Главная / Статьи / Водолаз: раньше я наверное был рыбой

Водолаз: раньше я наверное был рыбой

Водолаз: раньше я наверное был рыбой

Водолаз из Эстонии Валдур Удумяэ уверен, что в прошлой жизни он был рыбой, поскольку подводный мир увлекает его настолько, что сердце начинает биться уже при одном виде воды. Удумяэ вот уже 29 лет является профессио­нальным водолазом. Два раза он становился чемпионом Эстонии по подводной охоте. Самым большим врагом ныряльщика, он считает, является паника.

В первый раз Удумяэ (50) погрузился под воду 34 года назад, когда заинтересовался подводной охотой. «Вот это было время: снаряжения достать было невозможно, к тому же оно было дорогое и тяжелое. Условия с нынешними не сравнить, но меня уж больно сильно тянул к себе подводный мир», — сказал Удумяэ.

Если спросить у водолаза, что там есть под водой, то Удумяэ, не задумываясь, ответит: «Все». Рыбы, водоросли, сокровища, пологие и крутые склоны — описывает он дно, как земной пейзаж. Поскольку Удумяэ под водой чувствовал себя так же хорошо, как рыбы вокруг него, то через четыре года после первого погружения он сдал экзамены и получил нужные документы, так что вот уже 29 лет он является профессио­нальным водолазом.

Два раза он становился чемпионом Эстонии по подводной охоте.

Водолаз

Микроавтобус Валдура Удумяэ забит снаряжением для дайвинга: гидрокостюмы, грузы, ласты. В правой руке у него длинные ласты для фридайвинга, которые дают возможность развивать под водой высокую скорость, чтобы гоняться за рыбами, а в левой — ласты, которыми он пользуется при глубоких погружениях. Фото: Sille Annuk

Нужная работа

Будучи водолазом он выполняет все виды подводных работ, кроме сварочных: например, укладывает геоткань на прибрежное дно, чтобы оно не зарастало камышами, проводит поиск потерянных подвесных лодочных моторов, очищает гребные винты судов, находит и достает из-под воды утерянные мобильные телефоны, память которых, по мнению хозяев, содержит очень важные данные.

Как-то раз Удумяэ пришлось даже помочь достать автомобиль со дна озера Саадъярв при помощи воздушных подушек.

«Несмотря на то, что я профессионал, занимаюсь этим больше в порядке хобби, когда люди просто нуждаются в моей помощи», — говорит Удумяэ, который работает спасателем в Южно-эстонском спасательном центре. Искать и доставать  утопленников — это тоже его работа, хотя об этом он старается думать как можно меньше.

«Это неприятно, но необходимо. Я просто стараюсь думать об их близких, которые остались на берегу», — рассказал водолаз, которому не раз приходилось искать пропавших людей на дне рек, озер и моря. Сколько их было, Удумяэ не считал. «Чем меньше потом об этом вспоминаешь, тем лучше», — заметил он и добавил, что если для обычного купальщика увидеть в воде утопленника — это какой-то кошмар из фильма ужасов, то водолаз всегда должен быть готов к подобной находке.

«Ты не пугаешься и не боишься трупа, поскольку просто занят его поисками», — рассказал водолаз и добавил, что эта работа физически не самая тяжелая. 

Меньше задумываться

«Физически это сделать гораздо легче, чем достать, например, лодочный мотор. Утопленников находить тяжело в психологическом плане», — отметил водолаз. Особенно, по его словам, западают в душу случаи с молодыми людьми и несчастья, произошедшие по глупости.

 Удумяэ, который исследовал множество рек и озер Южной Эстонии, предупреждает, что дно водоемов полно неожиданностей — камней, старых причальных столбов и даже боеприпасов — поэтому ныряние в не­изученном месте — это, как лотерея — повезет или не повезет.

Прыжки с пешеходного арочного моста в Тарту водолаз считает вообще самоубийственными. «Если бы люди хоть раз увидели развалины старинного Каменного моста на дне и убедились,  что там мелко, то, может быть, поняли бы, почему я привожу такое сравнение», — пояснил Удумяэ.

Тем, кому повезет и он попадет  в фарватер, это может сойти с рук, но  если хоть немного от него отклониться, то попадешь в камни, объяснил водолаз. Для него самого наибольший интерес из водоемов Эстонии представляет река Эмайыги. «Ее дно — это своего рода экскурс в историю», — сказал Удумяэ.

Под пешеходным мостом можно увидеть развалины разрушенного в войну Каменного моста и каменные скульптуры, у торгового центра Tasku дно покрыто разбитыми бутылками, которые остались, наверное, от прежней пивной. «Плывешь и видишь историю», — уверяет он.

Самое глубокое погружение в историю случилось с Удумяэ на реке Амме, на дне которой он случайно нашел бронзовый женский браслет XII века с нанесенными на его поверхность крестами и кругами. Эту находку он подарил Эстонскому национальному музею в Тарту, так же, как и остальные исторические находки: наконечники копий и стрел для арбалета. 

Конечно, кораллов и таких ярких экзотических рыб, как в Красном и Адриатическом морях, в Эстонии не увидишь, но на эстонских водных путях уйма затонувших судов, которые море прячет от нас.  Тем, кто боится воды и чувствует себя в ней неуютно, нырять Удумяэ не советует.

 «Если производить над собой насилие, то ничего хорошего не получится. Воду надо любить, — считает он и рекомендует начинать знакомство с подводным миром с маской и трубкой. — Некоторые люди сразу же  поймут, что подводный мир не для них».

Главное — не паниковать

По словам водолаза, самым большим врагом ныряльщика является паника. «Если ныряешь и чувствуешь, что над головой бревно, или вовсе не понимаешь, что именно, то следует сохранять спокойствие. Паника только усугубит проблему», — уверен Удумяэ.

Сам он еще никогда не паниковал под водой, но другим помогать справляться с паникой и страхом ему приходилось. Семья водолаза — жена и двое взрослых детей— еще ни разу не у­прек­нули его в том, что он выбрал такое опасное хобби и профессию.

«Если бы они стали мне запрещать, то я бы почувствовал себя примерно так же, как рыба на суше. Да из этого все равно бы ничего не вышло, — считает Удумяэ и продолжает: — Вода дает мне силу. Если чувствую, что настроение плохое, то спускаюсь под воду. Рыбы всегда в хорошем настроении и настроены дружелюбно».

Кристийна Kруузе, rus.postimees.ee

Другие статьи на эту тему:

Adblock
detector