Главная / Статьи / Новые правила рыболовства. Сказ о рыбаке и рыбе.

Новые правила рыболовства. Сказ о рыбаке и рыбе.

Решения федерального агентства по рыболовству вкупе с изменениями в федеральном законодательстве вредят и рыбакам, и рыбам… Раньше на реке все было по-другому. Прежде лов открывали только дней через десять после начала путины. Так было надо — за эти полторы недели рыба, зимовавшая подо льдом Обской губы, уходила нереститься в верховья Оби.

Фото: volyevgenij

Фото: volyevgenij

Этот, первый, разбухший от икры поток маточного поголовья на местном диалекте называется «вонзь». Короткое и звучное, как удар весла по воде, слово приуральские рыбаки теперь выговаривают как-то даже настороженно. С едва уловимой ностальгией.

Все потому, что до изменения в законах вонзь оставалась неприкосновенной. Не рискуя попасть в сети, косяки нельмы, муксуна, щекура беспрепятственно шли на нерест. И лишь затем рыбачьи артели выходили на реку, не боясь погубить маточное поголовье и не рискуя лишить себя улова на следующий год. На реке каждый знает: если вонзь отнерестится в срок, то рыбы всем хватит.

Но два года назад в столице придумали новые правила ловли. Теперь на Оби, будто на море, рыбалка начинается в определенный срок — в ночь с 15 на 16 июня. С одной стороны, для рыбаков это вроде как и хорошо: заранее известно, к какому дню надо готовить снасти и копить припасы.

Только те, кто подписывал такой закон, как видно, не подумали, что теперь всякий рыбак может вынуть из речных глубин хоть всю вонзь в первый же день промысла. А что там народится на реке в следующем году? Никто об этом не позаботился.

— В новом законе о рыболовстве пробелов — как ячеек в сети. Одни дырки! — сетует заместитель директора МП «Аксарковское рыбопромысловое предприятие» Александр Ярденко. — Например, назначены строгие сроки вылова разных видов рыб. Но у нас на Севере лов начинается не по календарю, а когда лед сойдет. Вот, по распоряжению из федерального центра в середине июня мы должны сырка промышлять, только он к этому времени уже уходит выше по течению, в окрестности поселка Катравож. Передать свою квоту тамошним рыболовам не можем. Закон не позволяет!

Тем временем катравожские рыбаки зачастую не успевают добыть плановую норму щекура. В середине июня ценная рыба только-только доходит до Аксарки, но промышлять ее сверх квоты местным, аксарковским, артельщикам тоже нельзя — считается браконьерством.

Если же недобрать плана, то в бригадах упадут зарплаты, перерабатывающие предприятия останутся без сырья и, как следствие, без прибыли, а в бюджете выйдет недостача по сбору налогов. Сократятся и субсидии, выделяемые за счет областной программы «Сотрудничество» на вылов хищной рыбы. И что можно сделать?

— Одними только протестами на местном уровне мы ничего не добьемся, — признает глава администрации муниципального образования Приуральский район Владимир Воронкин. — Надо корректировать федеральное законодательство, но это такая громоздкая махина, что раньше чем за два года вопрос не решить. Рыбаки-то выдержат этот срок. А рыба?

А рыбы в реке, как рассказали промысловики, братья Виктор и Юрий Тоболько, уже второй год становится меньше. Особенно заметно снизился вылов муксуна. Хоть на плавном лове, хоть при подледном. Уходит муксун… А без него что за рыбалка?

Фото: volyevgenij

Фото: volyevgenij

— Без рыбалки мне совсем жизни нет, — заключает местный рыбак Павел, обладатель лихой фамилии — Атаман. — Река дает заработок на зиму. Это и для души моей занятие, и ремесло, которое сыну передам.

На рыбалку Павел выходит с первого дня путины и пластается на реке до декабря. Зимой, чтоб не сидеть без дела, каслает оленей. И всю долгую полярную ночь ждет, когда с Оби сойдет лед.

Эта страсть к речному промыслу передалась его детям — сыну и четырем дочерям. В роду Атаманов рыбацким ремеслом владеют все. И на путину выезжают всей многочисленной родней. Как поставят дюжину чумов на высоком берегу, так сразу и оживает рыбачий поселок Чапаевск.

Промышляет Паша по 12 часов в сутки. За это время делает по четыре плава на реку. За путину добывает до 15 тонн живого серебра. От такой работы у Атамана по ночам ломит спину и выворачивает суставы.

И однажды он решился уйти от реки. Устроился электриком в поселке. А река его не отпустила. Месяца не прошло, и потомственный рыбак положил на стол начальству заявление об увольнении. Вечером его уже видели на реке выбирающим сеть…

Для таких трудяг, как Атаман, пресловутые новые правила рыболовства — словно мина замедленного действия. Пока не поздно, надо их менять. В конце февраля в Салехарде пройдет широкое совещание, посвященное порядку рыбного промысла в акваториях Обской, Гыданской, Тазовской, Байдарацкой и Юрацкой губ.

Ожидается приезд специалистов федерального агентства по рыболовству, морской зональной инспекции ФСБ, антимонопольной службы, рыбохозяйственных научных институтов.

Пашу Атамана, скорее всего, выступить не пригласят. Может, и зря…

2 года назад придумали новые правила ловли.

Для рыбаков новые правила рыболовства — словно мина замедленного действия.

Александр Белов
Тюменские известия №27 (5235)

 

Adblock
detector