Главная / Статьи / Охотовед – неженская работа?

Охотовед – неженская работа?

Охотовед - неженская работа?

Елена Зубрицкая – главный охотовед Россонского подразделения Витебской областной организации БООР. Неженская профессия стала смыслом жизни для обаятельной охотницы из Россонского края. В Россоны приезжают охотиться как любители, так и настоящие профессионалы с дорогостоящими карабинами и винтовками, приборами ночного видения. За последние полгода местный филиал БООР смог заработать на платных услугах около 200 миллионов рублей.

— Ой, Олежка, какого же ты лося завалил! А рога-то, рога!!! Таких рогов даже у моего папы нет, — радостно суетится возле российского охотника молодая супруга, прибывшая вместе с ним из Санкт-Петербурга полюбоваться красотами белорусской глубинки.

Молодая женщина, как рассказывает наша героиня, главный охотовед Россонского подразделения Витебской областной организации БООР Елена Зубрицкая, в избытке чувств даже не сразу поняла, почему ее слова послужили поводом для оглушительного взрыва смеха…

Интересные истории, настоящие охотничьи байки из повседневной жизни Лена может рассказывать часами. Не удивительно: вот уже 13 лет, как женщина не представляет своей жизни без леса. «Лес затягивает», — так уважительно-нежно отзывается о своем хобби охотница. А что касается живых анекдотов, то их и наслушаешься, организовывая охоту для бригады из 15—20 мужчин-добытчиков, более чем достаточно.

— Муж не ревнует? — интересуюсь у собеседницы. — Как-никак, а с сильным полом сутки напролет по лесам гуляете…

— Поводов пока не давала. А вообще-то, пусть теперь терпит: сам меня к охоте приучил, — отшучивается Елена. — Хотя, если серьезно, работа есть работа. Да и после назначения на должность главного охотоведа много внимания приходится уделять организационным вопросам, справкам, отчетам, обустройству охотхозяйства.

Кстати, уютный домик для охотников и рыболовов, принадлежащий БООР, открылся в деревне Тофели всего полгода назад, но уже хорошо известен в зарубежье. Сюда приезжают москвичи, питерцы, были гости из Чехии. Комфортабельный коттедж отделан деревом, номера класса люкс оборудованы в соответствии с европейскими нормами. Одновременно на охотбазе может разместиться до 15 человек. Еще один номер с сеновалом расположен во дворе — это для любителей сельского экстрима. Здесь же баня с сауной, площадка для шашлыков и барбекю, помещение для разделки дичи. Территория усадьбы ухожена. Альпийские горки, клумбы, декоративные кустарники и туи украшают дворик. Не удивительно, что охотники зачастую приезжают сюда семьями. Пока мужчины добывают зверя, женщины и дети собирают грибы, ягоды, купаются в близлежащей реке Дриссе.

«Добывают», — именно так говорит Елена Зубрицкая. Она с любовью рассказывает о лесе, с ненавистью — о так называемых «мясоедах», которые идут на охоту не ради добычи, а ради убийства. Этим людям все равно, в кого стрелять…

— А вам как женщине не жалко убивать? — не удерживаюсь от щепетильного вопроса.

— Не убивать, а добывать! — опять поправляет меня Елена. — В лесу действуют негласные законы природы. Численность зверья тоже должна регулироваться так, чтобы было равновесие, определенная гармония, один вид не мешал существованию другого. И если это дело вовремя не возьмет на себя человек, ситуация может выйти из-под контроля. Но в любом случае ни один уважающий себя охотник не убьет, скажем, лосиху с лосенком или беременную самку, не воспользуется попавшим в беду зверем. Поединок должен быть честным и не противоречить моральным принципам…

Охотовед с гордостью рассказывает о богатстве россонских лесов, о том восторге, который испытывают от соприкосновения с местной природой зарубежные гости. Недавно, например, приезжали поляки. Интересно, что прежде они сделали немалый крюк по российской глубинке, которая славится лесными угодьями.

— Стоило ли ехать в такую даль, почему не охотились там, за границей, в соседнем лесу? — поинтересовались у иностранцев россонцы.

— Здесь зверь совсем другой! — убежденно ответили польские охотники. — Вы знаете, как только он пересекает российско-белорусскую границу, то становится каким-то более привлекательным, словами это даже сложно объяснить…

— Наверное, сало у кабанов сразу вкусным, чисто белорусским делается, — шутят заместитель председателя Россонского райисполкома Галина Подвительская и Елена Зубрицкая, повествующие мне по дороге из Тофелей, расположенных в 17 километрах от райцентра, эту историю.

