Главная / Статьи / Из прошлого нашей охоты

Из прошлого нашей охоты

Из прошлого нашей охоты

Воистину новое – это хорошо забытое старое, поэтому, забывая прошлое, мы лишаем себя возможности лучше видеть перспективу будущего. Это касается и охоты, потому что она прошла с человеком через все общественно-экономические формации и впитала в себя всю палитру многообразных сторон его жизни. Культурная охота в Российской империи берёт свое начало от древнерусских князей, а именно от Олега из Великого княжества Киевского. Охотниками были и другие киевские князья: Игорь, Владимир Красное Солнышко, Ярослав Мудрый, Владимир Мономах и т.д.

 

Великий князь Василий III на охоте. С литографии Б. Чорикова.

Великий князь Василий III на охоте. С литографии Б. Чорикова.

Охотничьей забавой увлекались князь Московский Василий III, царь Иван Грозный, первый царь из дома Романовых Михаил Федорович. Устроенная им в 1619 году царская охота положила начало истории охоты династии Романовых, где особо выделялись охотничьими пристрастиями Алексей Михайлович (Тишайший), император Петр II, императрицы Анна Иоановна, Елизавета Петровна. Не обошло это увлечение и императора Петра III, императрицу Екатерину Алексеевну, в несколько меньшем проявлении – Александра I. А вот Александр II был охотником по-настоящему страстным, любящим промысел с ружьём на крупного зверя: медведя, зубра, кабана, лося.

При Николае II императорская охота являлась самой блестящей в Европе как по охотугодьям, так и по организации, составу, количеству коней, собак и служащих. Ещё будучи наследником престола, Николай охотился на слонов, тигров и ягуаров в Сиаме и Бирме. Болели охотой и великие князья Николай Николаевич, Владимир Александрович и Михаил Николаевич. С середины XVIII века великокняжескими охотами на Руси заведовали князья Голицыны.

В процессе эволюции охоты вызрели два направления развития, предопределённые причинами социального плана. Оба направления имели свои последствия. Царские охоты носили закрытый от общества характер и выродились при всей своей внешней красоте в мероприятия по своей сути истребительские. Думаю, одного примера будет достаточно.

В 1869 году в Беловежской пуще проводилась императорская охота Александра II. Её обслуживали 2,5 тысячи человек, в зверинец было собрано более 300 животных. Вдоль специально прорубленной просеки оборудовали стрелковые номера и погнали на них зверьё. В результате отстрела (не охоты) было убито 28 зубров, 22 лося, 10 ланей, 11 кабанов, 16 косуль, 16 волков, 7 лисиц и 4 барсука. И это была не самая опустошительная из охот.

Р.Ф.Френц

М.Зичи "Семья Александра II на охоте", 1866. Слева направо: великий князь Александр (будущий император Александр III), его сеста – Мария Александровна, император Александр II, великий князь Владимир Александрович. На заднем плане – обер-егермейстер граф П.К.Ферзен.

Второй линией эволюции охоты была демократическая, осуществляемая крупно- и мелкопоместными дворянами, а также представителями других социальных слоёв. Примерно до 1850 года у нас господствовал принцип вольной охоты, не причинившей заметного вреда фауне. Но последовавшие затем два-три десятка лет едва не привели к катастрофическим последствиям для фауны. На годы царствования императора Александра II пришлись великие реформы, начавшиеся в 1861 году с отмены крепостничества. Получившая вольную многочисленная охотничья прислуга, изыскивая себе средства к существованию и ничего, кроме охоты, не умевшая, взялась за неё самовольно, что было не чем иным, как браконьерством, приобретшим всероссийские масштабы. Дичи в те времена водилось много. Видя успехи вольных охотников, их примеру последовали крестьяне, дотоле не имевшие к охоте ни малейшего отношения. К ним по выходным и праздникам присоединялись толпы заводских и фабричных рабочих и пр.

С ростом городов увеличился спрос на дичь – на рынках, в ресторанах она была постоянно. Развитие железной дороги облегчило доставку дичи к потребителям, тем самым способствуя истреблению диких животных.

