кряковые утки и даже матки, линяющие позднее, успели перелинять, только селезни перебрались ещё не совсем и совершенно выцветут не ближе сентября, что, впрочем, не мешает им далеко и хорошо летать. Утиные выводки также успевают к августу крепко стать на крыло, даря охотникам неповторимые минуты вечерних и утренних зорек. Именно с зорьками у большинства наших охотников ассоциируется утиная охота, хотя существует ещё несколько традиционных, но не менее увлекательных и азартных способов охоты на уток.

Прелесть утиной охоты состоит в том, что на неё не обязательно выбираться за тридевять земель.  Достаточно немного отъехать от трассы, выбрать приглянувшееся болотце или речушку, где можно, даже не замочив ноги, получить удовольствие от стрельбы по пролётной птице и, конечно же, от созерцания великолепного зрелища угасания, а затем и рождения дня.

Однако побывать на охоте и не замочить ног меня, как и большинство коллег по страсти, никогда не устраивало. Начало сезона по перу – не тот случай, чтобы довольствоваться простым топтанием берега вблизи от города. Этот день – большой праздник, и отмечать его принято с соответствующим размахом – выездом на пару дней (в идеале на неделю) с ночёвками в стогах свежескошенного душистого сена, костерком, наваристой юшкой и охотничьими байками до утренней зари.

Есть у меня такое место. Недалеко от истоков Припяти в глухом селе живёт мой армейский дружок. Не один пуд соли съели мы с ним, а подружила нас всё та же страсть к охоте. Каждый год он зовёт меня к себе, обещая «утиный рай», и слово своё держит – впечатлений от посещения живописного и богатого болотной живностью Полесского края мало не бывает. Получится ли поехать к нему в этом сезоне, пока неизвестно, но вот прошлый свеж в памяти по сегодняшний день. 

Та зима была очень снежная, к тому же всю весну шли дожди, поэтому воды в лесных болотах и реках было более чем достаточно, что положительно отразилось на количестве болотной дичи. Лето же установилось особенно жарким, основательно поубавив воды в водоёмах. Утка всё ещё держалась по местам размножения, пока не собираясь на большую воду. Обо всём этом я слушал, сидя за простым хлебосольным крестьянским столом, малость разбавленным столичными гостинцами. Завтра – вторая суббота августа, долгожданный день открытия охоты, ради которой на колёса намотана не одна сотня километров.

Вдоволь выспавшись на сеновале и услышав звук заехавшей во двор машины, спускаюсь по лестнице. Давно знакомая компания уже почти вся в сборе, начинают обсуждать сегодняшний маршрут. Я не вмешиваюсь, выслушивая весомые аргументы с уже знакомыми названиями урочищ, болот и озёр. Наконец маршрут выбран, и мы, хорошо закусив, начинаем собираться на охоту. Сегодня решено начать с лесных болот, где по результатам проведённой накануне разведки обнаружены «хмары той качвы, и всё больше крыжня».

Фото: Николай, Питер

После пожеланий «ни пуха» начинаем двигаться к заветной цели. Специфичная гужевая дорога, у которой три колеи вместо привычных двух, лениво петляет между могучими соснами. Черника зелёно-фиолетовым ковром устилает всю землю. Так и тянет нырнуть в эту перину и перепачкаться по уши, поедая лесное лакомство. Мои спутники не обращают на ягоду ни малейшего внимания, понимающе поглядывая на мои отклонения от дороги.

Вскоре лес на нашем пути начал меняться, больших сосен становилось все меньше, чаще стали встречаться березы, а вместо кустов черники – мягкий мох. Наконец вокруг встала только невысокая молодая поросль, переходящая в почти непролазные заросли. За ними началась череда небольших лесных болот, поросших осокой в человеческий рост. В одном таком болоте выводится не одна утиная семья – я это уже знаю.

Выйдя на край первого болота, мы растягиваемся в цепочку из семи человек и ныряем в траву. Перед этим я открываю все клапаны патронташа и вкладываю в стволы патроны с «семёркой», можно было бы взять дробь меньше, ведь непуганая в первый день утка, как правило, подпускает охотника близко. У всех моих товарищей патроны собственного изготовления с «некалиброванной» дробью разного размера, изготовленной методом капания расплавленного свинца в воду.

Вода в болоте доходит чуть выше колен, приятно холодя ноги. Солнце палит неимоверно. Расстояние между нами метров по десять, вполне достаточно, чтобы пропустить не один выводок, и мы немного петляем между высокими кочками с травой-резаком. Примерно на половине пути с правого края нашей цепи с громким криком подрывается утка, сразу же звучит быстрый дуплет, но на неё это не производит ни малейшего впечатления. Сделав несколько кругов над болотом и не налетев на выстрел, она скрывается за верхушками деревьев. Справившись с первым волнением, преодолеваю ещё несколько метров, и передо мной с мягким бархатистым «кря-я!» выпархивают два здоровенных крыжня. Решаюсь бить сначала дальнего (хотя какого там «дальнего», до него метров семь). Вокруг уже гремят выстрелы, слышно хлопание крыльев и утиный крик. Моё ружьё дёргается два раза по «дальней» птице, но она продолжает набирать высоту.