Между прочим, на сегодняшний день в районе действуют 3 охотничьих усадьбы, построенные в соответствии с программой развития спорта и туризма в регионе. Две из них принадлежат лесхозу. А отдых в Россонском районе, как отмечают представители местной власти, становится все более популярным среди жителей иностранных государств. Уникальный партизанский край славится первозданностью лесов, богатством их растительного и животного мира. Только местный филиал БООР за последние полгода смог заработать на платных услугах около 200 миллионов рублей. В Россоны приезжают охотиться как любители, так и настоящие профессионалы с дорогостоящими карабинами и винтовками, приборами ночного видения. Такие гости денег не жалеют. А их, кстати, для получения желаемой порции адреналина требуется немало. Например, проживание в охотничьем домике обойдется в 50 евро на каждого, еще 30 евро на группу — за организацию охоты. Но это мелочи в сравнении со стоимостью добычи.

охота на кабана

— Взрослый кабан обойдется иностранцу минимум в 250 евро, — знакомит меня с расценками Елена. — А если охотник захочет добыть кабана с клыками, не мясного, а так называемого трофейного, это уже примерно 500—600 евро и больше, в зависимости от длины клыков. Лось с рогами, которому так радовалась молодая жительница Санкт-Петербурга, — приблизительно тысяча евро и выше…

— Интересно! Значит, чтобы не «проколоться», сначала нужно того же кабана поймать, линеечкой измерить ему длину клыков, подсчитать свои сбережения, а уж потом стрелять? — удивляюсь тонкостям охотничьих технологий.

Главный охотовед смеется над моей наивностью. Оказывается, только дилетанты не могут отличить мясного кабана от трофейного. И зверя клиенту организаторы охоты подгоняют по заказу, именно такого, как нужно. Все дорожки-тропинки, по которым перемещаются ее питомцы, Елена на подведомственной ей территории площадью без малого в девять тысяч знает назубок. За девять лет, пять из которых Зубрицкая отработала егерем и четыре — охотоведом, она изучила каждый укромный уголок на территории своей охотдачи, каждый кустик. Знает характеры всех «квартирантов», их повадки и настроение. Самая красивая картинка, которой, как признается Лена, она наслаждается каждую осень, — утренний «моцион» кабанов, выходящих с кукурузного поля. Сытые секачи, лениво переваливаясь с копыта на копыто, выносят в зубах початки — после ночного «застолья» есть уже некуда, а потом лакомство пригодится.

Чудный и непознанный мир… Полный загадок и неожиданностей. Тот мир, в общении с которым никогда не бывает скучно, где всегда есть место жажде новых познаний. Сегодня Елена не представляет своей жизни без леса и охоты. Сама родилась в Украине, окончила горно-рудный техникум, заочно получила высшее образование по специальности «инженер-строитель». Родом из Россон ее отец, а потому Лена часто бывала на Витебщине, проводила здесь каникулы. Тогда и влюбилась, судя по всему, в белорусскую природу. Тут встретила своего будущего мужа, сюда и переехала впоследствии жить. Виктор тоже егерь. Совместные походы в лес привели к тому, что молодая жена сначала овладела мастерством установки капканов, стала добывать по лицензии пушного зверя. Потом купила ружье, а профессии библиотекаря и заведующей складом без раздумий сменила на должность королевы лесных угодий. Вот такая судьба…

Свою любовь к братьям меньшим наша героиня не скрывает. В деревенском доме Зубрицких сегодня прекрасно уживаются пять охотничьих собак, кот Ванька и кошка Нюра, а также диванно-кроватная любимица такса по кличке Бой. Как-то из леса Елена принесла и маленького рысенка. Вместе с мужем воспитывали его два месяца, а потом держать в доме непредсказуемого «котенка» стало опасно — его отдали в Минский зоопарк.

…Каждый сезон охоты главный егерь района ждет с нетерпением. Необъятный лес — ее владения. Здесь размещаются подкормочные площадки, специальные «солонцы», вышки, требующие постоянного внимания и ухода. Сюда стремятся люди, жаждущие более тесного общения с природой. Жизненная мудрость поможет им победить или проиграть в поединке со зверем. А главное — насладиться тишиной, покоем и ощущением своего единения с уникальным миром белорусской флоры и фауны. Искренне радоваться каждой встрече с лесом, как считает Елена Зубрицкая, могут лишь настоящие хозяева земли.

Елена Бегунова

***

охота на зайца

Приглашаем на зимнюю охоту на зайца в Тверскую область. Охотничья база Дворянское гнездо расположена в 340 км от МКАД в Тверской области: Краснохолмский район, д. Путилово, д. 62.  До места охоты пройти нужно совсем немного, хотя при желании можно уйти в поля намного дальше. Первозданная природа, кристальный воздух, комфортные условия проживания делают базу великолепным местом для отдыха, рыбалки и охоты в Тверской области. 

Подробнее об охотничьей базе Дворянское гнездо >>

 Другие статьи на эту тему:

Adblock
detector