Главная / Статьи / Райские места Сергея Аксакова

Райские места Сергея Аксакова

Райские места Сергея Аксакова

Сергей Аксаков начал писать в Абрамцево, на речке Воре. Начинающему писателю было уже больше пятидесяти лет. В 1845 году вышла книжка об ужении рыбы и о самих рыбах. Сам Аксаков удивлен был большим успехом «Уженья» и сел диктовать дочери «Записки ружейного охотника». Выход книги был встречен охотниками, писателями и читателями с большой радостью…

Воря – это речка в Московской области. С нее хочу начать наш короткий рассказ об Аксакове.

Три года назад я получил от друга из Оренбурга Сергея Жданова приглашение (с билетом на самолет) прибыть на родину Аксакова. Приглашение было принято, и я сел перечитать книги. Но прочесть надо было и Солоухина. Его писания были снабжены эпиграфами из текстов Аксакова. Но самое важное было узнать, какую работу проделал Владимир Солоухин, чтобы вернуть утраченный за многие годы мир, в котором жил знаменитый охотник, натуралист и литератор. Всё было разрушено до основания. Надо с благодарностью вспомнить автора «Владимирских проселков» – он поразительно много сделал для восстановления памяти об Аксакове…

Ехали мы в оренбургские края через знаменитый Бузулукский бор и холмистые степи. И вот она – деревня, которую Аксаков всю жизнь называл «моей милой родиной».

Я писал уже о поездке – о том, как хорошо принимают гостей в Аксакове, какая рыба водится в старом пруду, как постепенно наполняется музей важными экспонатами, как издаются после долгого перерыва книги Аксакова, как встречают посетителей памятных мест. Речка Бугурусланка, как большинство нынешних речек, обмелела, но еще бежит мимо холмов. А на пруду стояла водяная мельница (сохранился ее рисунок). Мальчиком Сережа Аксаков любил ловить рыбу около мельницы. Мой друг Сергей Жданов вслух помечтал: «Скинуться бы – кто рубль, а состоятельные люди могут «хорошие деньги» пожертвовать на благое дело. А вы, Василий Михайлович, об этом с удовольствием написали бы. Водяная мельница в Аксакове! Две такие мельницы будут в России: одна – в местах, где жил Пушкин, другая – тут! Если мечты мои сбудутся – бегом помчусь с этой вестью».

рыбалка на реке до самого ледостава.
На реке до самого ледостава.

Первую половину жизни Аксаков прожил вблизи родных мест. С шести лет не выпускал из рук удочки, ждал часы – побежать к реке. Мать была против дружбы с деревенскими удильщиками, от которых сын перенимал всё, что ему нравилось. Отец, сам любивший у реки с удочкой посидеть, радовался успехам сына. Но главным наставником у реки, в лесу и в поле был «дядька» Евсеич – воспитатель из крестьян. Он приобщал подростка к сельской жизни, к труду пахарей, у реки показывал повадки рыбы, а когда пришла пора охоты с ружьем, стал следопытом, объясняя поведение птиц и зверей. Его воспитанник стал понимать, в каком интересном мире он живет, сколько в нём красоты, загадок, тайн и радости.

После раздела именья Сергею досталось село и земли в ста верстах от Оренбурга. Встретили молодого хозяина хорошо. Но места сразу же охотнику и рыболову не понравились: голая равнина, не было близко реки. Сельское хозяйство не занимало Аксакова. После женитьбы и появления детей решено было ­переехать в Москву.

Началась служба – сначала цензором, потом директором Межевого института. Появился интерес к московским театрам, журнальным обзорам спектаклей. Частые встречи с новыми друзьями, которых привлекал гостеприимный дом Аксаковых.

Тут встречались Белинский, актер Щепкин, ученый Грановский, Гоголь, композитор Верстовский. Друзья делились новостями, спорили, читали еще не опубликованные произведения, шутили.

Сам Аксаков мастерски читал написанное, рассказывал об интересных случаях на охоте. Гоголь, с которым познакомился в своем доме и подружился потом, питал к другу искреннее уважение. Гоголь не раз говорил: «Сергей Тимофеевич, об этом же надо написать…» Аксаков лишь скромно улыбался – писателем он себя не считал.

рыбалка на реке до самого ледостава.
После рыбалки в парке

То ли постоянные расспросы о рыбалке и охотах, то ли яркие воспоминания о прежней счастливой жизни среди природы влекли к ней снова. И однажды он сказал сыну Григорию: «Москва стала для меня утомительной». Сын, хорошо зная отца, понимал, чего ему не хватает, и стал присматривать деревеньку, где была бы речка, был лес, мельница, как в Аксакове, возле которой водились большие язи, сазаны, плотва, окуни… Однажды Григорий сказал отцу: «Кажется, я нашел то, что хочет твоя душа…» И без промедления они поехали в имение «Абрамцево», где текла речка Воря и стоял древний лес, в парке у речки росли необхватные дубы и возвышался приветливый дом. Имение продавалось…

Аксакову-старшему очень понравилось Абрамцево: «Прекрасный, мирный, уединенный уголок, где собрано всё, что нам нужно…» В другом письме – то же самое: «Друг мой, какую бог дал нам деревеньку, такое это чудо! Рай земной, да и только!.. И дом, и сад, и река – все так хорошо, как только можно желать… Семь дней я провел в этом раю. 14 раз ходил удить…