Знаменитый наш соотечественник архитектор и охотник В.В. Городецкий писал: «…полюбопытствуйте зайти в пушные ряды Нижегородской либо Ирбитской ярмарки. Взгляните на целые горы валяющихся там рогов лося, оленя, марала, козла… Не может не заговорить чувство негодования, вызванное этим хищническим разграблением богатств нашей Сибири! … для удовлетворения спроса русских и западноевропейских гастрономов, один лишь Алтай отпускает рябчиков партиями, доходящими до 75 000 штук!..»

В конце концов надвигающаяся беда была осознана и обществом и правительством. И в обстановке борьбы между культурными охотниками и вольными промышленниками начали создаваться охотничьи общества. Их возникновение проходило на фоне широкого, длительного и болезненного публичного обсуждения нового закона об охоте. 

Царская охота под Петербургом.

Император Александр II беседует с крестьянами на медвежьей охоте

Первое и старейшее из дореволюционных охотничьих обществ – Московское общество охоты имени Императора Александра II – начало свою деятельность в 1862 году. Позднее появились Казанское общество и Императорское общество с отделами. Закон об охоте получил высочайшее утверждение только в 1892 году. Но он заработал, постепенно меняя менталитет охотника и приучая к необходимости исполнения прописанных в нем норм.

В Киевской губернии условия охоты были такими же дикими, как и везде. Вольные охотники, жившие поставками дичи на рынки Киева и других городов, обескровили окрестные угодья. Это заставило интеллигентных охотников-любителей подумать о создании общества в целях охраны дичи.

Предвестником общества был кружок охотников, арендовавших несколько небольших угодий близ Киева. Главой этого кружка был домовладелец и заводчик Егор Константинович Кобец. Он же взял на себя инициативу по организации общества и обязался передать последнему в случае его утверждения правительством арендованные кружком охотничьи угодья.

Учредители общества по сути дела примкнули к уже существующей организации – Императорскому обществу, что само по себе упрощало процедуру утверждения, а потому в начале 1888 года Советом Императорского общества правильной охоты от имени учредителей было представлено заявление о необходимости открытия его отдела в Киевской губернии. В том же году разрешение было получено.

12 сентября 1888 года состоялось первое общее собрание. Так в Киеве возникла общественная организация, получившая наименование Киевский Отдел Императорского общества правильной охоты. В 2003 году исполнилось 115 лет со дня его основания. Первым председателем учреждения был избран князь Н.В. Репнин, а членами совета Е.К. Кобец, И.И. Красовский, Ф.Е. Струве, И.И. Пашин, Л.И. Подгорский, Э.К. Ровицкий, казначеем – Л.А. Гайдуков, секретарём – Е.Н. Зайцев.

Первой из важнейших задач отдела было прекращение беспредела вольных охотников хотя бы в арендуемых угодьях. Для этого была организована их охрана сторожами, контроль за деятельностью которых осуществлялся егерями и над всеми ними – ловчими. Дело сразу же пошло на поправку.

Членство отдела имело градации: почётные члены, далее шли непременные члены, потом пожизненные, действительные, любители с правом охоты и просто члены-любители без права охоты, своего рода кандидаты. Общество имело органы контроля и управления: общее собрание, совет отдела и ревизионную комиссию. Общие собрания проводились не менее четырёх раз в год. Число членов общества постоянно менялось. Были годы, когда наблюдался подъём, спад объяснялся введением в 1907 году увеличенного годового взноса – до 75 рублей. Менее состоятельным не всегда удавалось заплатить и 50 рублей. Это действительно грозило учреждению гибелью. Бюджет требовал суммы 13 тыс. рублей, а реально собиралось чуть более четырёх. Выжить помогли добровольными пожертвованиями сами члены общества – Зайцев, Скрипченко, Городецкий, Кобец. К 1913 году бюджет достиг 30 тыс. рублей.  

 За время работы Советом Киевского отдела были разработаны важные документы по вопросам охотничьего дела: «Правила о стрельбе в тире», «Правила о штрафах за нарушения Положения об охоте», «Правила охраны породистых собак», «Правила о внутреннем распорядке общества», «Записка о вреде весенней охоты», «Доклад по вопросу об охране дичи» и т.д.

Киевский отдел располагал обширными охотничьими угодьями. Высочайше утверждённым Положением Комитета Министров учреждению было предоставлено право аренды под охоту Киево-Межигорской, Богуславской, Мироновской, Чаковской, Оржевской, Сусской, Деревянской, Жуковской, Белевщинской и Корчинской казённых дач. В каждой из них имелся смотритель. Отдел практиковал охрану конными объездчиками, но долгое время не удавалось прекратить браконьерство лесников, да и самой охраны тоже.