Досадливо перезаряжаю дымящиеся стволы и оглядываюсь вокруг. Над болотом кружится с полтора десятка уток, но крыжней среди них нет. Вспугнутые нами молодые крякухи норовят возвратиться обратно в родную стихию. Затаиваемся, давая возможность уткам уменьшить радиус круга, но не тут-то было. Немного постояв, выходим к лесу, и тут как раз из центра прочёсанного болота с издевательским криком медленно поднимается утка. Мой приклад автоматически касается плеча, не спеша прицеливаюсь (не близко – метров 50) и нажимаю на спусковой крючок… Утка как бы спотыкается и, кувыркаясь, падает вниз. Поднимая фонтан брызг, бегу на место её падения, если подранок – искать бесполезно, нужна собака, поэтому быстрее, быстрее. На примеченном месте среди кочек она уже и не дёргалась, «светя» белой нижней частью крыльев на поверхности чёрной воды. Есть первый трофей! Не спеша, с чувством выполненного долга возвращаюсь к компании. Мы радостно поздравляем друг друга. Ещё у троих по утке, у моего дружка два крыжня – хорошее начало, а ведь впереди таких болот – за неделю не обойти.

На следующем болоте повторяется тот же сценарий, но с точностью до наоборот. Я беру двух первых уток, поднятых на близком расстоянии, по третьей бессовестно «мажу». Третье на нашем пути болото, несмотря на все признаки пребывания дичи (насиженные кочки и дорожки в траве), к нашему разочарованию, оказывается пустым. Вполне возможно, что нам просто не удалось вспугнуть с него уток, которые спокойно просочились сквозь нашу редкую цепь. Как всегда, начинаются разговоры о том, что всё-таки надо было брать с собой собак. Кстати говоря, действительно, хоть одна собака очень бы пригодилась, к тому же пара ненайденных подранков, к великому нашему стыду и сожалению, уже случилась.

Фото: Николай, Питер

Дальше наш путь лежал через неширокое, но длиннющее (с километр длиной) болото. Вдоль него по всей протяжённости тянулась то ли канава, то ли вымытое весенними водами русло. Даже в самый засушливый год в этом месте держалась вода, а, как известно, где вода – там и утка. Порой её здесь скапливалось столько, что боезапаса хватало только до половины болота. Некоторые отмахивались от уток стволами. На другом конце болота как нельзя кстати виднелось несколько стогов сена – жара вот-вот грозила разразиться грозой. И хотя ни на ком из нас не было сухой нитки, перспектива искупаться ещё и под дождём не прельщала.

Впереди было ещё одно болото. Стрельба началась в самом его начале, когда из огромного куста лозы поднялось то ли два, то ли три стада настоящих крыжней.

В скором времени к моим стволам уже нельзя было притронуться, благо широкое цевьё надёжно предохраняло пальцы. Передвигаться становилось всё труднее, подвешенные на удавки к патронташу трофеи немилосердно оттягивали его. Чёрная туча, недовольно урча, висела уже совсем рядом. Наконец кто-то предложил выйти на сухое и быстренько добраться до спасительных стогов. Выходим в подлесок и быстро двигаемся вдоль болота. Ловлю себя на мысли, что со стороны мы похожи на племя аборигенов, различие лишь в том, что те закрывали свой «стыд» листьями, а не утками.

Не успеваем добраться до стогов метров сто, как нас накрывают первые крупные капли дождя. На ходу снимаем рюкзаки, трофеи, патронташи и начинаем разгребать недавно сложенное сено. Сначала прячем в стог всё свое добро, а затем залезаем туда сами. Какое блаженство наблюдать за бушующей стихией из укрытия. Где-то близко в лесу ударила молния. Сидя почти на земле, раскаты грома ощущаешь совсем по-другому – земля ходуном ходит под тобой, и этот эффект ещё усиливается из-за мягкого болотистого грунта.

«Надо рюкзаки переложить с земли повыше в сено, а то все бутылки поразбивает». Шутка тут же разряжает тишину дружным гоготом, но мне кажется, это была не совсем шутка. Хотя и неудобно в сене, но решаем перекусить, гроза быстро закончится, а вечер уже не за горами.

Засидевшись в сене дольше, чем планировали, делимся патронами и приводим в первоначальный вид своё укрытие. Решаем вернуться на последнее «недотоптанное» болото. Развесив трофеи высоко на деревьях (чтобы лиса не достала), идём к воде. Выбираю себе место на двух громадных кочках и устраиваю что-то вроде гнезда – внутри утаптываю траву, оставляя по краям. Получилось не самое плохое укрытие, учитывая надвигающиеся сумерки. Показываюсь всем соседям, чтобы не пальнули в мою сторону, и погружаюсь в созерцание заката.

Вскоре начинается лёт. Сказать, что он был хорошим – это значит ничего не сказать. Всех патронов в отличие от других я так и не расстрелял, но это было что-то потрясающее. Уже в полных сумерках утки садились на воду так близко, что некоторых можно было достать стволом. Но ведь не в количестве трофеев дело! Главное, что я всё это видел и сам был участником сказочного действа.

Далее нас ждало не менее привлекательное мероприятие – праздничный ужин. Это был только первый день охоты!

Вячеслав Боровый

Adblock
detector