Изобилие белых грибов сделалось баснословным. Вчера, например, (сборщики) привезли из дубовой рощи 220 белых грибов, а я у себя в парке нашел 46!.. Всяких ягод великое множество, и хозяйственная деятельность кипит с утра до вечера: солят рыжики, нанизывают на нитки для сушки белые грибы, варятся варенья, сиропы и смоквы. Готовятся наливки… Я выдумал новую забаву – сделал огромную клетку из старого бредня и поставил в углу столовой: там покуда сидят три чижа и дрозд, поведение которых оживительно действует на меня… Велел привезти из Москвы пару перепелок. Стану наблюдать за нравом этих милых созданий…»

Сельским хозяйством Аксаков в Абрамцеве не занимался. К зиме из Башкирии приходил обоз с провизией и необходимыми средствами. Дети уже жили в Москве и хорошо помогали отцу. Однако в Москве большой семье было «накладно». Да и никто в семье не стремился в город. Друзья-москвичи сами с радостью бывали в Абрамцеве. Все хотели видеть гостеприимного, хлебосольного, умного «аксакала», вместе с ним ходили в лес, а кое-кто у Вори сидел с удочками, слушал, как плещется рыба и скрипит мельничное колесо…

Невозможно перечислить всех, кто побывал в Абрамцеве у Аксакова. Каждый день стол накрывали на двадцать персон. После обеда начинались беседы «за жизнь». В них принимали участие Белинский, Гоголь, Герцен, Тургенев, Грановский, Станкевич, Кольцов, Бакунин, Хомяков, Загоскин. Часто в доме появлялись актеры: Щепкин, Мочалов, Садовский. Беседы были серьезные. Но много было и шуток, особенно в летнее время. Гоголь находил грибы и оставлял их в таком месте, чтобы попались на глаза грибнику Щепкину. Актер был настолько «грибник», что уходил искать белые с фонарем ночью. Всем было приятно гостить в Абрамцеве. Все понимали Аксакова, который продолжал писать о райском месте на речке Воре. «Моё непременное решение состоит в том, чтобы дожить мой век безвыездно в Абрамцеве».

На уговоры Гоголя начать писать сиделец на Воре отвечал улыбкой… Но однажды Гоголь получил письмо, в котором друг его сообщал, что задумал написать о ловле рыбы, но не только как умелый охотник, а как человек, любящий Природу и желающий поделиться с другими своими радостями.

Начинающему писателю было уже больше пятидесяти лет. Он страдал от потери зрения, писать уже не мог, по утрам диктовал дочери и сам чувствовал: память была очень цепкой, всё, что было в молодости, хорошо сохранилось, не потеряло свежести…

В 1845 году вышла книжка об ужении рыбы и о самих рыбах. Это было явлением для многих. Газеты, журналы, письма автору «Ужений» были полны искренних благодарностей. Выход книги вторым изданием означал: от автора надо ждать новых открытый.

Сам Аксаков удивлен был большим успехом «Уженья» и сел диктовать дочери «Записки ружейного охотника». Издатели уже ждали «Записки». Выход книги был встречен охотниками, писателями и читателями с большой радостью. Все увидели: в литературу пришел человек, много знающий о Природе, понятно пишет о ней, владеет мастерством рассказчика, честен и прямодушен. Он знает секреты, общие для человека и всего живого сущего на земле…

Тургенев с восторгом пишет Аксакову: «Такой книги у нас еще не было». «Если бы тетерев мог рассказывать о себе, он бы, я в том уверен, ни слова не прибавил бы к тому, что о нем поведал нам Аксаков». Некрасов написал Тургеневу: «Мы… перечитываем здесь книгу Аксакова, и я от нее в восхищении…» В последние годы такого успеха редко кому удавалось достичь. Скажем сегодня: Аксаков соединил в себе охотника, натуралиста и литератора. Таким он и сейчас для нас остается…

В  Абрамцеве я бывал несколько раз. В этот приезд мы были вместе с оренбуржцем Сергеем Ждановым. Сначала подошли к Воре. До самых морозов на ней, как и прежде, сидели удильщики. Один с гордостью объявил: «На этой неделе я поймал щуку на пять кило…» – «Аксаков не на этом месте сидел?» – «Может быть, и на этом. Дом-то рядом…» Потом мы прошли по парку, постояли возле очень старого, но по-прежнему здорового дуба, который наверняка помнит Аксакова, глядевшего на дуб из окна дома…

В доме три комнаты. Можно увидеть портреты, книги и памятные вещи, которые помнят дружную семью и частых гостей Аксаковых. Под этой крышей Сергей Тимофеевич диктовал свои книги о природе и жилье Оренбуржья, которое он называл «моя милая родина».

Последние полтора года Аксаков провел в Москве. Умер он весной 1859 года. Любимый дом в Абрамцеве сестра писателя продала Савве Мамонтову. Обжитую Аксаковым постройку обновили. В ней нашли приют большие русские художники: Суриков, Нестеров, Серов, Коровин, Врубель…

Сейчас в Абрамцеве находится «сияньем муз согретый» знаменитый музей. В конце этого года тут отметили 120 лет со дня рождения Аксакова. Мы с Сергеем Ждановым были среди тех, кто пришел поклониться охотнику, натуралисту и литератору, любившему эти места, где течет речка Воря…

Василий Песков, КП

Другие статьи того же автора:

*** 

осенняя охота на утку

Охотничья база "Барсучок" приглашает охотников на осеннюю охоту на утку в Тульской области. Опытные eгeри проведут всю необходимую подготовку, а Вам останется получать удoвoльствиe oт охоты и oбщeния с прирoдoй. Также мы предлагаем охоту на вальдшнепа, охоту на перепелов и голубя с легавыми и спаниелями, охоту на тетеревов с легавыми и спаниелями. 

Подробнее об охотничьей базе Барсучок  >>

8 (495) 626-22-06
8 (495) 626-21-06

Другие статьи на эту тему:

Adblock
detector