Комиссия под председательством П.В. Ланге выработала предложения по мерам охраны дичи во всей империи, в числе которых указывалось на необходимость перевооружения охраны с ружей на револьверы, создание школ егерей и курсов охраны.

Совет постановил из-за малочисленности водоплавающей дичи весенние охоты не проводить. Для восстановления популяций общество стало заниматься покупкой, ловлей и выпуском в арендуемые угодья зверей и птиц, которые ранее жили там свободно: тетеревов, глухарей, фазанов, рябчиков, коз, ланей, зайцев и др.

Император Николай II около убитого оленя. Спала. Фотография 1912 года. ГИМ

Император Николай II около убитого оленя. Спала. Фотография 1912 года. ГИМ

Стали создаваться заказники. В связи с новыми видами деятельности отдел решил видоизменить название, теперь он назывался Киевским отделом Императорского общества размножения охотничьих и промысловых животных и правильной охоты.

Собственно охоте, как мы видим, отводилась второстепенная роль. Желание членов общества не утратить возможность заниматься любимым делом и стало побудительным мотивом к восстановлению численности охотничьих видов зверей и птиц.

Уже в 1892 году было образовано псовое отделение. Полевые выставки и испытания гончих и легавых устраивались регулярно. Более того, с 1896 года началась организация собачьих питомников (первый был создан в селе Пуховка), которые в дальнейшем превратились в дрессировочные дворы, где натаскивали уже взрослых собак.

Имея свою хорошую базу подготовки стрелков, Киевский отдел остро ставил вопрос о необходимости развития стрелкового спорта, особенно пулевой стрельбы, с горечью констатируя, что наши стрелки на Олимпийских играх занимают постыдно низкие места.

Оценивая с позиций сегодняшнего дня деятельность Киевского отдела Императорского общества, невольно задумываешься о подвижничестве. Оно проявлялось в любом деле. Ведь за короткий срок была создана база для последующего развития охотничьего дела. Во что оно трансформировалось – вопрос к правопреемникам. Тут важны и детали. Многие ли из нынешних обществ имеют, скажем, свою библиотеку, музей, написанную историю организации? А в Киевском отделе всё это было. В библиотеке помимо периодических русских охотничьих изданий имелось немало ценных книг, в том числе раритетов, подшивки французских, английских и немецких охотничьих журналов.

Гордостью общества был музей. Идея его создания принадлежит Д.А. Коптеву, но на практике её осуществил В.В. Городецкий. Опись показывает, что из коллекции чучел птиц (всего 272 шт.) 179 принадлежало ему. Из 73 чучел зверей – 25 его же дар. 

Киевское общество тесно взаимодействовало с Харьковским, Днепровским и другими, в которых деятельное участие принимали выдающиеся личности той эпохи. Так, почётными членами Харьковского отдела являлись Л.П. Сабанеев, Л.В. Рейнгардт. Днепровский отдел возглавлял А.И. Фальц-Фейн, известный охотник, спортсмен, брат знаменитого создателя заповедника «Аскания Нова» Ф.Э. Фальц-Фейна, к которому благоволил император Николай II. В Киеве ещё существовало Киевское Русское общество правильной охоты, но оно не оставило столь заметного следа, как Киевский отдел. Сегодня можно лишь строить догадки относительно дальнейшего развития этого общества. Вначале Первая мировая война приостановила его деятельность, а затем приспела пролетарская революция, которой не нужны были буржуйские общественные структуры. К моменту утверждения советской власти от Киевского отдела оставался фактически только музей. В 20-х годах он горел первый раз, а в годы Великой Отечественной войны погиб окончательно. Часть экспонатов была передана Зоологическому музею, но их там уже нет. Жаль. Так мы теряем частичку себя. Подобного музея за все долгие годы советской власти Украинское общество охотников и рыболовов так и не создало. 

Сегодня в Украине уже существуют альтернативные общества, клубы, частные питомники диких животных, базы, охотничьи хозяйства и заказники. Жизнь меняет облик охотника и принципы организации охотничьего дела. Самое время вспомнить опыт прошлого и попытаться применить его ко дню сегодняшнему…

Иван Касаткин

Adblock
detector